Роджер Федерер
Фото: Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Федерер: я всё ещё далёк от совершенства

17-кратный чемпион турниров "Большого шлема" Роджер Федерер рассказал о своём отношении к собственным рекордам и жизни после тенниса.
8 ноября 2012, четверг. 16:00. Теннис
На нынешнем Итоговом чемпионате года в Лондоне неутомимый Роджер Федерер вновь ставит рекорды. Одержав победу над Янко Типсаревичем в первом матче турнира, швейцарец установил рекорд по количеству выигранных поединков на Итоговых чемпионатах – теперь у него их ровно 40. На пресс-конференции по этому случаю Роджер вспоминал самые значимые моменты своей карьеры.

— Роджер, вы можете вспомнить свой самый первый матч на Итоговых чемпионатах АТР?
— Хм, я думаю, что с Хуаном-Карлосом Ферреро в Шанхае-2002.

— Какие у вас тогда были ощущения? Вы сильно нервничали? Могли бы предположить в тот момент, что одержите 40 побед на этом турнире?
— Помню, я был очень счастлив уже оттого, что сумел квалифицироваться, поскольку в 2001 году был близок к этой цели, но не достиг её. Когда же я попал на турнир и обыграл в первом матче своего ровесника Хуана-Карлоса, то был крайне взволнован.
Вне всяких сомнений, болельщики вдохновляют и мотивируют меня на то, чтобы каждый день на тренировках или во время матчей выкладываться на 100%. Я чувствую, что мне оказывают огромную поддержку, и я просто обязан делать всё, чтобы отплачивать людям тем же.
Вообще тогда у меня была интересная группа. Вроде бы, помимо нас с Ферреро в неё входили Андре Агасси и Иржи Новак.

Так что да, я был очень обрадован после той победы, ведь я страстно хотел показать хороший теннис и знал, что это поможет мне подняться в рейтинге. Мне было прекрасно известно, что каждый матч, который я смогу выиграть, очень поспособствует этому. Насколько я помню, в том году я финишировал шестым.

Это был великолепный матч, причём и для меня, и для Хуана-Карлоса. Я оказался чуточку сильнее. Тогда моя игра была хороша во всех компонентах. Я действительно наслаждался каждым моментом в Expo Center, ведь турнир был организован на высшем уровне. У меня осталось море приятных воспоминаний с тех пор.

— Насколько хорошо вы себя ощущаете по сравнению с прошлой неделей?
— Не знаю. Мы никогда не сможем это понять, поскольку у меня не будет шанса вернуться в Париж и сыграть тот турнир. Он уже завершён.

Я счастлив, что хорошо себя ощущаю в данный момент. В последние пару дней я упорно работал, чтобы решить пару мелких проблем. Со вчерашнего дня я чувствую себя отлично. Мне повезло, что первый матч я сыграл только во вторник.

Я доволен тем, что удачно провёл матч против Янко Типсаревича, и на протяжении всего времени не чувствовал боли. Я полностью удовлетворён своим уровнем игры против Янко, поскольку он очень хороший теннисист.

— Вы уже 10 лет являетесь главным любимцем публики по опросу АТР. Великолепное достижение, как и все ваши рекорды, не так ли?
— О да, это происходит с тех самых пор, как я выиграл Уимблдон в 2003 году. Для меня это большая честь, и я действительно горжусь тем, что у меня так много преданных болельщиков по всему миру, а не в одной только стране или каком-то месте. Я по-настоящему ощущаю огромную поддержку везде, куда приезжаю.

Для меня это имеет очень большое значение, и, кстати, это одна из главных причин, почему я всё ещё играю сегодня. Вне всяких сомнений, болельщики вдохновляют и мотивируют меня на то, чтобы каждый день на тренировках или во время матчей выкладываться на 100%. Я чувствую, что мне оказывают огромную поддержку, и я просто обязан делать всё, чтобы отплачивать людям тем же.

10 – великолепное число. Я не верю, что всё это длится так долго. Я могу лишь поблагодарить всех тех, кто со мной на этом пути.

— Очевидно, что в 2003 году самым ярким моментом была ваша победа на Уимблдоне. Какую роль вы отводите успеху на Итоговом турнире в Хьюстоне в том же сезоне?
— Это было огромным испытанием для меня, поскольку я попал в очень тяжёлую группу к трём теннисистам, отлично играющим на задней линии, а именно к Андре Агасси,
Я не умею готовить. Да много чего я не могу делать. Я не умею кататься на коньках, хотя очень хочу этому научиться.
Давиду Налбандяну и Хуану-Карлосу Ферреро. Для меня это был худший вариант, поскольку я не любил ввязываться в длинные розыгрыши.

Незадолго до этого я проиграл Налбандяну на US Open и решил, что на этот раз буду играть с ним на задней линии в его манере, и посмотрим, что из этого выйдет. В итоге я отлично провёл тот турнир, взял титул. Я понял, как мне надо играть, чтобы побеждать их на задней линии. Это дало мне потрясающую уверенность в себе перед Открытым чемпионатом Австралии, и уже в Мельбурне я стал номером один и победил Ферреро и Марата Сафина в финале и полуфинале. Это был один из самых важных турниров, полностью изменивший моё понимание игры на задней линии.

— Каждый раз, когда мы говорим о ваших рекордах, вы легко вспоминаете любой матч за последние 10 лет и называете противника, счёт, детали. Вы провели более тысячи матчей. У вас потрясающая память в общем по жизни, или вы так хорошо помните только теннисные моменты?
— Я не знаю. Вы можете протестировать меня. Честно говоря, некоторые матчи я уже начал забывать. Однако самые крупные я помню, причём каждый из них, и могу назвать все детали и эпизоды. Но если вы спросите меня о каком-то поединке второго раунда на каком-либо турнире 2004 года, то мои воспоминания будут несколько размыты. Это становится сложнее.

Я чувствую, что у меня хорошая память на все эти вещи. Может быть и в целом, не знаю, но на теннисные темы совершенно точно. Всё дело в том, что теннис занимает большую часть моей жизни. Это правда.

— У вас очень хорошая память. Вы прекрасно играете в теннис. Вы чётко формулируете свои мысли. Есть что-нибудь, что вы делаете плохо?
— Я не умею готовить. Да много чего я не могу делать. Я не умею кататься на коньках, хотя очень хочу этому научиться.

Есть ещё так много всего, и я с надеждой смотрю в будущее, чтобы в один прекрасный день научиться чему-нибудь с нуля или улучшить свои умения. В общем, я далёк от совершенства.

— Через пару недель вас ждёт выставочное турне по Южной Америке. Что вы знаете о таких странах, как Бразилия, Аргентина и Колумбия?
— Немногие вещи, конечно. Если вы не были в каком-то месте, то не можете владеть полной информацией о нём. Вы должны сами всё посмотреть и пообщаться с местными жителями. У меня был некоторый опыт, но его недостаточно.

Именно поэтому одним из моих мечтаний было сыграть там хотя бы один матч и провести целый день. Очень трудно найти время в повседневном графике, чтобы съездить туда. В каком-то смысле единственной возможностью попасть в Южную Америку были выставочные матчи. Я счастлив, что мы смогли добиться этого.

Я очень хочу поехать туда, чтобы посмотреть новые места и сыграть перед публикой,
Первое чувство, которое возникает, это ощущение грусти, поскольку я люблю смотреть, как они играют до сих пор. Эти парни могли бы с лёгкостью выступать в туре и сейчас, ведь они только что ушли в отставку. Они заканчивают карьеры, будучи в топ-30 или топ-50, и это говорит о том, что они ещё лет пять могли бы спокойно быть на этих позициях.
с которой я ещё не знаком. Безусловно, у меня есть кое-какие познания о местах и городах, в которых я ещё не был, но я хочу знать гораздо больше.

— Вы упоминали ранее об играх с Ферреро. Он завершил профессиональную карьеру в этом году. Энди Роддик тоже. Кто знает, сколько ещё будет выступать Ллейтон Хьюитт. Вы же кажетесь свежим как огурчик. Какие мысли возникают в вашей голове, когда вы видите, как игроки вашего поколения уходят, а вы всё ещё играете?
— Первое чувство, которое возникает, это ощущение грусти, поскольку я люблю смотреть, как они играют до сих пор. Эти парни могли бы с лёгкостью выступать в туре и сейчас, ведь они только что ушли в отставку. Они заканчивают карьеры, будучи в топ-30 или топ-50, и это говорит о том, что они ещё лет пять могли бы спокойно быть на этих позициях. Но, конечно, это не то, чего они хотят. Ребята решили повесить ракетку на гвоздь. Я уважаю их решение.

Я желаю им всего лучшего, потому что после тенниса начинается большая жизнь. Так и должно быть. Они умные парни и великие чемпионы. Очень интересно наблюдать за тем, что они будут делать сейчас.

Я действительно чувствую грусть, поскольку не смогу больше видеть так же часто этих двух парней, как и других теннисистов из моего поколения. Я всегда ощущаю тоску, когда мне приходится записывать видеопослания для Энди, Фернандо Гонзалеса, Ивана Любичича или Ферреро. Это совсем не то, что я хочу делать, но я знаю, что для них это будет многое значить. Увы, время пришло. Это очень интересный момент жизни, ведь речь идёт не только о выступлениях в туре, но и всём том, чем ты занимался всё детство. Должно быть это очень эмоционально.
Источник: ATP
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →