Алекс Богомолов
Фото: Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Богомолов: я сделал шаг в правильном направлении

В эксклюзивном интервью Алекс Богомолов рассказал о победе на турнире в Гвадалахаре, состоянии здоровья, рейтинге и планах на будущее.
15 апреля 2013, понедельник. 21:00. Теннис
На прошедшей неделе россиянин Алекс Богомолов одержал долгожданную победу – он первенствовал на турнире серии "челленджер" в мексиканской Гвадалахаре с призовым фондом $ 100 000. 10-й титул на соревнованиях подобной серии позволил теннисисту подняться сразу на 23 строчки вверх и занять 109-е место в рейтинге ATP. Специально для "Чемпионат.com" Алекс рассказал об этом успехе, состоянии здоровья, новом тренере и планах на ближайшее будущее.

Физически самым трудным получился четвертьфинальный матч, а психологически как раз финал. Мы с Радживом Рамом давно друг друга знаем, периодически тренируемся вместе, у нас даже одинаковая спортивная форма. В самом начале встречи было тяжело, но затем я сумел войти в ритм, привык к публике.
— Алекс, поздравляем с победой в мексиканской Гвадалахаре! Давненько вы не выигрывали титулы…
— Спасибо большое. Мы поехали в Мексику, чтобы заработать очки. На первом турнире в Леоне я прошёл два круга, но после второго матча случились проблемы с коленом. Очень тяжело было принять решение о том, чтобы сняться с турнира, но мы с тренером пришли к тому, что это правильный выбор. Если бы я сыграл, то после матча ситуация могла ухудшиться. В общем, от матча против Дуди Селы мне пришлось отказаться, после чего мы сразу поехали на турнир в Гвадалахару. Организация этого мероприятия всегда на высшем уровне, мне нравится местный турнир. Я начал его очень неплохо, а затем от матча к матчу мой теннисный уровень стал только повышаться. Я очень рад, давно не выигрывал такой большой турнир. Настроение снова поднялось.

— Что случилось с вашим коленом? Сейчас вы здоровы?
— Да, уже всё в порядке. Я сделал МРТ, и врачи сказали, что это довольно специфическая, не совсем теннисная травма. Сзади коленки что-то лопнуло, я не очень хорошо разбираюсь в этой терминологии. Понял лишь, что мне нужно сделать перерыв и пару дней не нагружать ногу. Если бы я решил играть, то ситуация могла бы осложниться. А так уже после двух дней всё было в порядке. К счастью, сейчас всё хорошо, меня ничто не беспокоит.

— В Гвадалахаре вам пришлось провести четыре трёхсетовых матча. Почему всё так непросто складывалось? Сильно ли вы устали за время турнира?
— Да нет, я бы не сказал, что сильно устал. Единственный физически тяжёлый матч получился в четвертьфинале против первого сеяного Ень-Хсунь Лу. По ходу встречи у меня было восемь матчболов, по идее, я должен был выиграть чуть легче. Так получилось, что я проиграл первый сет, затем выиграл вторую партию и вёл в третьей со счётом 6:1, 4:1. Когда я подавал на матч при счёте 5:3, он провёл отличный гейм, дело дошло до брейка. Мне даже пришлось отыграть один матчбол, но всё сложилось удачно, в конце концов. Это был самый сложный матч в физическом плане.

Я два года назад неплохо выступил в Сарасоте, так что у меня остались хорошие воспоминания от этого турнира. Сейчас постараюсь максимально хорошо настроиться на первый матч, потому что соперник у меня непростой.
— Самый сложный поединок в плане психологии, наверное, пришёлся на финал? Всё-таки непросто играть за титул, да ещё и против парня, которого хорошо знаешь.
— Да, вы правы. Физически самым трудным получился четвертьфинальный матч, а психологически как раз финал. Мы с Радживом Рамом давно друг друга знаем, периодически тренируемся вместе, у нас даже одинаковая спортивная форма. В самом начале встречи было тяжело, но затем я сумел войти в ритм, привык к публике. На финале стадион был заполнен, зрители громко кричали и аплодировали. Все люди знали, что я какое-то время жил в Мексике, так что большинство болели именно за меня. Из-за этого мне удалось немного расслабиться, и во втором и третьем сетах результат оказался положительным.

— Эта победа позволила вам приблизиться к первой сотне мирового рейтинга…
— Да, я стал 109-м.

— Правильно я понимаю, что ваша цель сейчас – войти в топ-100, чтобы попасть в основную сетку "Ролан Гаррос"?
— На самом деле турнир в Гвадалахаре для меня был последней возможностью попасть в основу Открытого первенства Франции. Дело в том, что список основы будет определяться по тому рейтингу, который вышел сегодня. Я стал 109-м, и теперь всё будет зависеть от того, кто к началу турнира будет травмирован или откажется от участия по иным причинам. Посмотрим, сейчас ничего не понятно. В последние годы список основы заканчивался на 107-й или 108-й строчке, то есть я нахожусь на грани. Не знаю, как и что получится, но в любом случае я сделал шаг в правильном направлении.

— Вы ведь всё равно поедете в Париж, будь то квалификация или основная сетка, да?
— Конечно!

После финального матча вечером была сиеста в клубе. Впрочем, у меня не было много времени на развлечения, потому что на следующий день в 9 утра у меня был самолёт. Мы отметили вчера вечером победу за ужином с моей супругой.
— На этой неделе вы участвуете в турнире в Сарасоте.
— Да, вчера приехали сюда. Сегодня с семьёй позавтракали, скоро начну тренироваться, а завтра играю первый круг.

— Сколько вы не виделись с семьёй?
— Мы не виделись чуть больше двух недель. Вчера впервые за это время встретился с женой и сыном. Сейчас он рядом со мной, бегает с динозаврами в руках (смеётся).

Я два года назад неплохо выступил в Сарасоте, так что у меня остались хорошие воспоминания от этого турнира. Сейчас постараюсь максимально хорошо настроиться на первый матч, потому что соперник у меня непростой.

— Уэйн Одесник довольно яркий персонаж в мире тенниса…
— Да, очень яркий (смеётся).

— До "Ролан Гаррос" вы ещё поедете в Китай сыграть три турнира…
— Верно. Потом поедем в Китай на три турнира, но уже вместе с тренером. Сейчас он вернулся в Италию, у него там академия. Ему надо было улететь туда на две недели. Кстати, мы с ним ещё не проиграли ни одного матча. С четвертьфинала Леона я снялся, так что мы не считаем этот результат (смеётся). Он приехал ко мне домой, мы две недели тренировались и потом поехали в Мексику. В общем, сейчас мы с ним имеем хорошую статистику.

— В Китае турниры на харде или грунте?
— В Сарасоте, Саванне и первый китайский турниры пройдут на грунте, следующие два на харде.

— Расскажите про своего тренера. Как давно вы стали сотрудничать с ним? Он испанец, а как его зовут?
— Его зовут Альберто Гандариас. Я с ним познакомился через своего бывшего наставника, которого зовут Йоав Шаб. Мы с ним три года назад были в Германии и тогда познакомились с Альберто. Что касается Шаби, то у него в этом году состоится свадьба, и сейчас уже нет желания ездить со мной по всему миру. Он с 16 лет путешествует по свету, поэтому в данный момент ему хочется побыть дома с будущей супругой.

Мы достаточно долго не могли решиться нанять нового тренера, потому что не знали, кому можно довериться. Как-то мы поговорили с Шаби, вспомнили об этом испанском специалисте, и я с ним связался.

— Сколько вы уже работаете вместе?
— Около месяца. Пока планируем продолжать работать друг с другом. Знаете, после такого удачного начала хочется с позитивом смотреть в будущее.

— Кстати, у вас было время как-либо отпраздновать победу в Гвадалахаре?
— После финального матча вечером была сиеста в клубе. Впрочем, у меня не было много времени на развлечения, потому что на следующий день в 9 утра у меня был самолёт. Мы отметили вчера вечером победу за ужином с моей супругой, и сейчас настрой у меня совсем другой. Хочется играть и побеждать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →