Энди Роддик
Фото: Getty Images
Текст: Галина Козлова

Роддик: теннис почти достиг Золотого века

Американец Энди Роддик после победы в первом круге Уимблдона поговорил о своих прежних успехах, о значении Олимпиады в его карьере, а также о состоянии современного тенниса в США и в мире.
28 июня 2012, четверг. 16:30. Теннис
Американский теннисист Энди Роддик добился победы в первом матче на Уимблдоне-2012, одолев местного обладателя wild card Джейми Бэйкера со счётом 7:6 (1), 6:4, 7:5. После матча трёхкратный финалист Уимблдона (2004, 2005, 2009) отметил, что встреча с британцем оказалась не такой уж простой: противостояние заняло у спортсменов более трёх часов. На послематчевой пресс-конференции Роддику было о чём поговорить с журналистами: обсуждались и
Мы идём по пятам одного из самых выдающихся поколений американских теннисистов. Мне приходилось мириться с этим на протяжении всей своей карьеры. Но я не собираюсь отсиживаться в чьей-то тени.
прежние успехи теннисиста, и грядущий олимпийский турнир. Не упустил американец и возможности поностальгировать.

— Вы добились победы в трёх сетах, но игра оказалась не такой уж простой. Не могли бы рассказать о том, что происходило на корте?
— На крупных турнирах такие матчи – не редкость. Такое ощущение, что я провёл не один матч, а все полтора. В какие-то моменты ты расслабляешься, но, когда публика подгоняет тебя, ты начинаешь двигаться дальше. Но, как мне кажется, такие матчи требуют и умственных усилий. На корте тяжело всем. Думаю, что мой соперник играл очень хорошо. На корте он действовал достаточно агрессивно. Я рад, что прошёл дальше.

— Совсем недавно вы стали чемпионом турнира в Истбурне. Можете ли сказать, что сумели преодолеть те проблемы, которые вас преследовали?
— Да, конечно. Отчаянные ситуации иногда требуют отчаянных мер. Думаю, что в Истбурне я принял отчаянное, но верное решение. В спорте рискованные ставки редко оправдываются. Ты стартуешь на турнире с идеальным сценарием в уме, но редко удаётся воплотить его в жизнь. На прошлой неделе я просто хотел провести несколько матчей, но в итоге получилось дойти до самого конца. Я сумел преодолеть чёрную полосу и выиграл титул.

— Что бы случилось, если бы вы не успели завершить сегодня встречу?
— Нам было бы очень тяжело. Возможно, я слишком просто смотрю на некоторые вещи. Я считаю, что надо выйти на корт и сыграть как следует. Если тебе говорят, чтобы ты играл, ты играешь. Не стоит переживать из-за того, на что не можешь повлиять. Со мной такое бывало много раз. Кажется, у меня был всего один финал на турнирах "Большого шлема", перед которым я получил день отдыха. Так что ситуация не всегда бывает приятной. Нужно просто смириться с этим.

— Влияют ли такие продолжительные встречи на ваше физическое состояние?
— Конечно. Но что поделаешь? Когда играешь больше, ноги устают. Что предлагаете делать в таком случае? Надо
Сейчас я мог бы сидеть и рассыпаться в комплиментах топ-игрокам. Конечно, они отлично играют и провели очень много классных матчей. Они стабильны не только физически, но и ментально. У меня создаётся ощущение, что мы почти достигли Золотого века в теннисе.
просто перетерпеть.

— Энди Маррей говорил, что ему будет очень сложно на Олимпиаде, потому что он много раз добирался до финальных стадий Уимблдона, но ему не хватало последнего шага. Он также отметил, что уважает вас за ваши старания, несмотря на то что вы пока не смогли завоевать здесь титул. А как вы сами относитесь к этой ситуации?
— Я теннисист, а теннисисты выступают на Уимблдоне. Мне очень нравится этот турнир, с ним у меня связаны самые приятные воспоминания. Я не зацикливаюсь на том, что я выиграл или не выиграл. Мне просто очень нравится здесь играть. Не уверен, что испытываю похожие чувства по отношению к Олимпиаде. Это турнир, который проходит раз в четыре года, причём каждый раз в новом месте. С Олимпиадой не связаны какие-то особые воспоминания. Публика на Олимпиаде всегда другая. Думаю, что этот турнир отличается от всех остальных.

— Вы сказали, что Джейми Бэйкер сегодня хорошо сражался. Какое впечатление произвела на вас его игра? Думаете, у него есть перспективы?
— Посмотрим. Он любит невысокие удары. Похоже, что это покрытие ему тоже нравится. Думаю, что играл он очень хорошо. В первом и третьем сете он вполне мог переиграть меня. Но, думаю, что и я выступил неплохо. Я точно подавал в 75% случаев, на приёме тоже неплохо поработал. Соперник действовал очень агрессивно, у него определённо был план на игру. Он провёл хороший матч. Но по поводу его перспектив я ответить затрудняюсь.

— Не кажется ли вам, что американский теннис в последнее время не так силён, как прежде?
— Если сравнивать со временами, когда семеро американцев занимали места в топ-7, то, боюсь, почти все страны в этом плане немного сдали позиции.

— Ни одного победителя на турнирах "Большого шлема" с 2003 года. Довольно продолжительный срок.
— Думаю, что многие страны сейчас находятся в гораздо худшем положении. В данный момент мне сложно согласиться с вами, хотя… Мы идём по пятам одного из самых выдающихся поколений американских теннисистов. Мне приходилось мириться с этим на протяжении всей своей карьеры. Но я не собираюсь отсиживаться в чьей-то тени. Я постараюсь сконцентрироваться на своём следующем матче против Фау и выиграть его. Затем перейду к следующему шагу. Я не собираюсь приводить в пример какие-то цифры, статистику – просто сделаю всё, чтобы преодолеть следующее препятствие. Надо решать проблемы по мере их поступления.

— 15 июня скончался Барри Маккай. Есть ли у вас воспоминания, связанные с этим известным теннисистом?
— Я был знаком с ним очень давно. Тогда моя карьера только начиналась. В теннисе в 90% случаев старшие игроки или ветераны стараются заставить тебя работать, пытаются немного усложнить тебе жизнь. Это можно назвать своеобразной "дедовщиной". Но Барри никогда не относился к числу таких людей. Я помню, как он подошёл ко мне на турнире в Сан-Хосе. У него был мощный и доброжелательный голос. Его голос можно было узнать из тысячи. Я помню, что он был добр ко мне. Я был обладателем wild card, даже в топ-150 не входил, а он был настоящим теннисным ветераном. У него не было нужды разговаривать со мной, но он всегда подходил ко мне. Не знаю, был ли Барри знаком с моими родителями, но он знал их имена и спрашивал, как они поживают. Таким я его и запомнил.

— Любопытно, что один из теннисных руководителей был бывшим игроком. Как вы думаете, является ли это обстоятельство плюсом для управленца?
— Думаю, что да. По большому счёту мне всё равно, какую должность он занимал. Но я всегда буду помнить его личные качества, буду помнить общение с ним. Сложно найти человека, который не любил бы Барри.

— У Мэрди Фиша в последнее время были свои проблемы, у вас – свои. Поддерживаете ли вы друг друга в трудную минуту?
— У меня были проблемы с бедром. Это не так страшно по сравнению с сердечной аритмией. В тот момент меня не особенно беспокоили его успехи в теннисе. Было важно, чтобы он решил проблемы со здоровьем. Я знаю, что ему было сложно не только в те моменты, когда сердце было не в порядке. Он боялся, что это произойдёт снова. Кроме того, в такие моменты важную роль играет психология. Я знаю, что ему пришлось очень нелегко. Это случилось в неподходящий момент, как раз в тот период, когда он начал играть в свой лучший теннис, поднялся в рейтинге. Я очень надеюсь, что Мэрди вернёт себе прежнюю форму и снова начнёт выигрывать один матч за другим. Хорошо, что он снова в порядке.

— Мы сказали, что многие страны сдали позиции и уже долгое время не поставляют в тур потенциальных победителей турниров "Большого шлема". Почему, на ваш взгляд, в современном туре существует гегемония троих игроков?
— Сейчас я мог бы сидеть и рассыпаться в комплиментах этим игрокам. Конечно, они отлично играют и провели очень много классных матчей. Они стабильны не только физически, но и ментально. У меня создаётся ощущение, что мы почти достигли Золотого века в теннисе. Когда Федерер встречается с Надалем или Надаль с Джоковичем, журналисты следят за их статистикой. Эти игроки вершат историю, создают памятные воспоминания для теннисных болельщиков. Думаю, что все игроки мечтают одолеть их, но для того, чтобы это случилось, нужно продемонстрировать невероятно классный теннис.

— На вашем счету уже более 600 побед в матчах. Вы часто говорите о статистике. Интересно, что вы ощутили, когда преодолели этот рубеж и победили в Истбурне?
— Думаю, что любое статистическое достижение было прежде пройдено уже 17 или 18 игроками. Такие моменты позволяют тебе ощутить удовлетворение от своей игры. Это тебе не чашку кофе сделать. Эти достижения имеют для меня большое значение. Я рад, что добрался до этой отметки. Было приятно попасть в список, в который входят такие выдающиеся игроки, приятно быть хоть как-то связанным с этими именами. Этой весной у меня было много проблем. Я боролся изо всех сил, но многое не получалось. Но лучше играть, чем сидеть дома. Кроме того, грунтовый сезон никогда не давался мне легко. Качество моей игры на этом покрытии оставляет желать лучшего, что очень неприятно. Но не стоит недооценивать игровой опыт. Благодаря проведённым матчам сейчас я в гораздо лучшей форме, чем прежде.

— Вы рассказывали о том, что со многими турнирами у вас складываются определённые отношения. Что нравится вам в Уимблдоне?
— Приятно каждый год снова встречаться с Дагом и Гэри, которые работают в раздевалке. Такое ощущение, что они работали здесь ещё с начала прошлого века. Хотя, очевидно, они тут не так давно. (Улыбается.) При входе на корт №1 есть небольшая ямка. Когда выходишь на площадку в кроссовках для травяного покрытия, постоянно на ней спотыкаешься. За все годы, что я провёл на Уимблдоне, я спотыкался на ней уже раз 66. Такие моменты напоминают мне о том, что я вернулся. Тренировки в "Аоранги" и многое другое… Я мог бы сидеть здесь и часами утомлять вас этими разговорами. Вот этого парня, что рядом со мной (указывает на ведущего пресс-конференции. – Прим. ред.), я видел сегодня утром. Я о многом мог бы вспомнить. Думаю, что Уимблдон – один из самых удивительных и неповторимых турниров в мире. Если вы хотите показать кому-то настоящий теннис, покажите
Когда ты говоришь, что являешься теннисистом, на некоторых это производит впечатление. Когда ты говоришь, что выступал на Олимпиаде, это производит впечатление на всех. Олимпиада – это событие более глобального масштаба.
ему Уимблдон.

— Вы также говорили о том, что Олимпиада отличается от других соревнований. Не могли бы рассказать о том, какое значение имеет для вас этот турнир.
— Безусловно, он занимает отдельное место в моей жизни. Когда ты говоришь, что являешься теннисистом, на некоторых это производит впечатление. Когда ты говоришь, что выступал на Олимпиаде, это производит впечатление на всех. Это событие более глобального масштаба. Олимпиада – это событие, раз в четыре года захватывающее весь мир. Кроме того, на таком турнире ты борешься за нечто большее. На обычных турнирах теннис становится более эгоистичным видом спорта. Ты играешь только за себя и за свою команду. Для тебя важно, как ты подаёшь, твои собственные матчи, твоё положение в турнирной сетке. Важно только то, что касается тебя лично. Представляя США, ты пытаешься выиграть медаль для всей страны. Я серьёзно отношусь к этой ответственной роли и с нетерпением жду соревнований. Я был на Олимпиаде в 2004 году и надеюсь снова вступить в борьбу. Я не знаю, чего ожидать от этого турнира, и меня обуревают странные чувства. Наверняка весь Уимблдон заполонят "Макдоналдсы". Когда я это себе представляю, то выглядит это очень странно. Не будет привычных зелёных цветов. Может быть, сюда приедут те же зрители, но соревнования наверняка будут другими. (Смеётся.)

— В вашей карьере бывают моменты, когда вы полностью выкладываетесь на корте, но, не добившись победы, всё равно остаётесь довольным своей игрой?
— Нет, я так не думаю. Сама суть игры в том, чтобы что-нибудь выиграть. Выигрывать весело, проигрывать – едва ли. Вряд ли моё отношение к игре когда-нибудь изменится. Я никогда не играл в теннис только ради самого процесса. Возможно, мои взгляды со временем стали более гибкими. Есть вещи поважнее для меня, но все они – на личном фронте. Когда мне был 21 год, мне просто не приходило в голову, что в жизни есть столько всего интересного. Но это не значит, что сейчас я прикладываю меньше усилий в теннисе. И это не значит, что проигрывать стало не так обидно, как раньше.

— Какая из ваших прежних побед имеет для вас самое большое значение?
— Сложно ответить на этот вопрос. С годами ты начинаешь ценить каждый успех. Я был очень доволен результатом, которого добился на прошлой неделе, потому что не знал, как долго смогу протянуть на турнире. В прежние годы было проще думать об этом. Будучи второй ракеткой мира, ты знаешь, что таких побед будет гораздо больше. Даже небольшие успехи, как, например, 600 побед в матчах, с годами начинают обретать значение. Для молодых игроков всё это малозначительно, а сейчас этим можно гордиться.
Источник: Wimbledon
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →