Виктория Азаренко
Фото: AFP
Текст: Даниил Сальников

Азаренко: Шарапова сейчас в прекрасной форме

Виктория Азаренко рассказала о ходе матча с Марией Кириленко, своих отношениях с грунтом, работе с Сэмом Сьюмиком и многом другом.
6 июня 2013, четверг. 00:45. Теннис
Виктория Азаренко одержала непростую двухсетовую победу над Марией Кириленко и впервые в карьере вышла в полуфинал "Ролан Гаррос". На послематчевой пресс-конференции, в которой принял участие и специальный корреспондент "Чемпионат.com", Виктория рассказала о ходе поединка, своих отношениях с грунтом, воспоминаниях о победе Марии Шараповой на Уимблдоне, работе с Сэмом Сьюмиком и многом другом.

— Виктория, что сегодня всё решило, на ваш взгляд?
— Определённо, свою роль сыграл первый сет. Во втором сете я прибавила, а вот в первом были и взлёты, и падения. Мы очень хорошо знаем друг друга, так что было трудно чем-то удивить. И всё же у нас была возможность сделать это. В первом сете, а особенно в начале, я не была полностью сконцентрирована. Мария серьёзно прибавила, и я думаю, что в итоге всё решили один-два розыгрыша — в первую очередь, речь идёт о начале тай-брейка.
Определённо, свою роль сыграл первый сет. Во втором сете я прибавила, а вот в первом были и взлёты, и падения. Мы очень хорошо знаем друг друга, так что было трудно чем-то удивить. И всё же у нас была возможность сделать это. В первом сете, а особенно в начале, я не была полностью сконцентрирована. Мария серьёзно прибавила, и я думаю, что в итоге всё решили один-два розыгрыша — в первую очередь, речь идёт о начале тай-брейка. Мне удалось доминировать в тот момент, и я постаралась сохранить такое положение.
Мне удалось доминировать в тот момент, и я постаралась сохранить такое положение.

— Вы сказали, что вы с Кириленко хорошо знаете друг друга. Можете описать ваши отношения?
— Мы довольно близкие подруги. Я всегда рада видеть её, мы общаемся за пределами корта. Но когда речь об игре, то мысли только о победе, о борьбе, ведь она очень требовательна, когда выходит на корт, — как и я. Но за пределами корта она очень приятная девушка. Пока я не играла в парном разряде, у меня было другое представление о ней, но потом я узнала, что это невероятный человек.

— Что вы думаете о своём следующем матче?
— Для меня самое главное — быть максимально готовой к четвергу. Я понимаю, что мне предстоит очень сложный матч против действующей чемпионки. Мы впервые будем встречаться здесь. Определённо, это будет захватывающе и интересно. Я очень упорно работала, чтобы добраться до такой стадии, и я просто сконцентрирована на следующем матче.

— У вас обеих очень сильные удары...
— Конечно, не стоит давать Марии играть первым номером, ведь она любит действовать агрессивно. В чём-то мы похожи, в чём-то отличаемся. Определённо, это будет серьёзная битва.

— Вы впервые попали в Париже в полуфинал. Насколько это важно для вас с учётом, что ваш тренер — француз Сэм Сьюмик?
— Ну, конечно, это не главная причина, по которой я рада выходу в полуфинал. Но, думаю, такой результат заставляет его чуть больше гордиться мной. Это была моя третья попытка преодолеть здесь четвертьфинальную стадию, и у меня отличные ощущения от того, что я сделала это. Мы сконцентрированы на работе. А уж вместе праздновать или плакать будем после завершения турнира.

— Год назад во время грунтового сезона, по-моему, это было на турнире в Штутгарте, вас спросили: "Какие у вас отношения с грунтом?". Вы ответили: "Мы пока не женаты" или что-то вроде того. Что можете сказать сейчас об отношениях с этим покрытием?
— У меня по-прежнему нет кольца на пальце (смеётся). Но я чувствую, что мы сближаемся с ним (смеётся). У нас уже очень близкие отношения.

— Как образовалась ваша пара с Марией Кириленко?
— Вы знаете, я уже не помню. По-моему, дело было так: она играла с Надеждой Петровой, а я подошла к ней и спросила, не хочет ли она попробовать поиграть со мной один турнир. Нам очень понравилось играть вместе. Она, вне всяких сомнений, моя любимая партнёрша. Мы действительно получали удовольствие. Нам удавалось друг друга дополнять: какие-то элементы игры лучше у неё, какие-то у меня, так что у нас получилась хорошая пара.

— С какими эмоциями вы выходите на корт против неё в одиночке?
— Мы уже не играем вместе два года. Чем дольше ты находишься в Туре, тем легче тебе абстрагироваться от этих мыслей: "О, мне надо встречаться с моей напарницей". Я думаю о том, что играю против теннисистки, которая хочет обыграть меня, а я хочу обыграть её. Так что ничего личного.

— Вы были первой ракеткой мира, выиграли два турнира "Большого шлема", на вас сейчас иначе смотрят, к вам приковано большее внимание. Как вы к этому относитесь, как справляетесь?
— Я из маленькой страны. Теннис был совсем не так популярен в Белоруссии во время моего детства. Люди стали узнавать меня, когда у меня пошли хорошие результаты. Должно было пройти какое-то время. В последние годы в этом плане произошли большие изменения, поскольку мне надо было научиться общаться с болельщиками, понять, как нужно вести себя. Я рада, что рядом со мной были люди, которые помогли мне, и сейчас я получаю огромное удовольствие, когда общаюсь с теми, кто меня поддерживает. Я просто люблю теннис. Мне очень повезло, потому что я делаю то, что люблю с детства. Я путешествую по миру, играю на больших стадионах перед тысячами любителей тенниса… Мне нравится жить сегодняшним днём и наслаждаться тем, что я
Я из маленькой страны. Теннис был совсем не так популярен в Белоруссии во время моего детства. Люди стали узнавать меня, когда у меня пошли хорошие результаты. Должно было пройти какое-то время. В последние годы в этом плане произошли большие изменения, поскольку мне надо было научиться общаться с болельщиками, понять, как нужно вести себя. Я рада, что рядом со мной были люди, которые помогли мне, и сейчас я получаю огромное удовольствие, когда общаюсь с теми, кто меня поддерживает. Я просто люблю теннис.
делаю.

— Когда вы играете против Шараповой, то со стороны чувствуется это напряжение, энергетика, нерв матча. Какие у вас ощущения на корте?
— Аналогичные (смеётся). Может быть, для меня матчи против неё ещё более напряжённые, чем вам кажется с трибуны. Мне сложно сравнивать себя и Марию с точки зрения характера и силы духа, но Шарапова — настоящий боец, она всегда борется за каждое очко вне зависимости от счёта. Топ-игроки отличаются таким теннисом, поэтому с ними так тяжело играть.

— Вы помните Уимблдон-2004, на котором Шарапова победила Серену Уильямс?
— Да. Это был большой успех для неё.

— Вы помните свои эмоции? Я имею в виду, что её победа как-то вдохновила вас тогда, ведь её родители из Белоруссии?
— Я думаю, что титул Марии вдохновил очень многих людей. Она ярко ворвалась в женский теннис. Это невероятное достижение.

— В прошлом году после победы на Australian Open на вас обрушился шквал внимания прессы, от вас многого ожидали – и тогда вы выступили на "Ролан Гаррос" не лучшим образом. В этот раз вы вновь выиграли в Мельбурне, а ваш теннис здесь выглядит гораздо лучше по сравнению с прошлогодним. Можно сказать, что вы лучше научились справляться с внешним давлением?
— Не думаю, что это имело какое-то отношение к давлению. В целом я достаточно хорошо выступала после прошлогоднего Australian Open, в том числе непосредственно перед "Ролан Гаррос". Просто в этом году я стала лучше играть на грунте, вот и всё. А давление я даже люблю – преодолевая его, становишься лучше.

— Как отношения с Редфу влияют на вашу игру? Это помогает вам спокойнее относиться к матчам, не всегда думать о теннисе?
— Я всю жизнь очень активно и страстно реагировала на всё происходящее на корте. А вне корта мне иногда нужно делать что-то скучное, чтобы хорошо играть. Так что важно находить правильный баланс между делами и тем, чтобы просто посидеть и, допустим, посмотреть какое-нибудь очень глупое шоу по телевизору.

— Вы добились прогресса в игре на клавишных инструментах?
— Мы даже записали трек, и, вероятно, вы его как-нибудь услышите.

— Это не "Сердце чемпиона", а что-то новое?
— Нет, это новая запись, где я пою.

— На русском?
— Нет, на английском.

— Правда?
— Да.

— Можете вкратце рассказать, о чём она?
— Просто песня для вечеринок.

— Что-то вроде "I’m so sexy" (очевидный намёк на песню LMFAO "I’m sexy and I know it". — Прим. ред.)?
— (смеётся). Нет, ведь нельзя просто копировать что-то, нужно быть оригинальной.

— Значит, мы её скоро услышим.
— Вы будете одним из первых (улыбается).

Оставшаяся часть пресс-конференции прошла на русском языке.

— Какие сложности доставила вам Мария? Как удалось их преодолеть?
— Я считаю, что Маша серьёзно прибавила во всех элементах – в подаче, в движении, в ударах. Она стала играть гораздо агрессивнее. Маша всегда действовала разнообразно, но теперь это соединилось и с агрессивностью. Она из тех игроков, которые умеют делать всё, поэтому зачастую ты не знаешь, чего от неё ожидать. В свою очередь, я старалась концентрироваться на себе и играть агрессивно, чтобы не давать ей входить в удобный ритм. Она замечательный боец, не отдаст ни единого очка просто так, без борьбы. Это её самая главная заслуга.

— После этого турнира она впервые попадёт в топ-10.
— Да? Здорово. Я считаю, она заслуживает там быть.

— Нет ли у вас ощущения, что первый сет был определяющим в матче?
— Я думаю, что в какой-то степени — да. Во второй партии я начала играть намного лучше. Наверное, даже именно тай-брейк первого сета стал переломным моментом.

— Вы сегодня ушли с утренней тренировки на пять минут раньше, чем было отведено. Не хотели пересекаться с соперницей или так случайно получилось?
— Так получилось случайно. Просто я начала чуть раньше, чем было
Я считаю, что в женском туре становится всё меньше и меньше настоящих тренеров, появляется больше родителей и спарринг-партнёров. У нас с Сэмом достаточно длительные спортивные отношения. Каждый раз мы ищем те вещи, которые помогут нам улучшить меня как игрока, а его как тренера. Именно желание становиться лучше связывает нас больше всего. Он помогает мне практически во всём. Мы очень разные люди, иногда ругаемся, потом миримся. Тем не менее у нас есть доверие, и мы друг друга прекрасно понимаем на корте, а это бесценно. Безусловно, у нас будут разногласия, но он верит мне, а я верю ему, и главнее этого нет ничего. Это помогает нам совершенствоваться.
положено.

— Как вы разглядели Сэма Сьюмика из многообразия других тренеров в туре? В чём его главная заслуга и самая сильная сторона?
— Я считаю, что в женском туре становится всё меньше и меньше настоящих тренеров, появляется больше родителей и спарринг-партнёров. У нас с Сэмом достаточно длительные спортивные отношения. Каждый раз мы ищем те вещи, которые помогут нам улучшить меня как игрока, а его как тренера. Именно желание становиться лучше связывает нас больше всего. Он помогает мне практически во всём. Мы очень разные люди, иногда ругаемся, потом миримся. Тем не менее у нас есть доверие, мы друг друга прекрасно понимаем на корте, а это бесценно. Безусловно, у нас будут разногласия, но он верит мне, а я верю ему, и главнее этого нет ничего. Это помогает нам совершенствоваться.

— С Верой Звонарёвой он работал одним способом, а с вами совершенно другим. Он умеет подстраиваться под особенности игрока. Вы согласны?
— Я считаю, что тренер должен не менять игрока таким образом, как ему самому бы хотелось, а найти в нём сильные и слабые стороны и улучшать их. Мы с Сэмом начали работать над многими ударами, например, не просто над ударом справа, а над тем, чтобы иметь три различных вариации удара справа. Это стало мне помогать. Конечно, тяжело из тренировок всё перенести в матч, но я верю, что это поможет мне стать лучше.

— Не было ли у вас мыслей сыграть на Уимблдоне в миксте с Максом Мирным?
— Нет. Я играла микст только в прошлом году из-за Олимпиады. Стараюсь концентрироваться на одиночке. Да, я люблю играть микст, но это лишнее ожидание и трата энергии. Я стараюсь сохранять энергию и концентрацию на протяжении двух недель, и эти лишние 1 или 2 процента могут сыграть большую роль.

— Вы видели вчерашний матч Жо-Вилфрида Цонга против Роджера Федерера?
— Он вчера отыграл очень хороший матч, был достаточно сконцентрирован. Я смотрела практически всю встречу, и он показал хороший теннис. Хотя на самом деле мне жалко Федерера.

— Есть ли у него шанс победить на турнире?
— У всех, кто остался в сетке, есть шанс. Однако, я думаю, ему будет нелегко против Джоковича или Надаля.

— Вы проиграли Марии Шараповой последний матч на грунте. Что вы думаете о предстоящей встрече?
— Тяжело сравнивать тот матч и этот, поскольку в Штутгарте мы играли в зале. В любом случае Маша сейчас в прекрасной форме, она защищает титул. У нас всегда с ней сложная борьба, и этот раз вряд ли станет исключением. Я рада, что оказалась в полуфинале, а здесь не бывает лёгких матчей.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 19
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →