Варвара Лепченко
Фото: Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Лепченко: мне пришлось пережить много сложностей

В эксклюзивном интервью американка Варвара Лепченко рассказала о лучшем сезоне в карьере, сотрудничестве с В. Уильямс и отношениях с USTA.
16 октября 2012, вторник. 19:15. Теннис

21-я ракетка мира Варвара Лепченко с прошлого года официально стала гражданкой США, хотя постоянно проживает в этой стране с 2001 года. В эксклюзивном интервью «Чемпионат.com» теннисистка, которая провела лучший год в карьере, рассказала о непростом переходном периоде в своей жизни, сотрудничестве с Винус Уильямс и влиянии USTA на молодых игроков.

— Варвара, пару недель назад вы обыграли Цветану Пиронкову в Пекине. Почему не удалось это сделать на Кубке Кремля?
— Я заболела, уже полторы недели мучаюсь, начиная с Пекина. Как ни боролась, как ни пыталась справиться с недугом, не получалось. Потом наложилась акклиматизация. Наверное, из-за всего этого вчера легла спать только в два часа утра, всю ночь потела, было тяжело. Сегодня утром встала и не могла дышать, так что на корте было очень тяжело. Я пыталась бороться, потому что это не в моих правилах — если ты вышла, то тебе надо бороться до конца. Увы, не получилось.

Мне непонятно, почему других людей не называют «индусским американцем», «китайским американцем» или «корейским американцем», но меня постоянно называют «узбекской американкой». А ведь я даже не узбечка.

— Вы проводите лучший сезон в карьере – у вас лучшие результаты на мэйджорах и рекордный личный рейтинг. Вы всем довольны или было что-то, что не удалось реализовать?
— Естественно, хочется на успешной ноте начать год и так же его закончить. Увы, не получилось, потому что в дело вмешалась болезнь. В итоге, если посмотреть назад, можно сказать, что я многого добилась в этом году. Однако я перфекционистка и считаю, что могла бы всё сделать чуточку лучше и удачнее.

— Как вы думаете, почему именно в 26 лет вы провели лучший год в карьере?
— Не знаю. В моей жизни было много факторов, которые мешали сделать это раньше. Наверное, многие теннисисты в моей ситуации уже закончили бы профессиональную карьеру и переключились на что-то другое. У меня тоже были подобные мысли, но мне повезло, что у меня была такая поддержка в лице моего отца и других людей, которые живут в Америке. Это заставляло меня двигаться вперёд и держать веру в себе. Пройдя через все трудности, которые у меня были в прошлом, я наконец-то смогла показать то, на что была готова. Уверена, мой потенциал ещё выше, и я надеюсь, что сумею его реализовать в полной мере.

— Вы выступили на Олимпийских играх. Наверняка это было вашей заветной мечтой.
— Да, конечно. Все дети, которые занимаются спортом, мечтают об участии в Олимпиаде и думают, что это было бы чем-то занебесным, если бы они туда попали. Со мной было так же. Я была уверена, что сумею туда попасть, если буду упорно работать и не сдамся перед лицом трудностей. Когда это сбылось и я поехала на Олимпиаду, вспоминала свои мысли в детстве.

— Сейчас на вашей куртке нашит флаг США. Не так давно в своём «твиттере» вы упомянули, что не понимаете, почему вас считают узбекской американкой.
— В Америке собраны люди самых разных национальностей. Потомков индейцев совсем мало, а остальные приезжие. Мне непонятно, почему других людей не называют «индусским американцем», «китайским американцем» или «корейским американцем», но меня постоянно называют «узбекской американкой». А ведь я даже не узбечка. Да, я родилась там, но у меня есть украинские и русские корни тоже. Тогда уж называйте меня «европейской американкой», так как я не привязана к какому-то одному народу. Считаю, что я не была бы тем, кем стала, если бы не родилась в Узбекистане, и в то же время было много случаев, когда они мне не помогали и даже вставляли палки в колёса. В профессионального теннисиста я развилась именно в Америке.

Я сказала Винус о том, что мне нравится её одежда. Она спросила, не хочу ли я померить вещи, на что я с удовольствием согласилась. В Цинциннати она привезла мне коробку одежды разных размеров, я всё перемерила и в итоге стала её носить.

— Сейчас к вам отношение в США изменилось? Вы стали первой американкой в топ-20 одиночного рейтинга за последние шесть лет, за исключением сестёр Уильямс. Какие у вас взаимоотношения с USTA?
— Отношение изменилось в лучшую сторону. USTA мне помогала с начала года и предоставила мне великолепные условия. В межсезонье я готовилась совершенно бесплатно, мне вызвали тренеров, собрался хороший дружный коллектив. Также тренеры давали мне профессиональные советы. Когда ты ощущаешь такую поддержку и вокруг тебя великолепная атмосфера, ты чувствуешь уверенность в себе. Когда не только папа даёт тебе советы и говорит, что надо делать, но и другие люди, это даёт положительный заряд. Сейчас они помогают мне ещё больше. Они оказали мне базовую поддержку и теперь надеются, что я буду прогрессировать ещё больше.

— Вы сейчас тренируетесь в Нью-Йорке?
— Да, там теннисный центр, где проходит US Open, — Флешинг Медоуз.

— Недавно вы тренировались с Сереной Уильямс. Какие впечатления? Как к вам относятся американские девушки?
— Естественно, это совершенно другой уровень тенниса. Когда ты тренируешься с такими спортсменками, понимаешь, где твой реальный уровень, к чему надо стремиться и над чем нужно работать. Сами сёстры очень хорошо ко мне относятся. Например, Винус часто пишет мне подбадривающие эсэмэски, хвалит, когда я хорошо выступаю. Ей нравится, что я ношу её вещи.

— Вы сейчас выступаете как раз в вещах из её коллекции EleVen. Как вы об этом договорились?
— Это произошло на Олимпийских играх в Лондоне. Я сказала ей о том, что мне нравится её одежда. Она спросила, не хочу ли я померить вещи, на что я с удовольствием согласилась. В Цинциннати она привезла мне коробку одежды разных размеров, я всё перемерила и в итоге стала её носить.

— В дальнейшем вы планируете продолжать выступать в EleVen?
— Да, после того, как она закончит турнир в Люксембурге, мы планируем сесть за стол переговоров.
— Вы будете разговаривать о заключении контракта на следующий сезон?
— Да, я надеюсь, всё завершится удачно.
— Вы сможете надеть что-то такое же рискованное, как иногда носит Винус?
— (Смеётся.) Не знаю, посмотрим. Самое главное, чтобы одежда была удобной. Лично мне очень комфортно играть в её вещах. Да, в прошлом у Винус были экстремальные наряды, но у неё есть и классические вещи. Она многие из своих нарядов просто не надевает, а так выбор довольно большой.

— Сейчас вы живёте в Америке. В 2007 году получили возможность участвовать в турнирах под флагом США, а в прошлом вам дали гражданство. Тяжело было этого добиться?
— Тяжело. Мне приходилось на какое-то время оставаться в Америке и никуда не выезжать. В первые четыре года, когда я только туда приехала, у меня уже поднялся рейтинг и я имела возможность выступать в квалификации «Шлемов». Тем не менее я была вынуждена сидеть дома и смотреть матчи только по телевизору. Сами понимаете, это было очень тяжело в моральном плане. Всё это случилось как раз тогда, когда я только развивалась. Все мои сверстницы, с которыми я всё время играла и которых часто побеждала, пошли дальше, выступали на крупных турнирах, а мне приходилось сидеть перед телевизором. Долгое время были проблемы с документами, четыре года я не могла видеться с мамой. Когда в конце концов получила паспорт, с которым могла ездить зарубеж, ситуация изменилась, но совсем немного. В этом паспорте было очень мало страниц, поэтому мне нужно было выбирать только те турниры, которые были важны. Было всего пять страничек, так что я планировала только поездки в Европу, а об Азии даже не думала. К тому моменту, когда начинались турниры в Азии, в моём паспорте уже не было страниц, а его переделывание занимало около двух-трёх месяцев. И потом, когда ты приходишь в аэропорт и даёшь на границе этот паспорт, работники аэропорта даже не знают, что это такое. Морально и эмоционально было очень тяжело справляться со всем этим, а потом выходить и играть матч.

Федерация делает всё для своих молодых теннисистов. Они предоставляют им бесплатные центры, с ними ездят бесплатные тренеры, для них многие поездки бесплатные. Молодые игроки почти сразу же получают контракты на экипировку и одежду.

— Сейчас женский американский теннис на подъёме, в Туре появилось много молодых девочек – Кристина Макхэйл, Джэйми Хэмптон, Слоан Стивенс, Коко Вандевеге, Лорен Дэвис, Мэллори Бурдетт, Эллисон Риске. Действительно ли USTA делает всё, чтобы продвигать своих игроков?
— Да, конечно! Федерация делает всё для своих молодых теннисистов. Они предоставляют им бесплатные центры, с ними ездят бесплатные тренеры, для них многие поездки бесплатные. Молодые игроки почти сразу же получают контракты на экипировку и одежду. Сейчас, правда, компании немного приостановили финансирование, но не полностью. Те, кто играют в данный момент, получают всё необходимое для развития. USTA постоянно ищет самых лучших тренеров, воспитывает новые кадры, улучшает тренировки своих теннисистов. Процесс очень серьёзный, так что те, кто физически и психологически выдерживает эти нагрузки, обязательно выстреливают.

— Вы видите в ком-то из молодёжи новых сестёр Уильямс, Линдсей Дэвенпорт или Дженнифер Каприати?
— Я не знаю. Мне кажется, любая может достичь чего-то подобного. Если чего-то очень сильно захотеть и много над этим работать, то можно достичь всего.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
25 мая 2017, четверг
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Серена Уильямс покинула первое место рейтинг-листа WTA. Сможет ли она ещё раз туда вернуться?
Архив →