Серена и Винус Уильямс
Фото: Getty Images
Текст: Роман Семёнов

С. Уильямс: если честно, не люблю играть на траве

На пресс-конференции после своей пятой победы на Уимблдоне в одиночном разряде Серена Уильямс рассказала, что это для неё значит, как она сумела вернуться в спорт и о чём ещё мечтает.
8 июля 2012, воскресенье. 15:00. Теннис
— Серена, расскажите о том стрессе, который вы испытали во время третьего сета, когда ход матча пошёл не по вашему сценарию. Если бы я вам сказал 15 лет назад, что вы завоюете на Уимблдоне пять титулов, чтобы вы мы мне ответили?
— Я бы вам поверила, конечно. Это правда, я всегда хотела быть крутой.
Я не сдавалась, даже когда находилась в критической отметке жизни. У меня торчала из живота трубка, через которую постоянно сливалась какая-то жидкость. Перед этим у меня ведь был тромб в лёгких. Я также пережила две операции на ноге. Это очень много, даже слишком. Я чувствовала, что не сделала ничего такого, за что бы заслужила всё это. Я ощущала, что опустилась на самое дно, глубже падать было уже некуда.

Не знаю. Я старалась сохранять спокойствие в третьем сете даже сильнее, чем во второй партии. Именно это было моей целью. Несомненно, я всё равно продолжала волноваться, но не позволяла этому переходить границу.

— Почему вы так сильно нервничали?
— Да не было особых причин на самом деле. Я стала играть немного более агрессивно, чем в первом сете. За это поплатилась по счетам, начав делать больше ошибок. Но моя соперница играла хорошо, нельзя не отдать ей должное.

Она начала демонстрировать лучший теннис для травяных кортов, возвращала назад все мои мячи, и я немного занервничала, хотя не должна была это делать. Обычно я этого не делаю, да.

— После того как вы выиграли здесь два года назад, в вашей жизни произошло много различных событий, взлётов и падений, травм и болезней. Как бы вы оценили всю эту ситуацию?
— Да, было несколько падений. На корте я уже вскользь говорила об этом, хотя не рассказала про сам случай. Это тяжело. Помню, был эпизод, когда я в течение двух дней не вставала с кровати. Я просто лежала, и всё. Мне оставалось только молиться, так как ничего другого сделать я не могла. Мне пришлось многое пережить. Это сделало меня сильнее.

Я не сдавалась, даже когда находилась в критической отметке жизни. У меня торчала из живота трубка, через которую постоянно сливалась какая-то жидкость. Перед этим у меня ведь был тромб в лёгких. Я также пережила две операции на ноге. Это очень много, даже слишком. Я чувствовала, что не сделала ничего такого, за что бы заслужила всё это. Я ощущала, что опустилась на самое дно, глубже падать было уже некуда.

Приехать сюда и выиграть титул – это удивительно. Ещё в прошлом году у меня был рейтинг в районе 200-й строчки. Совершенно невероятное путешествие.

Поражение на старте "Ролан Гаррос" меня крайне сильно разочаровало, поскольку до этого я победила в Чарльстоне и Мадриде. В Риме мне тоже удалось хорошо сыграть. Я была непобедима на грунте в этом сезоне. У меня накопилась уверенность в себе. Поражение в Париже не могло не приостановить мой пыл. Тем не менее я осталась в городе и начала тренироваться с Патриком Муратоглу, и рада этому факту.

— В середине третьего сета вы подали четыре эйса в одном гейме. В этот момент ветер стих. Мешал ли он вам во второй партии?
— Нет, я не помню, чтобы ветер был слишком сильным. Не думаю, что это меня реально беспокоило. Просто Агнешка начала играть заметно лучше, она никогда не сдаётся. Она решила, что вышла на корт только для победы, впрочем, как и я.

— Вы когда-нибудь исполняли четыре эйса подряд, тем самым выигрывая гейм?
— Я всегда делала это. Я выполнила четыре эйса за гейм в Мадриде. Думаю, что и на этом турнире в предыдущих матчах было то же самое. Это моя самая любимая часть игры, когда подаёшь четыре подачи навылет подряд. Это изумительно!

— Мы все видели ваши сильные стороны. Однако на этом Уимблдоне нам удалось увидеть и ваши уязвимые места. Расскажите об этом.
— Хм. Что вы имеете в виду под словом "уязвимые"?
Я встала с кровати. Я не хотела останавливаться и прекращать бороться. Мне пришлось встать на ноги. Иногда вы знаете, что вам надо это сделать, и всё. Я много молилась. Я крайне верующий человек, так что просила у Господа дать мне силы, чтобы бороться. Я очень много молилась. Определённо, мне не удалось бы пройти этот путь без веры.

— Эмоциональная уязвимость. Вы позволяли себе чуть больше, мы не так часто ранее могли видеть ваши слезы.
— Если вам пришлось пройти через множество испытаний, вы становитесь более открытой и хотите быть самим собой.

Я люблю быть открытой. Я нормальный человек. Мне нравится, когда люди могут видеть меня с другой стороны. Например, в кинотеатре над грустными фильмами я всегда плачу. А недавно я ревела над серией "Отчаянных домохозяек". Наверное, мне стоит остановиться (улыбается).

— Вы так многого добились. Чего вы ещё хотите выиграть?
— Вы шутите? Us Open, Australian Open, "Ролан Гаррос", Уимблдон в 2013 году, Итоговый чемпионат.

— После двух тяжёлых лет эта победа должна положить начало новому хорошему этапу, а не стать его кульминацией и наградой. Вы так считаете?
— Это начало замечательного периода. Хорошо, когда прекрасные люди окружают вас.

Я чувствую себя потрясающе. На этом турнире физически я ощущала себя здоровой. Так что это определённо начало чего-то грандиозного. Надеюсь, так и будет.

— Мартина Навратилова и Штеффи Граф сидели на трибуне во время вашего матча. Хотелось бы вам побить их рекорды?
— Не вижу причин, почему бы мне это не сделать. Моя цель – выиграть следующий турнир, а затем следующий мэйджор. Понимаете, о чём я? Я не смотрю далеко вперёд. Больше одного дела за раз не выполнишь.

— Обычно у теннисистов после 30 лет начинается спад, но, похоже, к вам это не относится…
— Я никогда не чувствовала себя лучше. Весь турнир прошёл без травм для меня. Я играла очень много. Мне приходилось каждый день на протяжении длительного периода времени играть по две встречи. Давненько я не играла так много и не чувствовала себя так хорошо…

— Вы говорили о тяжёлом пути, который вам пришлось преодолеть. Всё это наверняка делает нынешний титул особенным. Верно?
— Каждый трофей особенный, и этот не исключение. Это Уимблдон. Я всегда хотела тут выигрывать. До сих пор не могу поверить, что мне удалось победить во всех своих семи матчах. Что тут скажешь? Каждый титул особенный, и этот вдвойне, поскольку мне пришлось вернуться из ниоткуда. Я не могу просить о чём-то большем.
Я должна поддерживать Винус, ведь она такая сильная. Я даже представить не могу, через что она проходит каждый день. Она невероятно сильный человек. Я не только чувствую, что должна её поддерживать, поскольку всю жизнь делала это, но я в большей степени должна относиться с пониманием ко всему.

— Как вы бы охарактеризовали вклад своей подачи в успех на этом турнире?
— Моя подача оказывала мне огромную помощь на протяжении всего чемпионата. Я не знаю. Не могу назвать причин, почему она так хорошо работала. Как я уже говорила, я не слишком много времени уделяла этому на тренировках. Знаете, просто на этом турнире я поймала ритм, почувствовала свою подачу.

— Роджер Федерер часто говорит, что Пит Сампрас был его кумиром с детства. Что вы теперь думаете о Пите, ведь у вас обоих теперь по 14 выигранных "Шлемов" из 18 финалов?
— Ох, ничего себе! Я даже не знаю что вам на это ответить. Я действительно любила Пита, когда была маленькой. Мою собаку зовут Джеки Пит, в честь Пита Сампраса, так что можно сказать, что я им немного одержима.

Это просто статистика. Однако моя карьеры ещё не закончена, и я определённо хочу сделать несколько больше.

— У вас есть всё, о чём только может мечтать теннисист. Насколько важно для вас одиночное олимпийское золото?
— Я даже не думала об этом ещё. Я только сосредоточилась на том, чтобы пройти свой путь на Уимблдоне. Это было удивительно. Для меня это самая золотая из всех золотых медалей. У меня уже есть одно олимпийское золото, так что я счастлива. Хотя нет, стойте, у меня их два!

— Вы благодарили свою команду и бога за то, что они поддерживали вас. Что вы ещё делали, чтобы пройти этот путь? Кто вам помогал?
— Я встала с кровати. Я не хотела останавливаться и прекращать бороться. Мне пришлось встать на ноги. Иногда вы знаете, что вам надо это сделать, и всё. Я много молилась. Я крайне верующий человек, так что просила у господа дать мне силы, чтобы бороться. Я очень много молилась. Определённо, мне не удалось бы пройти этот путь без веры.

Я встала и начала работать.

— Вы строили свою подачу по модели Пита Сампраса?
— Раньше, когда была маленькой, я хотела подавать, как Пит. Однако со временем движение изменилось. Сейчас моя подача не похожа на его. Но я определённо хотела добиться сходства.

— Как она изменилось?
— Не знаю. Я не хотела ничего менять, просто так получилось само собой. Теперь моя подача стала особенной. В стиле Серены Уильямс.

— Вы сравнялись с Винус по количеству побед на Уимблдоне. За последние 13 лет вы 10 раз здесь выигрывали. Вы когда-нибудь думали о том, почему этот турнир вам так идеально подходит?
— Наши подачи отлично подходят к травяному покрытию. Мы обе быстро двигаемся. Хотя, если честно, я не люблю траву. Каждый год говорю об этом. Я не лучший игрок на траве, поскольку мне никогда не нравится отскок мяча, и я всегда на него жалуюсь. Однако по какой-то причине я удачно здесь выступаю, так что у меня нет разумных объяснений.

— Вы много говорили о том, насколько для вас важно, что вашим партнёром по парной комбинации является Венера. Если бы её не существовало, вы бы играли пару?
— Я не знаю, что бы было. Я даже не уверена в том, что смогла бы когда-нибудь выиграть титул на мэйджоре и даже стала бы играть в теннис, потому что мы всегда всё делали вместе. Подрастая, я копировала Винус во всём. Она оказала огромное влияние на меня.

Когда она начала выигрывать, я хотела того же. Когда она стала номером один в мире, я мечтала о том же. Мне необходимо было много работать. Я должна была сделать всё от меня зависящее, чтобы доиться таких же высот.

— Винус говорила примерно о том же. Она всегда старалась вас поддерживать, когда у вас были падения. В последнее время она пережила очень много трудностей. Вы сейчас снова на вершине.
— Я должна её поддерживать, ведь она такая сильная. Я даже представить не могу, через что она проходит каждый день. Она невероятно сильный человек. Я не только чувствую, что должна её поддерживать, поскольку всю жизнь делала это, но я в большей степени должна относиться с пониманием ко всему. Не знаю, как это описать словами. Я поражена её потрясающей игрой, она демонстрирует фантастический теннис. Это невероятно!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →