Сесиль Каратанчева
Фото: Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Каратанчева: нельзя вечно голодать ради флага

Сесиль Каратанчева рассказала о своей дисквалификации, переходе в Казахстан, реакции болельщиков, воспоминаниях о Москве и многом другом.
15 октября 2012, понедельник. 12:15. Теннис
У Сесиль Каратанчевой весьма любопытная судьба. В начале 2006 года, когда ей было всего лишь 16 лет, её дисквалифицировали на два года за найденные во время "Ролан Гаррос — 2005" в её организме следы запрещённого препарата нандролона. В сезоне-2008 болгарская теннисистка вернулась в тур, а год спустя приняла предложение федерации Казахстана и начала выступать за эту страну. В этом году Сесиль впервые после дисквалификации вернулась в топ-100 и впервые за три года приехала на Кубок Кремля. К сожалению, она прилетела в Москву уже с температурой и не смогла нормально провести стартовый матч квалификации, где была первой сеяной. Правда, это не помешало Сесиль отдать должное игре своей соперницы, Валерии Соловьёвой. Помимо этого в эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" Каратанчева рассказала о воспоминаниях от предыдущих Кубков Кремля, о своей дисквалификации, о причинах перехода в Казахстан, реакции на него болгарских болельщиков и федерации тенниса, возросшей конкуренции в туре и многом другом.

У меня остались хорошие впечатления от визита в Москву в 2005-м. Я помню отель "Космос", знаю, что он известный. Помню, что я хорошо играла на том турнире, но при этом каждую ночь я где-то тусовалась (смеётся). А вот от 2009-го у меня остались не столь радужные воспоминания. Я стала старше, дисциплинированнее и играла уже далеко не так хорошо (улыбается). Но я люблю Москву.
— Сесиль, показалось, что во время матча с Валерией Соловьёвой вы плохо себя чувствовали из-за болезни. Что именно случилось?
— Да, я заболела ещё в Линце (там Сесиль тоже играла квалификацию. – Прим. "Чемпионат.com"). Всё это время я пыталась прийти в себя, но всё равно в день вылета в Москву у меня была температура. Словом, во время матча я чувствовала себя не лучшим образом, но в любом случае она сыграла очень здорово. Так что для меня всё сложилось неудачно, а для неё, напротив, замечательно.

— Думаете ли вы теперь сыграть здесь в парном разряде?
— Нет, уже сегодня я возвращаюсь домой. Собственно говоря, сразу после интервью с вами я отправлюсь в аэропорт.

— Значит, сегодня вы приехали в "Олимпийский" только для того, чтобы потренироваться?
— На самом деле я приехала, чтобы просто поболтаться здесь и дождаться времени моего рейса.

— Прежде вы дважды играли на Кубке Кремля – в 2005 и 2009 годах. Понятно, что с тех пор прошло много времени, но всё же расскажите, какие воспоминания у вас остались от тогдашних визитов на московский турнир – особенно в 2005-м, когда в первом круге вы обыграли Елену Янкович?
(Мечтательным тоном, явно погружаясь в воспоминания.) Боже мой, это был хороший год. 2005-й, что я могу сказать о нём… Конечно, это было очень давно, и я была намного моложе, но у меня остались хорошие впечатления от того визита в Москву. Я помню отель "Космос", знаю, что он известный. Помню, что я хорошо играла на том турнире, но при этом каждую ночь я где-то тусовалась (смеётся). А вот от 2009-го у меня остались не столь радужные воспоминания. Я стала старше, дисциплинированнее и играла уже далеко не так хорошо (улыбается). Но я люблю Москву. Этот город напоминает Софию – конечно, он намного больше, но мне всегда нравилось здесь.

— Значит, вы попытаетесь вернуться на Кубок Кремля в следующем году?
— Надеюсь, мой рейтинг будет достаточно хорошим для этого. Сейчас я оказалась в одной позиции от попадания в основную сетку и в следующем году буду бороться за то, чтобы оказаться в основе напрямую.

— Понимаю, что следующая тема для вас не самая приятная...
— Можете спрашивать, ничего страшного.

— Речь о вашей дисквалификации. Я не хочу расспрашивать вас о деталях той истории и поставлю вопрос следующим образом: что вы почувствовали, когда было объявлено об этом решении? Наверняка у вас должно было быть ощущение, что то, чем вы занимались всю свою жизнь, только что было разрушено.
— Это было очень дерьмово (смеётся). Думаю, это естественная реакция. Знаете, на эту тему столько всего было переговорено, столько различных предположений сделано… Но что бы я ни сделала, я заплатила свою цену, проведя два года, образно говоря, на скамейке запасных. Я вернулась в 2008 году и на протяжении всех этих лет получаю удовольствие от тенниса, от того, что я нахожусь в туре. Конечно, это было очень большой неудачей, но в жизни случается всякое – особенно в профессиональном спорте. Будучи подростком, я здорово проводила время, и всё происходящее приносило мне удовольствие – а теперь мне уже 23 года. Я не чувствую себя на 23, но от этого факта никуда не деться. И я очень рада, что вернулась в тур.

Когда я была моложе, я очень много болтала; не то чтобы я не делала этого сейчас, но всё же. Вещи, которые ты говоришь в 14-15 лет, отличаются от тех, которые ты говоришь, когда взрослеешь, – и они забавны. Моя теннисная карьера быстро шла вверх; времена были другими, игроки – тоже. Сейчас стало больше теннисисток хорошего уровня, конкуренция стала более жёсткой, и теперь выступать в женском туре сложнее. К тому же когда ты моложе, ты реже задумываешься о чём-то, а это большой плюс – во всяком случае, в теннисе.
— А чем вы занимались в период своей дисквалификации, помимо тренировок?
— Фактически ничем. Ну, ещё в это время я окончила школу, вот что произошло (улыбается). Но в основном я тренировалась. Кажется, я отдохнула всего лишь одну неделю, а затем были тренировки, тренировки и ещё раз тренировки. Нельзя прекратить упражняться в том, чем ты занималась всю свою жизнь. Даже несмотря на дисквалификацию, я просто должна была продолжать работать.

— Можно ли сказать, что частично в том, что с вами случилась такая неприятная история, виноваты ваши ранние успехи, пришедшие к вам деньги и всё в таком духе?
— Вы имеете в виду, что я слишком много болтала? (Смеётся.)

— Нет-нет, что вы.
— Думаю, ничто не происходит просто так. Случилось то, что случилось. Когда я была моложе, я очень много болтала; не то чтобы я не делала этого сейчас, но всё же. Вещи, которые ты говоришь в 14-15 лет, отличаются от тех, которые ты говоришь, когда взрослеешь, – и они забавны. Моя теннисная карьера быстро шла вверх; времена были другими, игроки – тоже. Сейчас стало больше теннисисток хорошего уровня, конкуренция стала более жёсткой, и теперь выступать в женском туре сложнее. К тому же когда ты моложе, ты реже задумываешься о чём-то, а это большой плюс – во всяком случае, в теннисе.

— Скажите, почему вы приняли решение перейти под флаг Казахстана? Каковы были его основные причины?
— Они предложили мне свою помощь в тяжёлые времена. Сейчас я уже могу смеяться над этими воспоминаниями, но тогда было не до смеха – у нас были серьёзные проблемы с тренировками. За моей спиной тогда абсолютно никого не было, и я, конечно, была очень рада их поддержке. Они сделали мне очень хорошее предложение; помимо финансовой части вопроса, я могу сказать, что они верили в меня как в теннисистку, и это стало одной из основных причин моего решения. Но, разумеется, деньги тоже были важны.

— А как на ваш переход отреагировали теннисная федерации Болгарии и болгарские болельщики?
— Боже мой, они сделали из меня какого-то дьявола – или даже хуже. Я получилась худшим из порождений дьявола (смеётся). Это было ужасно. Я не ожидала такого. Федерация была очень зла на меня, но моя совесть чиста, ведь я впервые сыграла за сборную в Кубке Федерации ещё в 14 лет (в 2004 году. — Прим. "Чемпионат.com"), и тогда мы впервые с 1997 года вышли в плей-офф. Я всегда играла бесплатно, всегда с радостью выступала за свою страну. Они могут ненавидеть меня и говорить всё что хотят – но такова правда, и это факт. Что касается болельщиков, то они имеют право реагировать так, как им хочется, но они не знают внутренней кухни, не в курсе всех деталей и часто высказывают своё мнение по вещам, которых не знают. Но я очень демократична и считаю, что у всех есть право на своё мнение, вне зависимости от того, каково оно.

— В России схожая ситуация с переходами в Казахстан, особенно в последнее время. Если в самом начале, когда под их флаг переходили Шведова, Воскобоева, Голубев и другие, было известно, что у них серьёзные финансовые проблемы, то, например, перед этим сезоном гражданство сменила Первак, у которой подобной ситуации не было, и реакция тоже оказалась негативной.
— Да-да, я слышала об этом. Но думаю, этим людям нужно понять, что в теннисе ты не только много зарабатываешь, но и много тратишь. Если ты не стоишь в топ-20 или хотя бы в топ-50, то у тебя всё совсем не так, как у лучших игроков. Практически всем остальным приходится так или иначе выживать в туре, чтобы продолжать делать свою работу. Нельзя вечно голодать ради чести флага – неважно, из России ты или из Болгарии.

Думаю, людям нужно понять, что в теннисе ты не только много зарабатываешь, но и много тратишь. Если ты не стоишь в топ-20 или хотя бы в топ-50, то у тебя всё совсем не так, как у лучших игроков. Практически всем остальным приходится так или иначе выживать в туре, чтобы продолжать делать свою работу. Нельзя вечно голодать ради чести флага – неважно, из России ты или из Болгарии.
— А на каком языке вы общаетесь в Казахстане? Видимо, языковой барьер – основная причина, по которой вы сейчас учите русский язык? (Перед интервью Сесиль сказала, что занимается русским, но говорить на нём ещё не готова. – Прим. "Чемпионат.com".)
— Ой, они постоянно просят, чтобы я учила русский и понимала то, что они говорят (улыбается). Если серьёзно, то они очень любезны со мной. Они говорят и по-русски, и по-английски, и это немного смешивается в кучу, но мы понимаем друг друга. Сейчас я уже немного понимаю русский язык, но проблемы начинаются тогда, когда я начинаю говорить на нём.

— Скажите, а что вы чувствуете, играя за Казахстан в Кубке Федерации? Это похоже на те чувства, с которыми вы выступали за Болгарию?
— Понимаете, в матчах Кубка Федерации царит особая атмосфера. Это командный дух, это флаги на трибунах. Я всегда любила играть в Кубке Федерации, поскольку там ты ощущаешь себя частью команды. Теперь я выступаю за Казахстан и в каждом матче выкладываюсь на 200 %, чтобы помочь сборной победить. Мы пытаемся выйти в Мировую группу, но каждый год нам немного не везёт. Надеюсь, в следующем сезоне ситуация изменится в лучшую сторону. Повторюсь, Кубок Федерации в любом случае остаётся Кубком Федерации, турниром, где ты поддерживаешь свою команду и помогаешь ей побеждать. Он очень сильно отличается от обычных соревнований.

— После возвращения в тур у вас было несколько достаточно непростых лет. Вы никак не могли вернуться в первую сотню и лишь в этом году наконец-то прорвались в топ-100. Что, по вашему мнению, помогло вам добиться этого?
— Если быть точной, то это 27 турниров и 64 матча. Я очень сильно устала и очень рада, что сейчас наконец-то можно будет отдохнуть. Повторюсь, что относительно того времени, когда я только начинала играть в туре, конкуренция стала намного выше, и теперь стало гораздо больше игроков серьёзного уровня – во всяком случае, у меня есть такое ощущение. Думаю, сейчас войти в топ-100 сложнее, чем тогда, а с годами это будет становиться всё более и более тяжёлой задачей. В теннис приходит всё больше денег, и теннисистки, их родители видят это. Я ставлю перед собой цели закрепиться в топ-100 и хорошо провести отпуск. Причём отпуск стоит на первом месте (улыбается).

— Какие у вас планы на межсезонье помимо отдыха? Где будете готовиться к новому сезону?
— Казахстан предоставляет нам всем возможность тренироваться в Дубае. Я ещё точно не решила – либо отправлюсь туда, либо поеду в Нью-Йорк с моим тренером. Обычно я составляю свои планы в последний момент, но я определённо буду готовиться либо в Дубае, либо в Нью-Йорке.

— Кстати, а кто вас сейчас тренирует?
— Это секрет (смеётся). На самом деле это мой папа.

— Над чем вы хотите особенно усердно работать на тренировках?
— Я хочу натренировать свою подачу до уровня подачи Серены и хочу, чтобы форхенд был как у Федерера. Тогда всё будет в порядке.

— И ещё вы наверняка хотите бегать по корту, как Надаль в своём оптимальном состоянии?
— О, это было бы великолепно. Мне бы ещё добавить к этому игру у сетки а-ля Патрик Рафтер, и я буду готова покорять все вершины. Но понятно, что это нереально, так что я просто надеюсь, что смогу избежать травм и других проблем и что у нас с папой всё будет в порядке на тренировках – я буду стараться слушать всё, что он говорит.

— А какие цели вы ставите себе на следующий сезон?
— Прежде всего опять-таки быть здоровой, обходиться без травм. И конечно, продолжать подниматься в рейтинг-листе – быстро ли, медленно ли, как пойдёт. Главное – двигаться вперёд.

— Значит, у вас нет никаких конкретных целей, связанных с местом в рейтинге? Скажем, войти в топ-50?
— Основная задача – остаться в "золотой" сотне (улыбается). А если удастся подняться выше, это будет замечательно.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 февраля 2017, понедельник
19 февраля 2017, воскресенье
18 февраля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Кто из нового поколения россиян сможет первым пробиться в топ-20?
Архив →