Династия Макинроев
Текст: Сергей Сокольский

Династия Макинроев

Нынешний финал Кубка Дэвиса, возможно, станет последней страницей в истории одной из современных теннисных династий – Макинроев. Патрик Макинрой часто остаётся обделённым вниманием.
21 ноября 2007, среда. 12:24. Теннис
Нынешний финал Кубка Дэвиса, возможно, станет последней страницей в истории одной из современных теннисных династий — Макинроев. Патрик Макинрой часто остаётся обделённым вниманием и недооцененным, когда речь идет о клане Макинроев. Макинрои — это прежде всего старший брат Джон, его блестящая карьера и скрупулезный анализ его игры. Тем не менее Патрик сумел проявить себя там, где его старший брат потерпел крах — на капитанском мостике национальной сборной.

Патрик на семь лет младше Джона, самый юный из трёх братьев-теннисистов. Однако, чтобы лучше понять феномен Макинроев, стоит вспомнить о Джоне Макинрое-старшем и о его весьма амбициозной жене Кэй.

После Второй мировой войны Джон-старший, как сообщает официальный сайт Кубка Дэвиса, хорошо устроился. По возвращении с фронта (он служил в ВВС США) Макинрою была предоставлена возможность получить университетское образование: он решил стать юристом. В то время как Кэй родила ему трёх сыновей, Джон добился достаточных успехов на поприще закона, для того чтобы перевезти свою скромную ирландскую семью в один из самых богатых домов респектабельного нью-йоркского пригорода Дугластон, что недалеко от святилища американского тенниса — Форест Хилз.

Джон-младший рассказывал, что ему никогда не разрешали вступать во взрослые разговоры, и когда к родителям приходили гости, мальчика отправляли в детскую с гамбургером в виде утешения.
Говорят, что Джон был очень вспыльчивым и резким, но и Кэй была не промах. Легенда рассказывает, что Кэй придиралась к Джону-младшему по учёбе, несмотря на то, что мальчик получал хорошие оценки в школе. Вряд ли можно сказать, что родители в доме Макинроев были образцовыми. Джон-младший рассказывал, что ему никогда не разрешали вступать во взрослые разговоры, и когда к родителям приходили гости, мальчика отправляли в детскую с гамбургером в виде утешения. Годы спустя Кэй признавалась: "В родительском деле мы были совсем новичками. Но, в конце концов, как мне кажется, у нас стало что-то получаться".

Этот качественный скачок в родительских навыках пришёлся как раз на Патрика. У среднего сына Марка был такой же характер как у Джона, правда, в несколько меньшей степени. Он неплохо играл в теннис, но будучи таким же рассудительным, как и его братья, он, видя их успехи на корте, решил заняться чем-нибудь другим. Марк стал юристом, как и отец: теперь если он и играет в теннис, то вдали от людских глаз.

Патрика вполне можно было бы назвать успешным, если бы он не был братом Джона. Он победитель турнира "Большого шлема" в парном разряде (открытый чемпионат Франции в 1989 году), полуфиналист турнира "Большого шлема" в одиночке (Australian Open-1991), Патрик входил 30-ку сильнейших. У него есть лицензия World Team Tennis, он уважаемый аналитик на телевидении и даже эпизодический актёр. Ко всему прочему Патрик стал одним из самых долговечных капитанов национальной сборной в истории США. И, в конце концов, он отец — из-за дочери ему пришлось пропустить прошлогодний четвертьфинал с Чили: Виктория родилась в самое неподходящее время, и Патрику пришлось заниматься детскими пелёнками, пока жена Мелисса уезжала на гастроли.

Он говорит, что понял, с чем ему придётся мириться в жизни после того, как однажды позволил себе слегка выразить неудовольствие во время матча в Теннеси, а на следующий день заголовки газет уже пестрели ярлыками вроде "Маленький супер-плохиш". "Мне казалось, что это нечестно, — признается Патрик. — Однако, мне пришлось принять это как неизбежное и оставаться самим собой. Но всё равно, не так уж плохо быть братом Джона".

Он уговорил Адре Агасси и Пита Сампраса сыграть за сборную, и они вывели США в полуфинал Кубка Дэвиса, но затем обе звезды наотрез отказались лететь в Сантандер. В итоге, капитанство Джона закончилось дракой в раздевалке.
Джон всегда был хорошего мнения о Патрике и о его теннисе, хотя отношения братьев стали слегка натянутыми, после того как младший унаследовал от старшего капитанство в сборной в конце 2000 года. Джон не то чтобы обиделся на Патрика, скорее он был разочарован тем, что не смог привить команде тот уровень самоотдачи и жажды борьбы, который был свойственен ему самому. Он уговорил Адре Агасси и Пита Сампраса сыграть за сборную, и они вывели США в полуфинал Кубка Дэвиса, но затем обе звезды наотрез отказались лететь в Сантандер, где им предстояли "грунтовые" игры с испанцами. В итоге, капитанство Джона закончилось дракой в раздевалке, что сделало воспоминания о разгромном поражении от хозяев 0:5 ещё более тягостными.

Семь месяцев спустя Патрик созвал новую команду. Его дебют против швейцарцев в Базеле закончился фиаско, но тогда же состоялся дебют молодого Энди Роддика, который стал главной надеждой и опорой Патрика в Кубке Дэвиса. Во многом Патрик представлял собой тип современного капитана сборной, наподобие Ги Форже и Патрика Кюнена, который не дает своим амбициям помешать раскрыться звездам (Янник Ноа и Анри Леконт в случае Ги Форже, Борис Беккер и Михаэль Штих у Кюнена и Джон Макинрой у Патрика). Патрику потребовалось немало времени, чтобы признать необходимость приглашения в сборную специалистов по игре в паре, а не ограничиваться лишь одиночниками: он верил в командный дух своих подопечных, а братья Брайаны, по его мнению, должны его были только укрепить. Как бы ни закончился финал в Портленде, и чтобы ни случилось впоследствии, если он останется капитаном команды, Патрик навсегда останется в памяти благодаря той дружеской атмосфере, которую он создал в сборной. Даже Агасси, казалось бы, закончивший карьеру, не мог уступить искушению сыграть в 2005 году за эту команду: правда, тогда американцы снова уступили, на этот раз сборной Хорватии. Как и другие члены династии, Джон-младший обнаружил, что стал гораздо более популярным по завершении карьеры, нежели в свою бытность игроком. Пару лет он был центральном фигурой на US Open, хотя работал просто комментатором. Его фото можно было увидеть по всему городу, у него было свое ток-шоу на телевидении (не слишком успешное), а его имя не сходило с заголовков газет. Но есть у него и своя личная жизнь, которую он посвящает детям. У Джона есть галерея в Сохо, районе Нью-Йорка, но он почти ей не занимается.
Кэй отвезли в московскую больницу в сопровождении американских врачей. А когда оказалось, что уход за женой не соответствует ожиданиям мужа, Джон забрал супругу из клиники прямо посреди ночи, а доктору высказал всё, что думает о его способностях.
Как отец семейства Джон-старший летает повсюду за своими сыновьями. Он и сейчас такой же вздорный как раньше. Во время прошлогоднего полуфинала в Москве Кэй почувствовала себя неважно и её отвезли в московскую больницу в сопровождении американских врачей. А когда оказалось, что уход за женой не соответствует ожиданиям мужа, Джон забрал супругу из клиники прямо посреди ночи, а доктору высказал всё, что думает о его способностях. Возможно, он выглядел несколько глуповато, после того как его старший сын решительно отказался от должности чиновника, но Джон Макинрой знает, откуда берётся в его сыновьях железная воля, и не стесняется это продемонстрировать, когда требуется.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →