Роджер Федерер
Фото: Getty Images
Текст: Евгений Кустов

Федерер: я играл не так плохо, как это изображали

Роджер Федерер прокомментировал сенсационное поражение во втором круге Уимблдона, конец серии попаданий в 1/4 финала и планы на будущее.
27 июня 2013, четверг. 21:30. Теннис
Обладатель множества теннисных рекордов, действующий чемпион Уимблдона Роджер Федерер сложил свои полномочия на самом старте нынешнего турнира. Во втором раунде его обыграл украинец Сергей Стаховский – 6:7, 7:6, 7:5, 7:6. Швейцарец на протяжении 36 турниров "Большого шлема" доходил как минимум до 1/4 финала, а то и дальше. Но эта серия прервалась. О своём сенсационном поражении Роджер рассказал на пресс-конференции.

— Роджер, можете просто рассказать о своих эмоциях, когда вы покинули корт?
— Что ж, всегда есть разочарование, когда ты проигрываешь любой матч, а особенно здесь. У меня тут было много отличных моментов, но были и сложные. Выиграть всё невозможно. Я признателен трибунам за овацию, когда я
Очевидно, что на этом турнире я надеялся на другое. К сожалению, подобное случается. Жду следующего года, тогда я смогу выступить лучше.
покидал корт.

— Наверняка ваши болельщики будут грустить по поводу окончания захватывающей серии из 36 попаданий подряд в четвертьфиналы турниров "Большого шлема".
— Всё будет нормально, потому что всё будет нормально.

— Но вы держали это в уме?
— Это отличный показатель. Я очень им доволен. Мне бы хотелось, чтобы всё не закончилось здесь в среду. Но я не думаю, что болельщики должны переживать по этому поводу. Это отличный показатель, я могу им гордиться. Но надо двигаться дальше.

— Вы выиграли 137 матчей подряд на ранних стадиях. Чем же отличался этот? У вас было ощущение, что всё идёт особенно сложно?
— Нет. Я нормально чувствовал себя, как и на протяжении последних нескольких недель. Не было ощущения, что что-то по-другому, что я чувствовал, как что-то надвигается. Был нормальный день. Нормальная разминка, нормальный матч. Очевидно, я надеялся выиграть, но не смог этого сделать. Ясно, что это разочаровывает.

— Вы так хорошо играли в первом раунде! Потом организаторы попросили вас поменять обувь. Может, это как-то повлияло на ваше движение?
— Нет, никакого эффекта это не оказало.

— Какой у вас теперь вызов впереди, учитывая, что вам надо соответствовать высоко заданным стандартам?
— Ну, что можно сделать после подобного? Паниковать не стоит, это ясно. Нужно просто вернуться к работе и стать сильнее. Всё просто. Обычно я хорошо преодолеваю такие моменты. Я жду того, что будет дальше. Надеюсь, я смогу хорошо отыграть летом, хорошо завершить сезон. Очевидно, что на этом турнире я надеялся на другое. К сожалению, подобное случается. Жду следующего года, тогда я смогу выступить лучше.

— Когда вы уходили с корта, то мы могли слышать, как фанаты говорили об ощущениях, что это конец эры. Как вам такая точка зрения? Есть у вас такие ощущения?
— Нет, потому что у меня всё ещё есть планы играть много лет. Нормально, что после такого неожиданного поражения и после 36 попаданий подряд в четвертьфиналы люди видят, что ситуация отличается. Вы так всё раздували, ожидали мою встречу с
На "Ролан Гаррос" ситуация была другой. Там был четвертьфинал, здесь второй раунд. Особенно нечего сравнивать за исключением того, что в обоих случаях были поражения.
Рафой, а в итоге мы оба выбыли. Возможно, имело место некоторое неуважение к другим, кто был в турнирной сетке. Думаю, это "месседж" вам, ребята: возможно, в следующий раз не стоит столь заострять внимание на таких вещах.

— Каковы были ваши главные сложности на корте?
— С ним некомфортно играть. Думаю, он подавал и бил с лёта очень хорошо. Было трудно войти в ритм против такого игрока. Но нет, я не возражаю против игр с такими оппонентами. Он играл действительно хорошо. Он особо не нервничал, не боялся. Но я упускал свои шансы — не помню, когда именно они были, но очевидно, что я поставил себя в сложные ситуации в начале и в конце четвёртого сета. Наверное, я вообще не должен был доводить дело до счета 1:2 по сетам, но я сделал это. Было сложно. Но надо отдать ему должное за невероятное давление. Он был лучше в большинстве решающих розыгрышей.

— Похоже, что вы играли лучше, чем против Цонги, когда проиграли ему во Франции. Можете сравнить два эти проигрыша?
— Они совсем разные. Нет ничего общего. У Стаховского манера подавать и бить с лёта. Это Уимблдон. На "Ролан Гаррос" ситуация была другой. Там был четвертьфинал, здесь второй раунд. Особенно нечего сравнивать за исключением того, что в обоих случаях были поражения.

— Он выходил к сетке 96 раз. Вы ожидали такой стратегии? Говорит ли она о том, что за тактикой "подача – выход к сетке" будущее?
— Я ожидал такого. Я знал, что он собирается так делать. Он регулярно так делает, ему так комфортно. Такую тактику можно использовать, если ты правильно играешь. Очевидно, что нужно быть достаточно хорошо готовым для игры на приёме, ведь хотя бы раз вам надо сделать и брейк. Именно это он и смог сделать. Я был впечатлён. Не думаю, что теперь я сам стану подавать и рваться вперёд. Но, надеюсь, другие игроки будут это делать в будущем.

— Вы удивлены тем, что не смогли справиться с этим и найти путь к победе?
— Я очень расстроен этим: я не мог пробиться к победе, как и против Жо-Вилли во Франции. У меня были шансы. Но когда представлялись возможности, то я не мог их использовать. Это очень разочаровывает, очень расстраивает. Нужно это принять и двигаться вперёд. У меня нет другого выбора. Жду новых испытаний.

— Вероятно, вы слышали о спорах по поводу состояния кортов. Вы пару раз поскальзывались. Вы заметили разницу по сравнению с прошлым годом, например?
— Я ни разу не поскользнулся в этом матче, так что для меня никакой проблемы не было. Сергей поскользнулся, возможно, раз или два. Я помню, что в прошлом году Маррей тоже скользил. Всё-таки это трава.

— Как вы оцениваете своё состояние — не только по итогам последней встречи, но на протяжении последних шести-восьми месяцев?
— Прямо сейчас есть регресс, разочарование, как бы вы это ни называли. Но в целом, думаю, восемь месяцев назад я отлично играл на финише года. Я отлично играл в Австралии. Если бы некоторые вещи чуть лучше сложились в мою пользу, то я мог бы добиться большего.

В последнее время я играл не так много. Но это даёт мне большую гибкость в плане дальнейшего расписания и следующего года. Такое поражение даёт больше времени на отдых. Теперь у меня больше вариантов, чем год назад, когда я старался выступить на каждом турнире и набрать все очки, чтобы вернуться на первое место в рейтинге. Возможно, это вкупе с Олимпиадой имело свои негативные последствия. Не знаю.

В целом, думаю, я играл
Думаю, было время, когда некоторые игроки не верили, что они могут обыграть топ-теннисистов. Сейчас эта ситуация, возможно, меняется.
не так плохо, как это изображали. Сезон вовсе не закончен, он лишь в своей середине. Впереди много тенниса. Я постараюсь использовать это и хорошо завершить сезон.

— Можете сравнить эмоции от такого поражения на ранней стадии и поражения в финале?
— Приятно, что после поражения можно побыстрее уйти, а не участвовать в призовой церемонии — в этом плане в среду было лучше. Но мне всё ещё надо участвовать в пресс-конференции. Этого никогда не избежать (смеётся).

Но вообще я очень разочарован. От поражения на Уимблдоне всегда такие эмоции, они не меняются. Нужно просто с этим справиться.

— Что бы вы сказали тем парням, которые смогут попасть в четвертьфинал впервые — туда, где вы были много раз?
— Думаю, было время, когда некоторые игроки не верили, что они могут обыграть топ-теннисистов. Сейчас эта ситуация, возможно, меняется. Я рад этому, рад, что эти игроки теперь верят, что могут побеждать на крупнейших кортах в решающих матчах.

Думаю, эта вера важна. Нам не хватает молодёжи. Мы можем только делать всё, что в наших силах, быть профессионалами, упорно тренироваться.

— Вы пару раз били мячом прямо ему в корпус. Это был скорее тактический момент или попытка повлиять на психологию?
— Я старался выиграть очко, ничего личного. Я хорошо его знаю. Думаю, иногда стоит так действовать против игрока, выходящего к сетке, а не стараться его обводить. Один раз я вообще не собирался бить в него, просто так вышло. В общем, речь скорее о тактике. Я старался выиграть очко, а не травмировать его. Это не юниорский турнир (улыбается).

— Не хотите ли вы что-то поменять в своей подготовке?
— Нет, вовсе нет. Как я сказал, я просто должен подвергнуть всё переоценке в конце сезона. А для перемен по ходу сезона должны быть серьёзные причины. Я играл нормально, я здоров. На любом другом турнире у меня не было таких проблем. Так что я надеюсь отыграть оставшуюся часть сезона — надеюсь, без травм — а там посмотрим.
Источник: Wimbledon
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →