Рафаэль Надаль с призом
Фото: Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Надаль: не знаю, как я вернулся на такой уровень

Надаль рассказал о своих ощущениях от победы в Париже, о состоянии колена, шансах занять первое место по итогам года и о многом другом.
10 июня 2013, понедельник. 02:00. Теннис
Рафаэль Надаль в воскресенье завоевал восьмой титул на "Ролан Гаррос", став первым теннисистом, восемь раз выигравшим один и тот же турнир "Большого шлема". На послематчевой пресс-конференции, где побывал и специальный корреспондент "Чемпионат.com", Рафаэль долго общался с журналистами – сначала около 20 минут на английском, затем чуть меньше – на испанском. Надаль рассказал о своих ощущениях от победы, о физической готовности, о состоянии колена, реакции на хулигана с файером, шансах на то, чтобы стать первым по итогам года, любви к спорту и соревнованиям и о многом другом.

Я великолепно себя чувствовал. Играть против Давида всегда тяжело, а счёт не вполне отражает ход сегодняшнего матча. Думаю, мне удалось сыграть здорово, а отдельные отрезки матча я провёл на очень высоком уровне. Я очень счастлив, это большой день для меня. Я не смог бы добиться этого без помощи очень многих людей; перечислять их сейчас не буду, потому что боюсь забыть кого-нибудь и обидеть его. Но именно благодаря им я сегодня держу в руках этот кубок, и я им всем очень благодарен.
— Не хочется принижать заслуг Феррера, но всё же можно сказать, что сегодня вам пришлось куда легче, чем в матче с Джоковичем, верно? И почувствовали ли вы что-то особенное в связи с рекордной восьмой победой?
— Я великолепно себя чувствовал. Играть против Давида всегда тяжело, а счёт не вполне отражает ход сегодняшнего матча. Думаю, мне удалось сыграть здорово, а отдельные отрезки матча я провёл на очень высоком уровне. Я очень счастлив, это большой день для меня. Можно сказать, что мне удалось сделать последний шаг после возвращения в тур. Сначала я выиграл турнир серии "250", затем – серии "500", после победил на "Мастерсе", а теперь взял и "Шлем". Очень приятно, что это случилось. Я не смог бы добиться этого без помощи очень многих людей; перечислять их сейчас не буду, потому что боюсь забыть кого-нибудь и обидеть его. Но именно благодаря им я сегодня держу в руках этот кубок, и я им всем очень благодарен.

— Каковы ваши ощущения от восьмой победы в Париже? Их можно сравнить с чувствами, которые вы испытали в момент первого триумфа?
— Каждый момент уникален, и сравнивать их сложно. К тому же я никогда и не любил сравнения. Но этот год для меня особенный. Ещё пять месяцев назад никто в моей команде не мог представить, что мне удастся добиться стольких побед – мы были уверены, что это невозможно. Но вот я здесь – и это действительно что-то невозможное, фантастика, ставшая реальностью. Так что я очень счастлив.

— До вас выиграть здесь восемь раз удалось лишь одному французу ещё до Первой Мировой (речь о Максе Декюжи, последняя победа которого пришлась на 1914-й, после чего турнир был на пять лет прерван войной; впрочем, тогда турнир был закрыт для иностранцев, так что "Шлемами" те трофеи не считаются. – Прим. ред.). Скажите, глядя на свои фотографии с кубками, вы можете вспомнить, какая из них в каком году сделана?
— Да, могу.

— Можете, да? Ну… (смех в зале). Второй вопрос – есть ощущение, что ваша работа ног после возвращения даже улучшилась, что вы стали выглядеть ещё лучше в плане физики. Согласны с этим?
— У меня нет ощущения, что сейчас я лучше всего в карьере готов физически; думаю, это не так. Были моменты, когда я чувствовал себя лучше в физическом плане, чем сейчас. И это нормально, потому что сейчас я готовился меньше, чем раньше. Но практика приходит с матчами. Мне повезло, что я сумел одержать так много побед за это время. Я сам не знаю, как мне удалось вернуться на тот уровень, на котором я нахожусь сейчас. Те семь месяцев, что прошли вне тура, я мало играл в теннис. Да, я занимался в тренажёрном зале, но это другое дело. И в первые недели после возвращения я совсем неважно передвигался по корту, но постепенно начал двигаться так, как нужно. А игра пришла вместе с движением.

— О чём вы подумали, когда на корт выбежал хулиган?
— Тот парень? Честно говоря, ни о чём. Всё произошло очень быстро. В первую секунду мне стало немного страшно, потому что я сначала не понял, что произошло. Я увидел человека с файером в руках. Да, это было страшно. Такие вещи никто не может предотвратить. Спасибо большое всем сотрудникам службы охраны за их отличную работу. Они всё сделали очень быстро и чётко.

— У вас есть ощущение, что сейчас вы находитесь в отличной ситуации для того, чтобы повести борьбу за первое место по итогам года?
— Нет, я не ставлю перед собой такую цель. Да, я занимаю хорошую позицию в Гонке (там Надаль находится на первом месте с приличным отрывом от соперников. – Прим. ред.), где набрал очень много очков, сыграв всего девять турниров. Это невероятно. Без Майами и Австралии у меня 7000 баллов. Это гораздо больше того, о чём я мог мечтать. Но чтобы быть первой ракеткой мира в нынешней эре, нужно играть на протяжении всего сезона, потому что соперники очень сильны. Мне нужно продолжать набирать множество очков на каждом из турниров, чтобы у меня были какие-то шансы на первую строчку в конце года.

Всё произошло очень быстро. В первую секунду мне стало немного страшно, потому что я сначала не понял, что произошло. Я увидел человека с файером в руках. Да, это было страшно. Такие вещи никто не может предотвратить. Спасибо большое всем сотрудникам службы охраны за их отличную работу. Они всё сделали очень быстро и чётко.
После этого финала я пройду медицинское обследование, проверю всё своё тело и, надеюсь, буду готов к Уимблдону. До него я не сыграю ни одного турнира, а это далеко не идеальная ситуация перед "Шлемом" на траве – покрытии, которое сильно отличается от всех остальных. Это отличие делает турнир более непредсказуемым. Но я постараюсь быть в хорошей форме к моменту старта Уимблдона. А если мне это не удастся, буду готовиться к оставшейся части сезона – хотя, разумеется, в любом случае я попытаюсь подойти к нему готовым на 100 %. Однако в целом я могу воспринимать всё несколько более расслабленно, чем обычно. Всё идёт гораздо лучше, чем я ожидал, так что если я продолжу делать всё так, как нужно, у меня будет возможность закончить год высоко в рейтинге.

— Насколько важно было для вас видеть поддержку семьи и всей вашей команды в ложе после всех трудностей, преодолённых за последний год?
— Они всегда были со мной, так что ничего необычного здесь нет. Конечно, здорово иметь поддержку, когда всё идёт хорошо, когда ты здоров и побеждаешь. Но когда у тебя травмы, спады – тогда поддержка особенно важна. Я считаю, мне очень повезло, что у меня такая замечательная семья, такая команда. Они очень сильно поддерживали меня в эти семь – восемь месяцев – и многие другие люди тоже делали это. Я получал сотни сообщений со словами поддержки и в соцсетях, и на телефон. В такой момент поддержка даёт тебе позитивную энергию. Каждое пришедшее сообщение было очень важно для меня.

— Когда вы получили ту ужасную травму и провели много месяцев вне тура, о чём вы думали? Сомневались ли, что вернётесь в теннис?
— Я позитивный человек и стараюсь всегда мыслить соответствующим образом. Но сомнения – часть нашей жизни. Только откровенно самонадеянные люди могут жить без сомнений. В этом мире ни в чём нельзя быть полностью уверенным. Так что, разумеется, у меня были определённые сомнения. Но я работал и делал всё, чтобы у меня был шанс вернуться.

— Вы много недель говорили, что не хотите рассказывать нам о состоянии своих коленей. Может быть, сейчас вы наконец-то сможете сделать это?
— Колена, не коленей. К счастью, у меня есть проблемы только с одним из них (улыбается). Были недели, когда ощущения в нём были не лучшими – например в Барселоне — но в последнее время всё стало лучше. Колено выдерживало тяжёлые матчи – такие, как против Гулбиса и Давида Феррера в Риме. Оно выдержало и очень тяжёлую битву с Джоковичем здесь, на "Ролан Гаррос". Вчера ничего ужасного с ним не случилось, и это очень хорошо. Сегодня мне удалось сыграть на 100 %. Но состояние колена нужно продолжать контролировать, и именно этим мы будем заниматься в преддверии Уимблдона.

— Вы когда-нибудь задумывались, что помогает вам быть столь опасным соперником для всех?
— Наверное, то, что я люблю игру, люблю спорт. Я понимаю спорт только как соревнование; заниматься им, не имея цели, глупо (смеётся). Если я буду играть во что-то, не пытаясь показать свой максимум, то мне это будет неинтересно. Лучше я займусь чем-то другим. Это относится как к теннису, так и к любому другому виду спорта. Я пытаюсь улучшить в своей игре всё, что только возможно, полностью отдаваться ей, получать удовольствие от соревнования с кем-то, от преодоления тяжёлых моментов, когда нужно искать какие-то необычные пути решения проблем на корте. Всё это делает спорт чем-то особенным. Я люблю не только теннис, но и спорт в целом – и именно этот дух спорта является фактором, мотивирующим меня двигаться вперёд.

Я понимаю спорт только как соревнование; заниматься им, не имея цели, глупо (смеётся). Если я буду играть во что-то, не пытаясь показать свой максимум, то мне это будет неинтересно. Лучше я займусь чем-то другим. Это относится как к теннису, так и к любому другому виду спорта. Я пытаюсь улучшить в своей игре всё, что только возможно, полностью отдаваться ей, получать удовольствие от соревнования с кем-то, от преодоления тяжёлых моментов, когда нужно искать какие-то необычные пути решения проблем на корте.
— Вы выиграли здесь уже восемь раз. Вам ещё не наскучило это? Как вы находите мотивацию стремиться к победе на турнире, на котором вы уже побеждали несколько раз?
— Да, действительно я выиграл здесь в прошлом году и в этом. А мотивация, как я уже говорил по-английски (начиная с этого вопроса, пресс-конференция проходила на испанском. – Прим. ред.), выражается в моей любви и страсти к теннису. Я нуждаюсь в том, чтобы получать удовольствие от игры, и мне это удаётся. В жизни много вещей, которые важнее спорта, но спорт является большой частью моей жизни. Я говорю не только о теннисе, а о спорте в целом. Мне интересны и другие виды спорта, мне повезло, что я могу использовать их в своей подготовке. Кроме того, мне нравится сражаться на самом высоком уровне на лучших аренах мира – на "Ролан Гаррос", US Open, Монте-Карло. Выступать на центральном корте – это всегда нечто особенное. Я наблюдал за подобными битвами с детства и надеялся, что со временем смогу показывать подобные вещи на корте. И вот моя мечта сбылась. Но чтобы достичь этого, потребовались многие годы. Когда мне это надоест, а в конечном счёте это произойдёт, то я приму это и начну заниматься чем-то другим. До тех пор, пока я получаю удовольствие на корте, я буду отдаваться этому на 100%. Такое уж у меня восприятие спорта.

— Рафа, вы говорили, что ваша цель – Олимпиада-2016. В этом году вы не выступали в Майами и обмолвились, что можете не сыграть на Уимблдоне. Каковы ваши цели на ближайшие Уимблдонские турниры?
— Я никогда не говорил, что не сыграю на Уимблдоне. Возможно, вы меня неправильно поняли. Я говорил, что, к сожалению, не смогу сыграть в Галле. На протяжении всей моей карьеры я всегда проводил один турнир до старта Уимблдона. Теперь я там не сыграю, что доставит мне определённые сложности в подготовке к следующему турниру "Большого шлема". Это одно из самых сложных соревнований в сезоне, ведь условия там сильно отличаются. Поэтому очень важно сыграть хотя бы один турнир на этом покрытии, чтобы лучше подготовиться к Уимблдону. Но если пройти несколько кругов на Уимблдоне, то готовность можно получить уже там. Именно это я хотел сказать на английском, но, возможно, выразился неправильно.

Кроме того, даже если турнир сложится для меня неудачно, то ничего страшного не случится. В данный момент рейтинг не является для меня основным приоритетом. Для меня куда важнее чувствовать себя хорошо, быть готовым к соревнованиям. Мне хочется сохранять хорошую форму и показывать качественный теннис на корте. Я сумел удачно сыграть все важные турниры с тех пор, как вернулся.

Я знал, что победа на "Ролан Гаррос" станет вишенкой на праздничном торте. Но когда я выступаю в Монако или в Чили, то не думаю об Открытом чемпионат Франции. С другой стороны, с учётом того, что это заключительное соревнование в грунтовом сезоне, я изначально хотел подойти к нему в оптимальной физической форме.

— Для вас это был особенный финал? Что вы чувствовали, когда играли против Давида?
— Это был прекрасный день для испанского спорта и всей Испании в целом. В последнее время нам чаще везёт. Такие ситуации на крупных соревнованиях встречаются нередко. По крайней мере, чаще, чем было раньше. Поэтому такими днями хочется наслаждаться. Они очень важны. Однако я сомневаюсь, что в ближайшие годы мы снова увидим испанский финал. Разумеется, я хотел бы, чтобы это случилось снова. Но давайте будем честны, это был необычный год. Думаю, что мы ещё будем вспоминать этот финал в будущем.

— В какой момент на турнире вы почувствовали, что сможете вновь добиться победы?
— Я понимаю, что вы спрашиваете меня об этом, потому что я уже побеждал здесь неоднократно. Однако если вы здорово сыграли вчера, это не значит, что вам гарантирована победа завтра. Я стараюсь идти шаг за шагом. На первой неделе я играл не слишком здорово, ниже моего уровня. Я рассчитывал, что ко второй неделе смогу добавить, так и произошло. Когда я уверенно обыграл Нисикори, мне удалось значительно добавить. В этот день я понял, что могу играть ещё лучше. Я сумел это сделать в игре с Вавринкой. Он выступил на высоком уровне, так что от меня требовалось полностью выложиться в том матче. Во встрече с Джоковичем было ещё тяжелее. Перед игрой я думал, что надо будет выступить так, как в матче с Вавринкой, и это позволит мне пройти дальше. Конечно, я мог и проиграть Джоковичу. Мне повезло.

Что касается финала, то мне кажется, что большинство моих компонентов работали очень хорошо. Погодные условия были не лучшими для Давида, но и мне они не слишком подходили. Вы прекрасно знаете, что я предпочитаю солнечную и жаркую погоду. Однако, когда я играл против него в схожих условиях в Акапулько и в Риме, я чувствовал, что такая погода даёт мне преимущество. И всё равно это не давало мне гарантии победы. Мне необходимо было сыграть очень хорошо, ведь мне противостоял один из лучших игроков мира. Все должны признать, что Давид сильно добавил за последние несколько лет. Он достиг невероятного уровня. Это то, что делает вас счастливым. Когда большое количество тяжёлой работы даёт плоды, и вам удаётся значительно улучшить свою игру. Даже несмотря на поражение в финале, я считаю, что он должен быть горд своим выступление на данном турнире.

— А на ваш взгляд, погода действительно сыграла важную роль в этом матче?
— Я ведь не экстрасенс. Я не могу посмотреть в стеклянный шар и увидеть там ответ. Матч уже стал историей. Результат не отражает качество матча. Мне сложно сказать, оказала ли погоду решающее влияние на матч. И всё же, наверное, условия были чуть более выгодными для меня.

— Грунтовый сезон окончен. Вы измените что-то в своей программе тренировок при подготовке к другим покрытиям?
— Нет, не думаю. Скорее всего, я буду работать точно так же. Пока что по ходу сезона эта программа для меня работала, так что я продолжу её выполнять. Я буду заниматься столько же, сколько и раньше. Благодаря этому мне уже удалось выиграть турнир АТР-250, АТР-500, три "Мастерса-1000" и один турнир "Большого шлема". Кроме того, я был в финале в Сан-Паулу и ещё одного "Мастерса-1000" в Монте-Карло. Я могу только благодарить жизнь за то, что она дала мне пережить эти возможности и замечательные моменты.

— Рафа, ваш дядя сказал, что вы готовы вернуться на первое место. Сантана считает, что вам по силам побить рекорд Федерера и выиграть 17 турниров "Большого шлема". А что думаете вы на этот счёт?
— Вы знаете, в жизни атлетов всегда достаточно взлётов и падений, хотя я в целом довольно стабильный парень. Я имею в виду, что не опускался слишком низко. Конечно, выиграть 17 турниров "Большого шлема" — очень далёкая цель для меня. Пока я об этом даже не думаю. Следующий турнир – Уимблдон, вот что сейчас крутится в моей голове. Что касается первого места в рейтинг-листе… В этом сезоне я пока что набрал больше всех очков, но впереди ещё несколько месяцев, и ситуация может измениться. У меня есть небольшой задел. Да, у меня есть шанс снова стать первым, но для этого нужно избежать травм и продолжать играть на подобном уровне. Но никаких гарантий нет, так что если этого не произойдёт, я спокойно приму это. Однако провести такой матч, как сегодня, для меня гораздо большее удовольствие, чем осознание того факта, что я на первом месте, если бы я там находился. Нацеливаться на победу на турнире, быть готовым к сражению с любым соперником и иметь хорошие шансы на успех – вот то, что делает меня счастливым. Конечно, любой игрок предпочтёт быть первым, а не четвёртым или пятым. Однако по утрам я не стал бы просыпаться более счастливым, если бы занимал сейчас первую или вторую строчку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →