Роджер Федерер
Фото: Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Федерер: Маррей хорошо справляется с давлением

Роджер Федерер после победы над Новаком Джоковичем рассказал о ходе полуфинального матча, об ожиданиях от встречи в решающем поединке с Энди Марреем, настрое на финал и о многом другом.
7 июля 2012, суббота. 16:30. Теннис
В зрелищном полуфинальном матче «Уимблдона»-2012 Роджер Федерер в четырёх партиях обыграл Новака Джоковича и впервые после сезона-2009 вышел здесь в финал, где встретится с Энди Марреем. Победа в решающем матче позволит швейцарцу, во-первых, сравняться по количеству титулов на Уимблдоне с рекордсменом Открытой эры Питом Сампрасом, а во-вторых, обойти-таки легендарного американца по количеству недель на первой строчке – несколько недель на вершине Роджер в случае успеха точно проведёт, а чтобы побить рекорд, ему достаточно и двух. На послематчевой пресс-конференции Роджер рассказал о ходе матча с Джоковичем, об ожиданиях от встречи с Марреем, настрое на финал и о многом другом.

После прошлогоднего четвертьфинала с Цонгой я не то чтобы начал сомневаться в себе – но я хорошо играл в том матче, и было тяжело принять такое поражение. Жо, однако, сделал всё великолепно, так что мне пришлось ждать своего шанса до следующего года – и вот я наконец-то вернулся здесь в финал. Это здорово.
— Скажите, как этот матч повлияет на вашу уверенность в своих силах в ближайшем будущем? И какие выводы вы можете сделать о своей игре, о своём месте среди других теннисистов элитного уровня?
— Ну, в последнее время я много играл в теннис. Возможно, в этом году я провёл больше всех матчей (на самом деле Федерер на данный момент сыграл 51 матч, однако в активе, например, Давида Феррера 56 поединков, а Николаса Альмагро — 53 – прим. «Чемпионат.com»), а это помогает добавлять в уверенности в себе и двигаться вперёд. Конечно, всегда хочется, чтобы это срабатывало в самых важных матчах против сильнейших теннисистов. В Париже такого, к сожалению, не случилось, но тот турнир в целом получился для меня тяжёлым. Хорошо, что сейчас всё сложилось, как нужно. Разумеется, я хотел бы завоевать титул, но мне нужно сыграть ещё один матч. Тем не менее обыграть такого теннисиста, как Новак, который победил здесь в прошлом году и в целом выступает здорово, очень приятно. Надеюсь, этот успех поможет мне в финале.

— Сложно представить, что вам всё ещё есть что доказывать в своей карьере. Было ли что-то, чего вы непременно хотели добиться своей сегодняшней игрой, показать, что вы ещё можете побеждать в таких матчах?
— Честно говоря, я просто надеялся провести хороший матч и попытаться добыть право выйти в финал и побороться за трофей. Я соскучился по финалам «Уимблдона» за последние годы. Когда я проиграл Бердыху два года назад, это было неожиданностью. А после прошлогоднего четвертьфинала с Цонгой я не то чтобы начал сомневаться в себе – но я хорошо играл в том матче, и было тяжело принять такое поражение. Жо, однако, сделал всё великолепно, так что мне пришлось ждать своего шанса до следующего года – и вот я наконец-то вернулся здесь в финал. Это здорово. Именно в этом и была моя цель в матче с Новаком, а не в том, чтобы пытаться что-то кому-то доказать. Не думаю, что после стольких успешных выступлений в моей карьере мне это всерьёз нужно.

— Что решило исход матча в вашу пользу? Можете выделить какой-то ключевой момент?
— Во многом на ход игры повлияло покрытие. В первой половине матча у нас было очень мало затяжных розыгрышей, что, честно говоря, удивило меня. Мы оба атаковали чуть ли не первыми ударами и к тому же здорово подавали. В результате ключевую роль сыграла не физическая выносливость, а «взрывные» удары. Упустив свои шансы в начале третьего сета, я думал, что дорого заплачу за это, – и с трудом избежал такого исхода, когда в конце партии у него были брейк-пойнты. Но покрытие, повторю, повлияло на ход матча и, скорее всего, сыграло в мою пользу. Мне удалось действовать агрессивно, особенно в третьем сете, где мы оба отыграли на своём лучшем уровне. Эта партия в итоге стала ключевой в матче.

— Что для вас означает рекорд Пита Сампраса, его наследие?
— Как известно, я считаю его не просто великим теннисистом, а своим героем, и очень ценю всё, чего он смог добиться в теннисе. Если я не ошибаюсь, он ведь даже никогда не проигрывал здесь в финалах, победив во всех семи, в которых участвовал. Это невероятно, особенно с учётом того, что нередко ему противостояли теннисисты с мощнейшей подачей, матчи с которыми получаются, скажем так, более непредсказуемыми. Так что я очень горд, что у меня будет шанс сравняться с Питом, но сейчас я сфокусирован на том, чтобы отдохнуть и подготовиться к следующему матчу.

— В финале вы можете встретиться с Энди, который не раз добирался до решающего матча на турнирах «Большого шлема», но неизменно терпел там поражения (это происходило трижды – прим. «Чемпионат.com»). Это может как-то помочь вам?
— Ну, при этом я уступаю ему по личным встречам.

— Но не в финалах.
— Ладно, отлично. Рассуждать о таких вещах – ваша работа. Но я знаю, насколько Энди хорош. Что в финалах, что на других стадиях мне уже приходилось терпеть от него поражения. Я хорошо помню их, в том числе в финале Шанхая, где он просто сокрушил меня, и, кажется, в финале Торонто. В этом году я одержал хорошую победу над ним в Дубае, на быстром корте. Вообще-то, в последние годы мы мало играли друг против друга, потому что занимали третью и четвёртую строчки рейтинг-листа. Соответственно, в полуфиналах мы всегда попадали либо на Новака, либо на Рафу, и кто-то один из нас мог выигрывать этот матч, но оба одновременно – почти никогда. Но я жду интересного матча с Энди.

— Вы только что обыграли действующего чемпиона в великолепном матче. После этого вам нужно будет заново настраивать себя на финал, чтобы не позволить себе никаких расслаблений?
— Нет-нет, это точно не про меня. Я прекрасно знаю, что турнир ещё не закончился. Я не падал на колени после победы над Новаком, думая, что всё позади и я добился здесь всего, чего хотел (смеётся). Я знаю, что провожу отличный турнир, но оценивать его нужно тогда, когда он завершится. Сейчас я просто хочу сыграть в свой лучший теннис в финале.

Вообще-то, в последние годы мы мало играли друг против друга, потому что занимали третью и четвёртую строчки рейтинг-листа. Соответственно, в полуфиналах мы всегда попадали либо на Новака, либо на Рафу, и кто-то один из нас мог выигрывать этот матч, но оба одновременно – почти никогда.
— Вы надеетесь, что финал пройдёт под крышей или на открытом воздухе?
— Надеюсь, что на открытом воздухе. В конце концов, на «Уимблдоне» всё должно быть именно так.

— Чем можете объяснить факт, что в первой половине матча решающим фактором в игре была подача, а потом резко начало завязываться множество розыгрышей на задней линии?
— Да, в первых двух сетах длинных розыгрышей было мало. Честно говоря, всегда сложно найти нужный ритм игры. Тяжело постоянно вколачивать мячи в корт, поэтому стараешься искать какие-то различные варианты. Если он атаковал первым, то обороняться было очень тяжело. В конце концов, это трава — здесь тяжелее возвращать мячи в корт. Поэтому я продолжал атаковать, старался давить на него на приёме и постепенно начал принимать лучше. Разумеется, я не был доволен ходом второго сета и после изменил кое-что в своей игре — в основном действия на второй подаче. В результате мне удалось начать играть агрессивнее, захватить инициативу в розыгрышах на задней линии, чего не получалось во втором сете.

— Зрители сегодня явно хотели вашей победы. Как думаете, продолжат ли вас поддерживать в финале против Энди Маррея?
— Мне кажется, сегодня болельщики с уважением относились к нам обоим. По крайней мере, у меня было такое чувство в первых сетах – правда, там и поводов для поддержки было мало, почти все розыгрыши были чрезвычайно короткими. Тот, кто делал брейк, контролировал ход партии, так что не приходилось нервничать и грызть ногти в ожидании того, чем же всё закончится. В третьем и четвёртом сетах, однако, ситуация стала иной. Я действительно чувствовал поддержку болельщиков, особенно ближе к концу матча – чувствовал, что они хотят моей победы. Это было приятно. Что касается финала – я всегда любил играть с местным героем, как я это называю, а Энди, вне всяких сомнений, является таковым на Уимблдоне. К Жо я тоже отношусь очень хорошо, но матч с Энди на этих кортах будет особенным. Надеюсь, что какая-то часть зрителей всё же будет болеть за меня, но не могу сказать, что сейчас это заботит меня больше всего на свете.

Упустив свои шансы в начале третьего сета, я думал, что дорого заплачу за это, – и с трудом избежал такого исхода, когда в конце партии у него были брейк-пойнты. Но покрытие, повторю, повлияло на ход матча и, скорее всего, сыграло в мою пользу.
— В чём заключалась главная трудность этого матча для вас, учитывая, что вы уже множество раз бывали в подобных ситуациях?
— Честно говоря, перед игрой я совсем не нервничал. Это даже немного удивило меня. Но в определённом смысле это хорошо – значит, в психологическом плане я нахожусь «в своей тарелке». Главное – не потерять этого ощущения в финальном матче. Конечно, для меня многое стоит на кону, я этого не отрицаю. Давление тоже велико. Но я готов к этому; в конце концов, именно ради этого я постоянно провожу тяжёлую работу. Я очень серьёзно трудился с того момента, как проиграл Новаку с матчболов на прошлогоднем US Open. Мне удался отличный рывок, и теперь у меня есть шансы одновременно стать первой ракеткой мира и вернуть себе титул чемпиона Уимблдона. Так что понятно, что это очень важный матч, но, надеюсь, я смогу контролировать свою нервную систему. Почти уверен, что мне это удастся, – и тогда, надеюсь, я выиграю матч. Посмотрим.

— Вы только что упомянули, что Энди является местным героем. Что вы можете сказать о тяжести «Марреймании» и о том, насколько внимание всей страны приковано к этому турниру и к этому теннисисту?
— Это немного напоминает мне Австралию, потому что сейчас там, как и в Великобритании, нет такого количества теннисистов, как, например, во Франции или в США. В результате все фокусируются на одном или, в лучшем случае, на нескольких игроках. Думаю, именно поэтому в этой стране уделяется столько внимания одному теннисисту – то есть Энди Маррею. Нужно радоваться, что он является игроком настолько высокого класса, что позволяет этой назойливой рекламе продолжаться, так долго оставаясь в турнире. С каждым годом он играет всё лучше и лучше, и он доказывает это своим теннисом, своими результатами. И, насколько я могу судить со стороны, сейчас он очень хорошо справляется со всем этим давлением.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 5
28 марта 2017, вторник
27 марта 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →