Юрий Сапронов о ситуации в украинском теннисе
Текст: Денис Задорожный

Сапронов: сейчас вижу, нужно было баллотироваться

Известный теннисный меценат о своём видении ситуации в украинском теннисе, выборах главы ФТУ и развитии этого вида спорта.
24 мая 2013, пятница. 17:00. Теннис
Чуть более месяца назад на нашем сайте было опубликовано интервью президента ФТУ Сергея Мошака , в котором нынешний руководитель федерации рассказал о делах насущных в украинском теннисе, поделился своим видение развития этого вида спорта в стране, а также рассказал о поведении своих оппонентов на выборах.

Через несколько дней после выхода интервью с "Чемпионат.com" связался известный теннисный меценат и Юрий Сапронов, который как раз и был в числе оппонентов Мошака, поддерживая на выборах Сергея Лагура. Юрия Анатольевича затронули некоторые моменты из этой публикации, на которые он хотел бы ответить. Такая возможность без колебаний была предоставлена.

Думаю, что если бы я выдвинул свою кандидатуру, за меня бы проголосовали. А потом мне надо было поступить хитро и через 3-4 месяца на исполкоме уйти в отставку. Или перейти к должности вице-президента, и тогда президентом стал бы Лагур. Задним числом мы все умные.


"Нельзя все детские турниры играть на харде"

— В январе состоялись скандальные выборы президента ФТУ. Много негатива была как на них, так и после. Что изменилось за это время?
— Вы, должно быть, знаете мою позицию, она высказана неоднократно. Я поддерживал и поддерживаю Сергея Лагура, и абсолютно уверен, что, по крайней мере, до конца этого года Сергей Мошак всё поймёт и уйдет сам. 85 или 90 процентов заслуженных в теннисе людей и почти все теннисные клубы против него. Мы имеем абсолютно непрозрачный устав, некомпетентных сотрудников и еще много-много всего, примеров достаточно. Я думаю, что Мошак или сам уйдёт, или через суд. Лагур говорит, что суды идут, и уже два из них его командой выиграны.

— В интервью нашему сайту президент Мошак заявил, что есть решения суда, но не по поводу выборов, а касательно вопросов "давно минувших дней". Что же это за решения?
— Это неправда. Месяц назад я разговаривал с Сергеем Лагуром, он мне показывал документы. Понимаете, если я начну говорить всё, что знаю, я всё-таки раскрою то, что, наверное, нельзя рассказывать. С той стороны тоже умные оппоненты, Мошак — народный депутат. Они тоже сильные ребята. Посмотрим, жизнь покажет.

— Во время выборов много людей выступали против на тот момент исполнительного директора ФТУ Сергея Лашкула. Даже перед матчем Кубка Дэвиса команда Долгополова заявила, что будет выступать за сборную в случае ухода Лашкула. В чём конкретно его вина?
— Смотрите. Я был в федерации, можно ведь и мне задать вопрос: а куда ты, Юра, смотрел там, и что же ты, Юра, не выступал? Я очень уважал и уважаю Вадима Шульмана, это мой знакомый, я видел, как он относится к теннису, с какой любовью, пониманием, насколько компетентно, и сколько он своих денег тратил на украинский теннис. Поэтому мне сразу дали направление — женский теннис и женская сборная, и я с удовольствием этим занимался.

Но, честно говоря, я не правильно делал, не вникая в остальные направления, которые вёл исполнительный комитет. На заседания исполкома я приезжал тогда, когда затрагивались вопросы капитана женской сборной, вопросы женского тенниса. Я видел Мошака десяток раз в жизни и не понимал, чем он занимается — нардеп и нардеп. Шульман много времени проводил за границей, а реально федерацией руководил Лашкул. Безусловно, он талантливый менеджер, но рулил он так, как хотел. Я видел, что в этой федерации был его мелкий бизнес. И, наверное, основное, чего он боится, это если придёт новое руководство, и с теннисного центра в Петровском (поселок под Киевом, где находится офис ФТУ. — прим.Авт.), в котором есть в том числе деньги Лашкула, соревнования уйдут в другие центры.

Не думаю, что они совсем должны уйти, но нельзя все детские турниры играть на харде. За последние семь лет я построил в Харькове много площадок: 19 открытых кортов и 8 закрытых с разным покрытием. Детки должны играть и на грунте. Хард — тяжёлое покрытие, на котором в юном возрасте можно "убить" и коленные суставы, и голеностоп. Детей нельзя начинать учить играть на харде, и турниры должны проходить на всех покрытиях. В конце концов, я абсолютно уверен, до конца года — вот увидите — до конца года всё станет на свои места.

"Президентство в ФТУ – возможность тратить свои деньги"

— На выборах президента ФТУ вы поддерживали Лагура. Но почему не решились выдвинуть свою кандидатуру? И сделали это лишь во время самой конференции, через смс-сообщение Анрею Медведеву?
— Последние три года я нахожусь на государственной службе. Сегодня вы меня видите на отдыхе, в спортивном костюме, потому сейчас — выходные дни. Дело нужно делать либо отдаваясь ему полностью, либо не делать никак. Я реально понимал, что госслужба — это самая тяжёлая работа, которую я делал в своей жизни. Если к ней относиться так, как я — собачья и очень тяжёлая. У меня нет времени предметно заниматься чем-либо ещё, нет времени заниматься сборной так, как я занимался, когда был в чистом бизнесе. Конечно, у меня есть команда, и, наверное, дистанционно я мог бы уделять этому время.

Сейчас же я вижу, что всё-таки нужно было выдвигать свою кандидатуру. Имидж в теннисе у меня, считаю, очень хороший, позитивный, я достаточно "белый и пушистый". Думаю, что если бы я выдвинул свою кандидатуру, за меня бы проголосовали. А потом мне надо было поступить хитро и через 3-4 месяца на исполкоме уйти в отставку. Или перейти к должности вице-президента, и тогда президентом стал бы Лагур. Задним числом мы все умные. Я не думал, что буду баллотироваться с помощью смс. Да, я позвонил Андрею, но это были эмоции. Понятно, что это было не по уставу…

— Лагур и его сторонники покинули конференцию из-за, на их взгляд, многочисленных нарушений. Каких именно?
— За выборами я наблюдал по видео-трансляции в интернете, и то, что я увидел — ужас, бред. О договорённостях, которые были достигнуты между Мошаком и Лагуром накануне вечером, я узнал позже. Я с этими договорённостями был не согласен, но даже они были нарушены.

Я этого человека, Мошака, совсем не знаю. Видимо, это типичный представитель депутатов, потому что фраза в интервью, которое он дал вашему сайту… Знаете, за это бьют в лицо. Раньше, наверное, перчатку бросали, на дуэль вызывали. Сейчас судиться — это долго, длинно. Я бы хотел послушать эту фразу дословно. Надеюсь, именно дословно вы её и привели. Там по-моему, было сказано, что ему не нравится, что Сапронов своего игрока, игрока сборной Украины Элину Свитолину, заставляет говорить какие-то вещи на федерацию. (Дословно, без корректирования, фраза звучала так: "Самое неприятное, что он имеет отношение к Свитолиной, он давит, чтобы она высказывалась… Ну, время покажет..." — прим.Авт.)

Так вот, Сапронов уже семь лет сдувает с этой девочки каждую пылинку, и когда она, повзрослев, задаёт вопросы, которые не касаются тенниса, что-то там о Федерации, я всегда говорю: "Твоё дело — играть в корте. Ты не играешь ни за Сапронова, ни за Мошака, а только за свою страну". В конце-концов, вы можете задать этот вопрос Элине, её родителям. То, что сказал Мошак — этого не было, это наглая, циничная ложь. Я никогда своего игрока не просил, и не буду просить плохо высказываться о федерации, о Мошаке, которого я не уважаю. Я сильный человек, и сам могу любого Мошака "загнать под плинтус" своими методами. Никогда не буду просить об этом игрока — это ниже собственного достоинства.

— Этот вопрос я задавал Мошаку, задам и вам: почему люди так борются за кресло президента ФТУ? Какие это дает преимущества, ведь практически все кандидаты говорили, что готовы вкладывать свои собственные средства. В чём смысл?
— Честно говоря, я не знаю. На самом деле, это действительно борьба за право потратить свои личные деньги, как бы не смешно это звучало. К примеру, я меньше миллиона долларов в год на женскую сборную не тратил. Почему Лагур? У него есть структура любительского тенниса, которой он давно занимается — украинский теннисный клуб. Там достаточно интересная система принятия решений, есть наблюдательный совет, управление, все имеют право высказаться. Мы все хотим, чтобы над головой было написано слово "справедливость". И я хочу, и вы хотите, и агент, и уборщица, и водитель такси — все хотят. Так вот, самое главное то, что выборы и конференция прошли несправедливо. С самого начала, с выдвижения кандидатов. Понятно, что всё было сделано по тому уставу, который есть, но устав пишут люди, значит, его нужно менять. Я бы сделал так, чтобы 30-40 человек — заслуженные тренеры Украины, заслуженные мастера спорта Украины, заслуженные работники физической культуры и спорта в области тенниса — получили мандат. Однозначно его должен был получить и каждый теннисный клуб. А было то, что было, мы это видели. Что ж, поправим.

— Все кандидаты были готовы вкладывать свои деньги. Мошак сказал, что даст не меньше, чем было раньше. Конкретную сумму не назвал, но при этом делает акцент на привлечении спонсоров.
— Дай бог. Насколько я знаю, только Евгений Черняк там как-то немножко его поддерживает финансово. Действительно, Мошак — не с Луны же упал, бизнес какой-то у него есть. Минимальный бюджет Федерации, бюджет выживания, на мой взгляд, — это полтора миллиона долларов в год. В лучшие года он составлял около 2,5 миллионов — это были деньги Вадима Шульмана и мои. Бюджет развития, наверное, начинается от трёх миллионов. Вот такие деньги нужно искать. Если они их найдут — сниму шляпу. Но думаю, что не найдут.

— На момент, когда вы были в Федерации, были ли ещё кроме вас инвесторы или хотя бы люди, которые способны вкладывать деньги в украинский теннис?
— Самая большая ошибка Федерации Шульмана, в которой был и я, это то, что мы не смогли привлечь группу Лагура. Количество инвестиций, которые они бы могли вложить, равнялись тем деньгам, которые вкладывали мы с Шульманом. Пришло время эту ошибку исправлять.
Вадим Маратович по разным причинам отошел от тенниса. Я знаю человек 20 бизнесменов, которые находятся в команде Лагура и готовы вкладывать деньги, если он возглавит ФТУ.

— На выборах вас, без вашего ведома, включили в число вице-президентов. Буквально сразу же вы написали заявление об уходе, но до сих пор значитесь в этом списке.
— Мне самому это смешно. Вот как можно было так сделать? Во-первых, они абсолютно чётко знали мою позицию. Мошак и Лашкул абсолютно чётко знали мою позицию, что я против них, и я за Лагура. Зачем выдвинули меня, без моего согласия? Я же не разговаривал с ними! Позвоните, спросите: согласен ли я? Этого не было.

Идём дальше. Хорошо, возникла кандидатура — проголосовали. Я сразу же написал заявление, его зарегистрировали, передали. Теперь они что говорят? Понятно, это сделал не только я. Ещё написал Медведев, в сумме — человек 5 или 6. И если исполком удовлетворит эти заявления, нужно собирать новую конференцию, потому что не будет кворума. Смешно, не правда ли? Я слышал комментарии Лашкула, мол, в уставе написано, что исполком не имеет права освобождать избранных на конференции вице-президентов. Это может сделать только сама конференция. Такой вот хитрый устав.

"Всё должно быть системным"

— После выборов на вашем теннисном портале журналисты довольно часто пишут критические статьи и стараются укусить нынешнюю власть практически за каждую мелочь.
— Нет, стоп. Моя фамилия — Сапронов. И, просто прошу поверить на слово, я не обсуждаю с Еленой Кайдаловой или Всеволодом Кевличем то, что они пишут, и не корректирую их позицию. Мне нравится не всё то, что они говорят, я понимаю, но это крик души, их души, я их очень хорошо знаю. Они любят теннис, они понимают гораздо больше, чем Сергей Мошак, поверьте мне. Поэтому их высказывания — это их. За свои — я готов ответить за каждое слово.

В принципе, я помню, о чем писали Всеволод, Елена. Да, они ковыряются вокруг этих мелочей, но они пробыли рядом со мной, прожили в команде эти 4,5 года, и они… Да, конечно, мы тоже ошибались, были ошибки: и у меня тоже, и у команды в целом. Но они знают, как должно быть. И сейчас сравнивают с тем, как было.

— К примеру, в материалах на вашем портале едва ли не главной причиной поражения женской сборной в Испании было названо отсутствие в команде физиотерапевта...
— Я не считаю, что это главная причина.

— Так же считают и теннисистки, и капитан, которые говорят, что никакого дискомфорта они не чувствовали.
— Знаете, последнее дело добивать команду, которая свалилась. Многие вещи я должен очень хорошо взвешивать прежде, чем сказать, потому, что я ударю по команде, ударю по национальной сборной, по капитану, по девчонкам. Если затронута тема отсутствия врача, физиотерапевта, то могу сказать, что мелочей не бывает. Все нюансы должны быть учтены — только тогда всё срастётся в круглый, мощный шар, который называется "победа". Это тяжёлый шар, в котором не должно быть каких-то выемок, или наоборот, шипов, которые остановят его движение.

Каждый матч — это том, книжный том, который стоит на полке наших знаний. И хотелось бы, чтобы Мошак и его команда подняли эти тома, полистали, прочитали, что-то почерпнули с них, сделали свои выводы. У нас ошибки тоже были. Я тоже не справился, сам себе ставил задачи, мечтал, что та сборная должна сыграть в финале Кубка Федерации. Но мы не достигли той цели, которую хотели. Хотя, считаю, это было возможным с тем составом, с той командой, который был пару лет назад.

— Какими лично вы видите шаги развития тенниса в Украине?
— Если придёт Лагур, кстати, я сразу скажу: меня не будет в Федерации, я не буду вице-президентом. Я говорил ему: "Серёж, дай бог, будет всё нормально, ты станешь президентом Федерации, а я буду советником на общественных началах". Буду помогать финансово, проводить турниры здесь, в Харькове, заниматься своими игроками.

Мне ближе женский теннис, но я бы его отдал Гари Корогодскому. Этот человек благодаря своему нестандартному мышлению, своему, может быть, экстраординарному виду, девчонкам понравится. Он должен быть первым вице-президентом, отвечать за то, что отвечал я. С удовольствием буду ему помогать и знаниями, и финансами, хотя он самодостаточный человек, не беднее меня.

Что еще? Главное — это, конечно, тренерский совет, который должен возглавить Александр Долгополов-старший. На мой взгляд, по совокупности всех заслуг за свою теннисную жизнь, он является самым квалифицированным тренером в Украине. В этот тренерский совет должны войти специалисты различного уровня: киевские тренеры, наш Валерий Бурко, Сергей Жицкий, который подготовил Юлю Федак, Володя Богданов из донецкого региона. Многие-многие, не хочу всех называть, кого-то, боюсь, забуду. Ну а дальше — направления: женская сборная, мужская, юниорский теннис, детский, любительский.

На самом деле, всё будет зависеть от количества денег, которые удастся собрать. Всё должно быть системным, а не как пожарная команда. Хотим провести матч в Симферополе, потому что это бюджетно и не затратно — бах, Симферополь зарубило ITF, так быстро нашли "Меридиан". Всё должно быть расписано, расставлено по полочкам, спланировано. И работа должна быть системной, рассчитана на 5 лет вперёд.

Безусловно, в команде Лагура есть квалифицированные юристы, есть несколько человек, которые знают, как ходить по коридорам власти, попытаться привлечь под государственную программу развития тенниса в Украине в том числе и бюджетные деньги. Наверное, если коротко — то так. Эти направления главные.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →