Татьяна Головин
Фото: Анна Завьялова
Текст: Роман Семёнов

Головин: поражена прогрессом Вики Азаренко

О состоянии французского тенниса, уровне женского тура, игре Серены Уильямс и будущем – в эксклюзивном интервью француженки Татьяны Головин.
24 ноября 2012, суббота. 17:00. Теннис
Головин: чувствую, что у меня русская душа

В эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" французская теннисистка, ныне телерепортёр Татьяна Головин рассказала о состоянии тенниса в своей стране, уровне женского тура и многом другом.

— Татьяна, наверное, больше всего внимания в последнее время во Франции уделяется Жо-Вилфриду Цонге. Как думаете, по силам ему биться на равных с "Большой четвёркой"?
— Абсолютно всем в настоящее время крайне тяжело достичь уровня "Большой четвёрки". У нас сразу два парня закончили сезон в первой десятке — Жо-Вилфрид Цонга и Ришар Гаске. Если говорить о Цонге, то у него есть все необходимые физические данные для того, чтобы быть одним из ведущих теннисистов в мире.
У Марион во Франции не самый положительный имидж из-за того, что она не играет за сборную в Кубке Федерации. У них с папой своя стратегия. Что касается в целом женского тенниса, то все говорили о том, что я должна после Мари и Амели занять эту вакантную должность. К сожалению, не сложилось.

По своим внутренним качествам он не очень похож на типичного француза, так как весьма артистичен, любит всё делать напоказ. Это хорошая черта. Однако его главная проблема в том, что в последние два года он перестал прогрессировать. Недавно Жо-Вилфрид взял нового тренера. Надеемся, что это ему поможет. Сейчас Цонга уже в таком возрасте, когда надо иметь в своём активе хотя бы парочку крупных титулов. Он же в последнее время играл хоть и неплохо, но достаточно ровно, без больших взлётов.

Ришар провёл этот сезон очень удачно, и я думаю, что в будущем он будет играть не менее хорошо. Мы с ним давно знакомы, в 2004 году выиграли в миксте "Ролан Гаррос". Мне кажется, что в какой-то момент французская пресса психологически его надломила.

С самого детства все вокруг твердили, что он самый перспективный юниор, в будущем будет великим теннисистом и прочее. Именно поэтому, даже если он играл хорошо, все всегда говорили, что этого недостаточно, и он может гораздо лучше. А уж когда он выступал не очень удачно, то пресса и вовсе спускала на него всех собак. Тем не менее Ришар сумел справиться с этим, нынешний год завершил в "десятке".

— У Франции сейчас нет звезды, сравнимой с Мари Пирс или Амели Моресмо. Не в обиду Марион Бартоли, но она вряд ли тянет на эту роль. Вы согласны?
— Да, согласна. К тому же у Марион во Франции не самый положительный имидж из-за того, что она не играет за сборную в Кубке Федерации. У них с папой своя стратегия. Что касается в целом женского тенниса, то все говорили о том, что я должна после Мари и Амели занять эту вакантную должность. К сожалению, не сложилось. Ализе Корне хорошо играла пару лет назад, но она не сумела выдержать этот пресс со стороны СМИ и болельщиков. В настоящее время вроде бы выровнялась, играет получше, но она не топовая теннисистка. Вообще, сейчас такое время только из-за того, что предыдущее поколение теннисисток было очень хорошим. Мари и Амели настолько хороши, что тягаться с ними тяжело. Оказалось, что сейчас у нас действительно никого нет, сравнимых с ними.

Здорово, что Амели стала капитаном женской сборной. Я думаю, она сможет помочь. У неё чемпионский менталитет, большой опыт. Амели набрала в команду несколько зарубежных тренеров, чтобы не только французы были, но и другие специалисты.

Автографы Татьяны Головин

Автографы Татьяны Головин


— Как думаете, она сможет договориться с Марион?
— Марион всегда может прийти в команду, её там ждут, но она сама не хочет этого. Бартоли поставила условие – она будет в команде только вместе с отцом. Безусловно, она сейчас номер один в нашей стране, хорошо играет, и она действительно любит Францию, любит играть за команду. Однако надо подчиняться правилам, они для всех одинаковы. Кубок Федерации занимает всего три недели в год, это не так много. За это время ничего кардинально в её жизни не поменяется. Она должна сказать: "Папа, подожди. Я буду играть за сборную, а потом мы вновь начнём тренироваться вместе". Это должно быть её личным решением.
Здорово, что Амели стала капитаном женской сборной. Я думаю, она сможет помочь. У неё чемпионский менталитет, большой опыт. Амели набрала в команду несколько зарубежных тренеров, чтобы не только французы были, но и другие специалисты.

— В этом году у женщин явно выделялись среди остальных три теннисистки – Виктория Азаренко, Мария Шарапова и Серена Уильямс. Именно они выиграли все главные титулы. Правда, в личных встречах Серене не было равных. Как вы считаете, будут ли эти дамы и в следующем году в роли лидеров женского тура?
— Наверное, да. Вне всяких сомнений, они сейчас самые сильные в теннисе. Меня лично очень поразила Виктория Азаренко. Я играла с ней, когда она была помоложе, и тогда это была совершенно другая спортсменка. Она сумела совершить большой скачок вверх и провести целый сезон на таком высоком уровне. Это заслуживает уважения и восхищения. Маша всегда хорошо играла. Она меня поражает своей целеустремлённостью и преданностью теннису. Несмотря на то, что у неё огромное количество денег и много титулов, теннис для неё всегда номер один. Серена – лучшая, и с этим никто не поспорит. Когда она хочет играть – побеждает всех, когда не хочет – не играет. Квитова и Кербер обладают большим потенциалом. Это теннисистки очень сильные физически, мощные, агрессивные по игре.

Некоторые болельщики говорят о том, что уровень женского тенниса невысок в последнее время. Я считаю, что это не так. Просто все девушки играют настолько хорошо, что ты никогда не знаешь, кто выиграет турнир. Это, наоборот, прибавляет интерес.

— Наверное, только Серена выбивается из общего числа…
— Согласна. Если бы она работала ещё больше, то была бы ещё сильнее и лучше. Если бы Серена обладала такой же целеустремлённостью и работоспособностью, как Маша Шарапова, то цены бы ей не было. Серена не всегда хочет играть, и так было с самого начала её карьеры. Если бы она упорнее трудилась, то была бы лучшей в истории.

— Ей по силам собрать "Большой шлем" в следующем году или хотя бы выиграть ещё один Serena Slam?
— Это будет очень тяжело сделать. Она уже давно хорошо не играла на классическом красном грунте, который используют на "Ролан Гаррос". Грунт вообще особенное покрытие, и оно подходит далеко не всем. Здесь постоянно случаются сюрпризы, выстреливают неожиданные теннисистки. Недавний пример – Сара Эррани, а до неё Франческа Скьявоне и Ли На. Просто на грунте надо использовать резаные удары, полусвечки, держать мяч, выходить к сетке и прочее. У Серены же всегда остаётся её фирменная игра, которая не совсем подходит для грунта. Она старается выиграть очко за два или три розыгрыша. А вот Маша, кстати, реально сделала большой прорыв в плане игры на грунтовом покрытии. Она очень хорошо подготовилась и сыграла грунтовый сезон весьма удачно.

-Вы помогаете организации Champions for Peace. Расскажите об этом.
— Цель этой организации – показать через призму спорта, что надо вести здоровый образ жизни и помогать детям. В следующем году мы едем в Африку, чтобы открыть там теннисный клуб. Пытаемся помогать, насколько можем.

Если бы она работала ещё больше, то была бы ещё сильнее и лучше. Если бы Серена обладала такой же целеустремлённостью и работоспособностью, как Маша Шарапова, то цены бы ей не было. Серена не всегда хочет играть, и так было с самого начала её карьеры. Если бы она упорнее трудилась, то была бы лучшей в истории.

— Какой вы видите свою жизнь через пять лет?
— Не знаю. Я вижу себя на телевидении, в журналистике. Сейчас сотрудничаю с компанией Rolex. Кто знает, через пять лет я уже буду старушкой, замужем и с детьми. Я хочу заниматься менеджментом и бизнесом. Сначала у меня был теннис просто как игра, затем телевидение, а потом я хочу иметь реальную серьёзную работу. Я не знаю, что это будет, но будущее покажет.

— Может быть, как Амели, вы будете организовывать турнир?
— Да, хотелось бы. Только не сейчас, а через несколько лет, я ещё слишком молода для этого. В любом случае надо заниматься и работать.

— А вы никогда не рассматривали возможность быть тренером?
— Рассматривала, но не уверена, что хочу этого. Для того чтобы быть тренером, мне надо стать чуть постарше. Когда тренер молодой, к нему меньше уважения со стороны ученика. Впрочем, почему нет, может быть, через несколько лет.

— Вы работали с Брэдом Гилбертом, Ником Боллетьери, Матсом Виландером. Опыта накопилось немало…
— Это да, но я их всех не любила (смеётся). Я хотела, чтобы результаты были сразу, прямо сейчас, но такого не случается. К тому же я всегда была независимой, думала, что могу всё делать и решать сама. Но, конечно, они мне очень помогли, многое дали и многому научили. Я поддерживаю с ними связь и очень им благодарна.

— Вы планируете вернуться в Москву?
— Конечно! Мне здесь очень нравится, меня хорошо приняли. Теперь я обязательно буду чаще сюда приезжать.

Татьяна Головин

Татьяна Головин

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →