Анастасия Павлюченкова
Фото: Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Павлюченкова: Хингис была очень зла после матча

Павлюченкова рассказала о сотрудничестве с Хингис, о том, что помогло ей отыграть подачу Главачковой на матч, и о многом другом.
27 мая 2013, понедельник. 01:27. Теннис
Анастасия Павлюченкова, с начала этого грунтового сезона работающая с Мартиной Хингис, в борьбе выиграла поединок первого круга "Ролан Гаррос" у Андреа Главачковой, отыграв подачу соперницу на матч. На послематчевой пресс-конференции, где был и специальный корреспондент "Чемпионат.com", россиянка рассказала о сотрудничестве со знаменитой швейцаркой, о волнении перед матчем, о том, что помогло ей отыграть подачу Главачковой на матч, об ожиданиях от встречи с Петрой Цетковской и о многом другом.

— Как вам работается с Мартиной Хингис?
— Хорошо, мне нравится (улыбается). Она была настоящей чемпионкой, великолепной спортсменкой. Кроме того, она отличный человек. Мы весело проводим время вне корта и упорно трудимся на тренировках, так что всё замечательно.
Не знаю, как себя чувствовали предыдущие поколения, но я сейчас не испытываю стресса. Да, я выхожу на каждый матч с мыслью, что хочу победить, и это не очень-то способствует психологическому расслаблению. Но в остальном всё нормально. Не знаю, может быть, Серене легче играть, потому что она уже много лет в туре, она является очень опытной теннисисткой. Кроме того, она великая чемпионка — так что она очень уверена в себе и знает, как готовиться к крупным турнирам, как играть их и побеждать в важнейших матчах.

— Вы чувствуете, что ваше поколение игроков испытывает большое давление, чем предыдущие поколения, – поскольку той же Серене уже 31, но она всё ещё является чемпионом, лидером. Вы ощущаете какой-то стресс в связи с этим?
— Не знаю, как себя чувствовали предыдущие поколения, но я сейчас не испытываю стресса. Да, я выхожу на каждый матч с мыслью, что хочу победить, и это не очень-то способствует психологическому расслаблению. Но в остальном всё нормально. Не знаю, может быть, Серене легче играть, потому что она уже много лет в туре, она является очень опытной теннисисткой. Кроме того, она великая чемпионка — так что она очень уверена в себе и знает, как готовиться к крупным турнирам, как играть их и побеждать в важнейших матчах.

— Можно ли сказать, что переход из юниорского тенниса, где вы были чемпионкой, в профессиональный занял больше времени, дался вам тяжелее, чем вы рассчитывали изначально?
— Нет, на самом деле я считаю, что всё получилось достаточно быстро. Уже в 17 лет я вошла в топ-30, пробилась в полуфинал Индиан-Уэллса и с тех пор в основном была в топ-20 на протяжении четырёх с половиной лет. Может быть, я не добилась серьёзного прогресса по сравнению с тем первым прорывом, но и не потеряла своих позиций.

— Если не ошибаюсь, вы начали работать с Мартиной в прошлом месяце. Почему вы решили выбрать именно её?
— Я смотрела все матчи в рамках тура легенд, увидела, что она играет хорошо, всё время побеждает – так всё и началось (смеётся).

— Как проходит ваше сотрудничество? Бывает, что вы спорите с ней по каким-то вопросам, обмениваетесь идеями по тренировочному процессу.
— Нет, я предпочитаю просто внимательно слушать её и держать все мысли при себе. Она знает, о чём говорит, а я просто на сто процентов выполняю всё то, что она предлагает. Я доверяю ей, прислушиваюсь к ней, так что спорить здесь не о чем. И пока что всё складывается отлично.

— Вы сегодня волновались? Время от времени создавалось ощущение, что вы разочарованы тем, как складывается ваш матч.
— Да, я была немного разочарована тем, как начался поединок. Правда, я не могу сказать, что плохо играла в начале, – скорее она стартовала по-настоящему здорово. Ей было нечего терять, так что она вкладывалась в удары, играла очень рискованно. Я никогда не видела, чтобы она действовала так агрессивно. Соответственно, я не ожидала этого и в какой-то момент во втором сете даже подумала, что могу проиграть этот матч, – она играла очень последовательно, на высоком уровне. Мне не удавалось повернуть ход борьбы в свою сторону, и я чувствовала себя немного усталой – не знаю, почему. Она вышла подавать на матч. Я боролась за каждое очко, знала, что не отдам ей матч просто так – и в итоге у меня всё получилось.

— Что связанное с теннисом вам хотелось бы улучшить в этом году?
— Конечно, я хотела бы быть повыше в рейтинге. Когда я была маленькой девочкой, я вовсе не мечтала о том, чтобы всю жизнь провести в конце первой двадцатки. Разумеется, я мечтала о том, чтобы быть первой ракеткой мира, побеждать на турнирах "Большого шлема". Как знать, быть может, это ещё когда-нибудь случится. Но нужно идти шаг за шагом. Сейчас я здесь, через пару дней мне предстоит провести матч второго круга. Я постараюсь сделать всё, что в моих силах, и показать на этом турнире свой максимум.

— В действиях Мартины есть что-то странное? То есть я имею в виду что-то непривычное для вас, отличающееся от действий других тренеров?
(Смеётся.) Я бы так не сказала. Мы уже довольно давно знаем друг друга, ещё с прошлого года. Она пытается улучшить мою игру, не внося каких-то глобальных изменений, – раскрыть мой потенциал. Она видит его и верит в него.

— Как вы можете оценить её тренерские навыки на данный момент?
— Вы правда думаете, что я сейчас скажу о ней что-то плохое (смеётся)?
Я была немного разочарована тем, как начался поединок. Правда, я не могу сказать, что плохо играла в начале, – скорее она стартовала по-настоящему здорово. Ей было нечего терять, так что она вкладывалась в удары, играла очень рискованно. Я никогда не видела, чтобы она действовала так агрессивно. Соответственно, я не ожидала этого и в какой-то момент во втором сете даже подумала, что могу проиграть этот матч.

— Можете сказать что-то хорошее.
— Ну, я не хочу, серьёзно. Да и не знаю, по какой шкале мне оценивать.

— Вам решать. Можете оценить по десятибалльной шкале, можете по стобалльной.
— 99 из 100 (улыбается).

На этом у англоязычной прессы вопросы иссякли, и дальше Анастасия отвечала на вопросы журналистов из России, в том числе специального корреспондента "Чемпионат.com".

— C учётом того, что в Австралии вы проиграли на "Большом шлеме" уже в первом матче, данный матч первого круга воспринимался с особым волнением?
— Не буду лукавить, перед матчем присутствовало лёгкое волнение. Это нормально, нервы есть у всех. Очень часто в голову лезет матч первого раунда на Открытом чемпионате Австралии; там развернулась какая-то невероятная драма. Сегодня мне удалось найти выход из непростой ситуации. Не могу сказать, что из-за стресса я плохо играла. Мне кажется, я неплохо начала матч. Да, возможно, я могла бы играть лучше и быстрее завершить встречу, но и Андреа тоже показала хороший теннис. Я была не одна на корте. Главное, что мне удалось одержать победу.

— Вы сказали, что подумали, что можете проиграть. Это пришло к вам в конце второго сета или раньше?
— Тяжело было ещё при счёте 4:2 во втором сете. Но всё-таки ей надо было взять ещё два гейма, что не так-то и легко. А при 6:5 было непросто, ведь она, в принципе, всегда хорошо подаёт. Она могла бы подать три хороших подачи или четыре эйса, и матч бы закончился. Поэтому я надеялась, что у неё не пройдёт подача. Я там агрессивно действовала, сыграла в свой теннис. Я понимала, что она играла хорошо, но, в свою очередь, знала, что просто так не отдам ей матч и буду бороться за каждый мяч.

— У вас было множество брейков. На ключевых очках вы порой допускали ошибки, а потом спокойно играли дальше. Чем вы это объясните?
— Матч был тяжёлый, поэтому я старалась не давать волю эмоциям и не слишком переживать из-за ошибок с игры или двойных. Если бы я начала эмоционально реагировать, то могла бы проиграть в двух сетах. Я была позитивно настроена и верила в свои силы, верила в то, что в итоге смогу оказаться сильнее. Если бы это не удалось, то что поделать — пожала бы руку сопернице и поздравила с победой.

— Что помогло хорошо сыграть на тай-брейке?
— Мои волевые качества и холодная голова.

— Есть такая закономерность, что не слишком хорошие игроки становятся хорошими тренерами, а выдающиеся игроки не всегда здорово работают, потому что ждут от подопечных того, что могли на корте сами. Мартина Хингис пытается вам придумать какие-то ходы или научить тому, что умела сама?
— Конечно, присутствуют некоторые элементы, которые она сама использовала. Она часто вспоминает, что ей в своё время помогало. Но всё-таки нужно время, потому что у нас отношения совсем свежие…

— А вы всё-таки начали работать месяц назад или с начала года?
— Один на один именно месяц назад. А друг друга мы знаем с прошлого сентября, и уже тогда мы начали работать. Однако тогда это происходило в академии, и она не ездила со мной по турнирам. Мы с ней пытаемся найти золотую середину между её элементами и моей игрой. Это логично, ведь я не такая, как она. Все игроки разные. Сегодня она была очень зла на меня после матча (смеётся).

— В Оэйраше было ветрено, а тут холодно. Как вам такие условия в Париже?
— Очень странно. Погода такая длится 10 дней, я здесь уже давно и вообще не понимаю, что происходит. Тут вообще пару дней назад град прошёл. Я слышала, что такая погода будет ещё две недели. В любом случае прохлада лучше, чем +45 градусов, которые бывали в Австралии.

— Вы играли с чешской соперницей, а впереди ещё одна чешка – Петра Цетковска. Что вы про неё знаете? И какие особенности чешской школы?
— Чешки – они такие стервы, мне так кажется (смеётся). Нелегко будет. Цетковска уже достаточно опытна и хорошо играет. Единственное, у неё недавно была травма. Она долгое время не играла, много снималась. Для неё это один из первых турниров после долгого перерыва, так что не знаю, как она справится. Я не сумела посмотреть, как она играет, но точно будет непросто, поэтому мне надо хорошо начать матч с первого мяча.

— А как вы тогда с Люси Шафаржовой в паре уживаетесь?
— Люси – полная противоположность стерве. Она замечательная девчонка. У нас с ней особые отношения. Мы друг друга давно знаем, второй сезон играем вместе пару, поэтому она со мной не проявляет никакой стервозности.

— Спрашивать у неё про Цетковску ничего не будете?
— Я об этом даже не думала. Про Главачкову у неё ничего не спрашивала, потому что сама видела пару раз, как она играет, несколько раз встречалась с ней в паре. Да и Цетковску я более или менее знаю. Там всё будет сильно зависеть от того, как я начну матч и как буду играть.

— Ваша собственная критика совпала с замечаниями Хингис или она сказала что-то новое?
— Она вообще очень злится, что много ошибок было. Как-то ей не понравилось, как я играла. Андреа, повторюсь, здорово начала матч, и для меня это был небольшой шок. Я не могу сказать, что дело только в том, что я дала ей возможность выигрывать, потому что показывала плохой теннис. Но мы ещё толком не поговорили; будем разговаривать, обсудим всё.

— Получается, что требования к вам очень высокие?
— Да, я вообще не расслабляюсь. Иначе там очень жёстко всё будет (улыбается).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →