Михаил Южный
Фото: Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Южный: хотел бы иметь такую подачу, как у Роддика

Михаил Южный не сумел в матче четвёртого круга переиграть Томми Хааса, уступив в трёх партиях. По окончании матча он рассказал о причинах.
3 июня 2013, понедельник. 17:00. Теннис
Последний россиянин, оставшийся в мужском одиночном разряде "Ролан Гаррос", Михаил Южный, не сумел выйти в четвертьфинал, уступив немцу Томми Хаасу. После завершения встречи 30-летний спортсмен рассказал о причинах, помешавших ему показать более качественный теннис, и многом другом.

У меня нет к себе больших претензий. Иногда бывает такое, что ты пробуешь все варианты, но ничего не получается. Да, я много ошибался, да, я был слишком медлительным, но я всё равно пробовал всё, что мог сделать на данный момент. К сожалению, ничего не получилось.
— Михаил, вы раньше уже разбивали ракетку столь яростно?
— Да, такое уже случалось. В подобной ситуации ты пытаешься сделать всё, что может тебе помочь.

— С каким производителем ракеток вы работаете?
— Head.

-Думаете, Head и дальше будет позволять вам использовать их ракетки?
— Я уже 20 лет играю ракетками Head. Это хорошие ракетки.

— Хорошая игра Хааса вас удивила?
— Я предоставил ему слишком много шансов, поэтому он сыграл хорошо.

— Было ли у вас ощущение, что вы можете вернуться в игру?
— Сегодня я играл плохо. Не могу сказать, что дело в чём-то одном. Я старался делать всё, что в моих силах, но иногда такое случается.

— Главная причина поражения – большое количество геймов, проигранных на своей подаче. Согласны?
— Когда ты проигрываешь 1:6, 1:6, 3:6, уже не так важно, как много геймов на своей подаче ты проиграл.

— Вам этот проигрыш не напомнил прошлогодний матч на "Ролан Гаррос" против Давида Феррера? В тот раз вам тоже удалось взять не слишком много геймов?
— (Улыбается.) Какие-то параллели можно провести только в связи с тем, что мы играли на том же самом корте. В остальном это был совершенно другой матч.

Представьте, вас отлучили по каким-то причинам от журналистики на три, четыре или даже пять лет. Вы хотите работать, но вам что-то мешает. Как думаете, с каким желанием вы бы потом вернулись к своему делу? Мне кажется, ситуация с Хаасом именно такая.
— С утра не было никаких проблем с самочувствием?
— Нет. На разминке я никаких проблем не ощутил.

— Вы сказали о том, что правильно всё сделали, но не поняли, почему проиграли, верно?
— Нет, почему проиграл, я понял (улыбается). Я имел в виду, что у меня нет к себе больших претензий. Иногда бывает такое, что ты пробуешь все варианты, но ничего не получается. Да, я много ошибался, да, я был слишком медлительным, но я всё равно пробовал всё, что мог сделать на данный момент. К сожалению, ничего не получилось.

— По вашим собственным ощущениям, это худший матч, который вы сыграли на нынешнем "Ролан Гаррос"?
— (Смеётся.) Да.

— Какие планы дальше?
— Буду играть турнир в Галле и Уимблдон.

— Соперник сегодня показал именно то, что вы ждали от него, или чуть больше?
— Хаас сделал своё дело. Учитывая то, что я показывал на корте сегодня, много от него не требовалось. Он отыграл матч на хорошем уровне, что и привело к победе.

— Есть ли причины, почему ваша игра не заладилась? Может быть, вы береглись от возможной травмы или что-то подобное?
— (Улыбается.) Нет, я не берёгся. Я пытался сделать всё возможное. Делать какие-то серьёзные выводы сразу после окончания матча мне бы не хотелось.

Невозможно научить его играть точно так же, как Роджер Федерер или Энди Маррей, полностью скопировать их технику. Можно попробовать, но вряд ли что-то хорошее из этого выйдет. Повторюсь, есть основы, но затем надо на них нанизывать индивидуальные особенности ребёнка.
— Для вас удивительно, что немец, перенеся три операции на плече и одну на бедре, до сих пор может играть на таком уровне?
— Когда вы долго не работаете, у вас разве не возникает желания хорошенько поработать? Представьте, вас отлучили по каким-то причинам от журналистики на три, четыре или даже пять лет. Вы хотите работать, но вам что-то мешает. Как думаете, с каким желанием вы бы потом вернулись к своему делу? Мне кажется, ситуация с Хаасом именно такая. У него были травмы, которые не позволяли ему играть. Он полностью их залечил, пропустил довольно продолжительное время и вернулся с большим желанием.

— У вас нет ощущения, что всем теннисистам время от времени нужна лёгкая пауза, чтобы потом хорошо играть? Вы никогда не думали, что нужно сделать перерыв?
— Вы знаете, сама система АТР не даёт нам возможности для подобных манёвров. Это весьма рискованно. Я не знаю теннисистов, которые пошли бы на это добровольно.

— Мне кажется, очень важно, чтобы была связать между детскими тренерами, которые "лепят" из детей игроков, и теми, с кем люди реально работают, выступая на самом высоком уровне. К примеру, в одно время все бросились менять технику при подаче, как у Энди Роддика, уделяя внимание выбросу левой руки. Вы как-то тренировали этот момент?
— Любые нюансы имеют огромное значение, особенно на нашем уровне. Мы постоянно задумываемся о том, куда идут рука, нога, палец или что-то ещё. Да, эти мелочи зрителям не заметны, и они не могут быть заметны по большому счёту. Но каждая такая мелкая деталь способна дать довольно неплохой эффект.

Если брать технику подачи Энди Роддика, то она очень своеобразна и не идеальна. На мой взгляд, конечно. У него был очень мощный плечевой пояс, за счёт которого он хорошо подавал. Но сама техника у него далека от идеала. Впрочем, я бы хотел иметь такую подачу, как у Роддика (смеётся). Многое зависит от конкретного игрока.

— Как идёт процесс работы над шлифовкой деталей? Вы просматриваете видеозаписи или советуетесь с другими тренерами?
— У меня есть команда, которая следит за тем, что происходит в мире тенниса. Да, её основа — это Борис Львович Собкин, но есть и другие тренеры, с которыми мы советуемся.
Что касается вашего предыдущего вопроса про технические нюансы, могу сказать, что всегда есть основы, но дальше надо толкаться от особенностей ребёнка. Невозможно научить его играть точно так же, как Роджер Федерер или Энди Маррей, полностью скопировать их технику. Можно попробовать, но вряд ли что-то хорошее из этого выйдет. Повторюсь, есть основы, но затем надо на них нанизывать индивидуальные особенности ребёнка.

Я не знаю, нужно ли забрасывать левую руку при подаче. Там всё взаимосвязано. Ты не можешь отбросить левую руку, а правой проделать всё, что делал раньше. Очень много деталей. Конечно, поверхностно можно это обсуждать, но почти бессмысленно. У нас в стране много людей, которые знают, как и что надо делать (улыбается). К сожалению, той самой взаимосвязи между профессиональным и детским теннисом у нас в стране нет. Каждый выживает так, как могут его родители, команда и т. д. К сожалению, у нас всё вразнобой, каждый сам по себе. Многие из тех, кто мог бы добраться до уровня профи, не добираются. Увы. Не уверен, что такая проблема существует во всём мире, но в нашей стране она есть.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →