До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Ярослава Шведова
Текст: Роман Семёнов
Фото: Getty Images

Шведова: в этом сезоне всё складывается невероятно

В эксклюзивном интервью Ярослава Шведова рассказала о прорыве в сезоне-2012, успехе в Париже, историческом "Золотом сете" и многом другом.
Теннис

Представительница Казахстана Ярослава Шведова проводит фантастический сезон. Начав этот год за пределами топ-200, сейчас она занимает лучшее для себя 28-е место в мировой табели о рангах. Помимо успешного выступления на «Ролан Гаррос» она сумела сотворить уникальный «Золотой сет», потрепать нервы Серене Уильямс на Уимблдоне и поучаствовать в Олимпиаде.

— Ярослава, вы сейчас занимаете рекордное для себя 28-е место в рейтинге. Наверное, накануне Кубка Кремля настроение у вас хорошее.
— Да, очень неплохое.

— Азиатская серия турниров у вас не задалась. В какой форме вы сейчас находитесь?
— Перед азиатской серией я приболела. Когда готовилась в Казахстане, мы с тренером подхватили какой-то вирус. Я неделю не могла тренироваться, но всё же приняла решение поехать в Токио. Не знаю, и билеты уже были заказаны, и изначально я эту поездку планировала. По прилёту туда ещё сомневалась, стоит ли играть. Если бы мой первый матч поставили на понедельник, то я бы,

Я думала: «Ну, наконец-то я прорвалась, у меня наконец-то что-то получилось после стольких мучений, травм, тренировок и прочего». Я раз пять плакала за тот день. Сначала на корте, затем уходила с корта и тоже плакала, потом в тренажёрном зале ревела. Тренер обнимал, успокаивал.

наверное, отказалась, но его поставили на вторник. Тяжёлый получился матч со Скьявоне — у меня были шансы, но я не сумела выиграть. Играла на износ плюс немного сорвала спину. В Пекине еле-еле отыграла встречу с Пэн Шуай. В третьем сете возникли сильные спазмы в спине, я не могла ни скрутить корпус, ни подать нормально. В общем, я не могла нормально тренироваться и играть, так что азиатская серия явно не удалась.

— Как вы себя сейчас чувствуете?
— В данный момент я восстановилась, хотя спина немного побаливает. Надеюсь, что к понедельнику или вторнику буду полностью готова. Сейчас вот потренировалась, затем схожу в тренажёрный зал, чтобы чуть-чуть разбудить организм (смеётся).

— Этот сезон вы начали за пределами топ-200. На Australian Open выступили неудачно, проиграли обидный первый матч в квалификации...
— Да, в третьем сете уступила со счётом 9:11. Игра не получалась, но это был первый турнир для меня после перерыва.

— В этот момент в голове были плохие мысли?
— Нет. Так получилось, что я не смогла поехать на предваряющие Открытый чемпионат Австралии турниры, так как в этот момент ещё проводила подготовку. Я начала подготовку позже, чем планировала, поскольку в конце того сезона перенесла операцию на гландах. Очень долго восстанавливалась, видимо, возраст оказался уже не тот для вырезания гланд (смеётся).

В Мельбурне я понимала, что мне будет очень непросто, так как это мой первый поединок после долгого перерыва, и сразу же квал Australian Open. Однако потом поехала на розыгрыш Кубка Федерации, где провела сразу несколько матчей за неделю. Я сыграла обе одиночки и пару. Несмотря на то что мы проиграли китаянкам, я провела хорошую серию и в игровом плане «проснулась».

— Февраль и март у вас получились насыщенными — вы участвовали сразу в нескольких грунтовых и хардовых состязаниях...
— Да, вперемешку. Начала я в Боготе, где играла в горах на грунте. Прошла квалификацию и добралась до четвертьфинала. Потом полетела в Монтеррей, где хардовые корты. Мне дали wild card в основу, но я проиграла во втором круге. Затем был турнир в Акапулько, и снова на грунте. После всех этих метаний я проиграла аж в квале. Пришлось поучаствовать в двух 25-тысячниках, и вновь на харде. В общем, по Мексике катались на автобусе всю ночь. Мой тренер был с женой и ребёнком, так что было весело (смеётся). На первом турнире я проиграла в финале, а второй выиграла. После всего этого полетела в Майами, где участвовала только в парном турнире. Ну а соревнования в Чарльстоне отыграла весьма удачно — дошла до 1/8 финала, одержав пару неплохих побед.

— Можно ли назвать турнир в Чарльстоне некой точкой отсчёта, после которой вы поняли, что хорошие результаты в сезоне будут?
— Я думаю, что всё-таки этот рывок мне дало участие в Кубке Федерации. Кстати, после Чарльстона у меня была любопытная статистика — за 15 матчей всего два проигрыша. Мелочь, но приятно (улыбается).

— Ну а потом был «Ролан Гаррос»...
— Европейская грунтовая серия тоже получилась не самой удачной. В Мадрид я не успела на одиночку, так как мы с Галей Воскобоевой играли пару в Эшториле. Собиралась играть 75-тысячник во Франции, но в ту же неделю отравилась (смеётся). В общем, когда приехала на «Ролан Гаррос», думала, что если выиграю в квале хоть один матч, то уже будет хорошо, иначе совсем кошмар.

— Вы прибыли в Париж с таким настроем?
— Да (смеётся).

— Тем не менее за турнир вы выиграли аж семь матчей, с учётом квалификации.
— Первый поединок был напряжённым, а во втором круге квала я одолела американку Коко Вандевеге. Матч вроде по счёту был не таким уж и сложным, но на деле всё было непросто. Ну а затем пошло-поехало…

— И потом был «тот самый» матч с Ли На, действующей чемпионкой турнира...
— Наверное, самый тяжёлый матч на «Ролан Гаррос» у меня был против Карлы Суарес-Наварро. Он был крайне эмоциональным, сложным с психологической точки зрения. Я отчаянно боролась, выиграла, а потом

Это был классный матч, у меня многое получалось. В какие-то моменты я даже удивлялась, зная свой реальный уровень и её. В первой партии я заметила, что она очень сильно нервничает, и меня это поразило. Я подумала: «Ничего себе, сама Серена нервничает перед какой-то Шведовой».

ревела.

— Из-за чего у вас были слёзы?
— Я думала: «Ну, наконец-то я прорвалась, у меня наконец-то что-то получилось после стольких мучений, травм, тренировок и прочего». Я раз пять плакала за тот день. Сначала на корте, затем уходила с корта и тоже плакала, потом в тренажёрном зале ревела. Тренер обнимал, успокаивал.

— После победы над китаянкой таких эмоций уже не было, да?
— Я хорошенько разрядилась накануне (смеётся). Знаете, перед матчем с Ли На я зачем-то в Интернете читала новости и зашла на какой-то теннисный форум. Дело в том, что «Ролан Гаррос» был последним зачётным турниром в рейтинг для определения участниц Олимпиады. Так вот, там кто-то подсчитал мои очки и написал, что если я выиграю матч с китаянкой, то попаду на Игры. «Блин, ну зачем я это прочитала!?». Быстренько закрыла страницу и постаралась забыть (улыбается).

— Из-за этого сильно нервничали?
— Ну, нет. Наоборот, это дало мне дополнительный стимул, заряд, какую-то спортивную злость. Моей целью на этот год и большой мечтой всей жизни было выступление на Олимпиаде. Я не смогла накануне сыграть 75-тысячник, чтобы набрать хоть какие-то очки, но в итоге на «Ролан Гаррос» со мной произошло что-то невероятное. Я оказалась последней, кто попал в первые списки на Олимпиаду.

— Какие у вас в тот момент были мысли?
— Я была безумно счастлива и рада. Тот поединок против Ли На мы играли на корте Сюзанн Ленглен, и там есть специальная тропинка для игроков, где нас проводят обратно в раздевалки. Сзади меня шёл Рафаэль Надаль вместе со своей командой и сказал: «Отличная работа!» Я подумала: «Ничего себе, даже Надаль меня поздравил. Значит, я действительно классно сыграла» (смеётся).

— В начале года вы, конечно же, мечтали попасть на Олимпийские игры, но, наверное, не ожидали этого, да?
— Я ставила перед собой такую цель.

— Ну а затем был не менее запоминающийся Уимблдон… Расскажите про свой уже легендарный «Золотой сет»в матче против Сары Эррани.
— Начнём с того, что организаторы турнира предоставили мне wild card в основу. Есть такой момент: если ты доходишь до четвертьфинала «Ролан Гаррос», но на Уимблдоне попадаешь только в квалификацию, то организаторы могут предоставить тебе специальное приглашение. Если ты просишь у них wild card, они могут тебе её предоставить. Я попробовала, и они пошли мне навстречу, так что не пришлось играть квал.

— Здорово, что вы пояснили. Уверен, многие о таком негласном правиле даже не подозревали.
— Всё потому, что у организаторов остаются wild card из-за того, что англичанок не так много. К тому же в этот раз Робсон, Уотсон, Кеотавонг и Балтача сами по рейтингу проходили в основу. Именно поэтому у них остались неиспользованные wild card.

— Понимаю, что в голове у вас по ходу того самого сета не было мыслей о возможном рекорде, но когда вы вели 3:0, а затем 4:0, почувствовали нечто особенное?
— Нет, совершенно, я не понимала этого, так как не считала выигранные и проигранные очки.

— А зрители как-то реагировали по-особенному?
— Обычно тренер Сары кричит что-то подбадривающее, но тут я не понимала, почему этого не происходит и её команда пребывает в молчании. Я играла очко за очком — легко двигалась, у меня всё получалось, мяч классно летел от ракетки, в общем, парила над кортом. После того как первый сет завершился, я села на своё место и была настроена на продолжение борьбы. Начинается вторая партия, и она сразу же выигрывает очко. Вероятно, не выдержала, просто наотмашь пробила мяч — и в итоге попала. После этого трибуны взорвались. Я не поняла, что происходит (смеётся). Вроде бы это не был какой-то супермяч, ничего сумасшедшего она не сделала.

— А в перерыве к вам никто не подходил и не сообщал о случившемся?
— Нет, никто. Мне кажется, что зрители тоже сначала не понимали, что произошло. Я думаю, что потом, когда в перерыве на табло показывали статистику сета, люди увидели и кто-то понял, что это был «Золотой сет». Когда матч показывали по телевизору, комментаторы объявили, но те, кто сидел на трибунах, этого ещё не знали.

Я думаю, наверное, всё дело в том, что она европейка а ещё недавно играла в финале «Ролан Гаррос». Я её обыграла со счётом 6:0, и просто зрители стали за неё болеть. В общем, матч выигрываю, выхожу с корта, иду в тренажёрный зал и начинаю крутить велосипед. Подходит тренер и рассказывает: «Люди говорят о том, что ты в первом сете не допустила ни одной ошибки». Я: «Ну здорово, не допустила невынужденных ошибок, значит, хорошая статистика получилась». Он поясняет: «Нет, ты просто не проиграла ни одного мяча!». Я не поверила, конечно. Это казалось невозможным. Я отправила менеджера в офис WTA, чтобы она посмотрела статистику, и она подтвердила.

— Вроде бы WTA вас наградила каким-то памятным сувениром.
— Да, мне подарили рамку с копиями из статей известных газет — The New York Times и прочих. Во всех СМИ писали, что я первая женщина в Открытой эре, первый игрок за историю всех «Больших шлемов» и второй человек в истории тенниса, кто это сделал. Короче, понеслось (смеётся).

— Перед матчем с Сереной Уильямс к вам было приковано очень много внимания...
— Её на пресс-конференции после предыдущей победы спрашивали об этом. Сначала она не знала, что такое «Золотой сет», ей объяснили, после чего она сказала: «Ну, надеюсь, что у меня получится взять у неё хотя бы одно очко» (смеётся). Было забавно.

— Вы сыграли с Сереной самый её упорный матч на траве в этом сезоне. Ни на Олимпиаде, ни на Уимблдоне никто больше не навязал ей такой борьбы. Довольны тем поединком?
— Это был классный матч, у меня многое получалось. В какие-то моменты я даже удивлялась, зная свой реальный уровень и её. В первой партии я заметила, что она очень сильно нервничает, и меня это поразило. Я подумала: «Ничего себе, сама Серена нервничает перед какой-то Шведовой» (смеётся).

— Не прибедняйтесь!
— Я реально смотрю на вещи. Я себя на Олимп не возношу, хотя знаю, что являюсь одним из топовых игроков и имею хорошие победы. Тем не менее я себя ощущаю ниже, чем некоторые другие игроки. Думаю во время матча: «Неужели Серену зажало! Почему она так нервничает?». Однажды я даже допустила простейшую ошибку от неожиданности, поскольку в какой-то момент Серена начала просто «тыкать» по мячу, а не бить. Тогда я заставила себя собраться и продолжить играть в своём духе.

— Какие впечатления у вас остались от участия в Олимпиаде?
— Сейчас у меня такое ощущение, что это было два года назад. У меня были безумные эмоции, это нечто невероятное!

— Вы жили в олимпийской деревне?
— Конечно! Безусловно, ездить до стадиона было далеко, но я сразу сказала, что хочу жить в деревне вместе со всеми спортсменами. Это ведь моя первая Олимпиада. Я не знаю, буду ли ещё когда-нибудь участвовать в подобном мероприятии, так что

Тот поединок против Ли На мы играли на корте Сюзанн Ленглен, и там есть специальная тропинка для игроков, где нас проводят обратно в раздевалки. Сзади меня шёл Рафаэль Надаль вместе со своей командой и сказал: «Отличная работа!» Я подумала: «Ничего себе, даже Надаль меня поздравил. Значит, я действительно классно сыграла»

хотела впитать в себя всю атмосферу Игр. Это настоящий праздник спорта. Я лично очень люблю командные виды. Для меня дух команды, сплочённость, люди в одинаковой форме – мне всё это очень нравится. Я перезнакомилась со всеми казахскими атлетами. Мы вместе обедали и ужинали, общались, фотографировались. Я обожаю все командные виды спорта, поэтому всегда соглашаюсь играть за сборную в Кубке Федерации. Знаете, это как у женщин – те, у кого прямые волосы, хотят иметь кудри, а те у кого они кудрявые, хотят прямые (смеётся). Теннис – это индивидуальный вид спорта, так что всегда хочется почаще выступать за команду.

— Давайте поговорим о ваших парных выступлениях в этом году. Вы сейчас 19-я в рейтинге, и у вас были неплохие результаты на турнирах.
— Я уже привыкла быть в первой десятке (смеётся). Честно говоря, моей основной целью в этом году была одиночка. Я заранее знала, что придётся играть с разными партнёршами из-за Олимпиады и моего рейтинга. Мы с Ваней Кинг провели в этом году всего пять турниров вместе. Конечно, обидно, что не получилось сыграть лучше на каких-то соревнованиях. Наша команда распалась в этом году, так как у нас были разные интересы. К сожалению, из-за того, что в этом году нам не удалось провести на корте больше времени друг с другом, необходимая коммуникация подрастерялась. Сейчас мы с Ваней поговорили и договорились играть вместе в начале следующего сезона. Посмотрим, что будет дальше и как мы будем себя чувствовать. В рейтинге у нас сейчас большой разрыв, так что тут есть свои нюансы.

— В Москву она не приедет?
— Нет, у неё уже отпуск (улыбается).

— С кем вы тут будете играть?
— С Катариной Среботник. Она предложила, а я согласилась. Я знаю, что она очень хороший парный игрок, к тому же она обычно стоит с правой стороны, а мне как раз удобнее играть из левого угла. Они с Кветой Пешке расстались, и она предложила мне в Москве сыграть вместе.

— Какие у вас планы на межсезонье – планируете ли отпуск и где будете готовиться к новому году?
— Тренеры выделили мне на отпуск три недели. Увы, я меняю теннисную работу на работу секретаря (смеётся).

— Как так получилось?
— Мне нужно поменять паспорт, так как в нём больше не осталось свободных страничек, и ещё нужно делать кучу виз. Придётся мотаться из Москвы в Астану и обратно. В свободное время буду заниматься обстановкой своих квартир – и там, и там.

К новому сезону вновь буду готовиться в Аргентине. У нас там собралась хорошая тренировочная команда, там отличные условия, в общем, мне там очень нравится.

— В прошлом году вы мне рассказывали о том, что, когда приезжаете в Москву, бабушка печёт вам ваши любимые яблочные пироги. В этом году уже успели их отведать?
— Нет. Сейчас бабушка не приехала, но зато приехала сестра моей мамы. Как раз вчера я прилетела сюда, и мама спрашивает: «Сестра не знает, что тебе подарить. Что ты хочешь?». У меня в сентябре был день рождения. Я отвечаю: «Не надо ничего, пусть лучше она мне приготовит чего-нибудь вкусненькое» (смеётся). Мама с тётей — из Башкирии, так что они у меня классно готовят. Я уже кое-что отведала. Меня тут всегда откармливают. Я маме говорю: «Мама, я на диете. Тренер наказал мне скинуть два килограмма до сборов». Чувствую, что сделать это не получится (смеётся).

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент