Комментатор "НТВ-Плюс" – о третьем круге Уимблдона
Текст: Игорь Швецов

Контрольный груз

О шапке Мономаха, мотыльках-однодневках, звёздном небосклоне и другом – в репортаже с Уимблдона комментатора "НТВ-Плюс".
30 июня 2013, воскресенье. 11:30. Теннис
Центральный корт Уимблдона – не придумать лучше места для шестисотой победы в карьере. Серена Уильямс, пятикратная чемпионка Уимблдона широким шагом, как в своё время доблестный комсомол, шагает к своему очередному триумфу. На пути этом у неё, похоже, одна только трудность – выдержать послематчевые пресс-конференции и интервью, которые часто длятся дольше, чем сами её поединки. Особенно это заметно сейчас, когда в турнирной сетке уже нет ни Вики Азаренко, ни Марии Шараповой. Иным журналистам просто некого опрашивать, кроме как потерзать Серену Уильямс. Отсюда и многочисленные вопросы про возможный матч с Энди Марреем, и истории про "парня с чёрным сердцем". Но это никак не сказывается на уровне того тенниса, который показывает американка. Может быть, в прошлом году её поступь была более впечатляющей – то были шаги Командора. Но и сейчас у многих почти нет сомнений в триумфе американки. Внимание прессы, все дополнительные факторы, сопутствующие её звёздности Уильямс-младшая словно бы не замечает.
Серена Уильямс

Серена Уильямс

Она купается в этом море всемирного внимания, с каждым разом более томно улыбаясь, давая интервью для телевизионной трансляции.

Но любой ли, даже великий спортсмен может нести на себе такой груз так же легко, как делает это Серена? И вообще, насколько тяжела эта шапка Мономаха? Почти на каждом турнире несколько человек отправляются в примерочную кабинку. И чаще всего выходят из неё ни с чем. Великовата оказывается чаще всего эта шапка. Великовата и тяжеловата. И не потому, что не всем суждено уродиться такими артистками, как Серена, ещё с детских лет приучившая себя ко всеобщему вниманию. Этому вниманию надо ещё уметь соответствовать. Можно быть артистичным, раскованным, неплохо уметь играть в теннис, но всё равно не пройти кастинг на эту роль у самого строго режиссера в мире, имя которому Игра.

Огромное количество сюрпризов, случившееся на этом Уимблдоне, лишний раз дает нам ответы на этот вопрос. Практически все, кто так или иначе поспособствовал вылету из турнира кого-то из фаворитов и лидеров, завершили свои выступления уже в следующем круге. И ладно бы проиграли другому фавориту! Чаще всего уступали такому же середняку, как и сами. Не будем брать такие примеры, как Стив Дарси, через полтора суток после победы над Надалем заявивший, что не сможет выйти на корт из-за травмы плеча, или Игорь Сейслинг, остановивший Милоша Раонича, а в субботу не доигравший матч с Иваном Додигом. Всякое могло случиться. И даже Грега Жемля, выбивший из турнира Димитрова, – не показатель. Уступил в следующем круге игроку первой десятки Хуану-Мартину дель Потро и два сета боролся с ним почти на равных. Возьмём других "героев".

Дастин Браун красиво и артистично отправил готовиться к следующим турнирам Ллейтона Хьюитта. То, что творил в матче с австралийцем ямайский немец, повторить сможет разве что Александр Долгополов. Это был концерт, моноспектакль. А во встрече следующего круга с Адрианом Маннарино на корте был скучнейший и занудливый перебивальщик мяча через сетку,
Екатерина Макарова

Екатерина Макарова

проигравший в трёх партиях. Сергей Стаховский просто летал по корту, когда на другой стороне был Роджер Федерер. А увидев Юргена Мельцера, остановился.

Впрочем, ещё больше подобных тому примеров можно найти, глядя на женский турнир. Каданту, Ларшер де Бриту, Долонц, Плишкова, Цетковска, Бушар – все они повыбивали из турнира игроков, как минимум несколько раз добиравшихся до четвертьфиналов турниров "Большого шлема", а то и первых ракеток, на этих турнирах побеждавших. Причём игру показывали вдохновенную. А через день ты уже сидишь и гадаешь, куда что девается. И только тут становится понятно, что тёплая погода явно способствует размножению мотыльков-однодневок. Техническим приёмам обучены сейчас все участники профессионального тура. А дальше разница определяется умением каждый день пользоваться своим багажом знаний. И только тут выясняется, что кто-то может забыть свой багаж на вокзале, у кого-то сумка окажется дырявой, а кто-то просто не достанет её с верхней полки антресоли. Настроиться на один матч со звездой могут многие. А вот сделать такие подвиги обычным явлением и самим перейти в разряд звёзд – это дано единицам. Это на далеком небосводе звёзд не сосчитать. Да и то среди них есть мерцающие, есть исчезающие, есть безмерно далекие. А в спорте счёт идёт на единицы. Даже те, кто кометами по своим траекториям пролетают среди звезд, нечасто меняют своё положение на звёздном небе. Взять, к примеру, того же Эрнеста Гулбиса. Один день как минимум на равных играл с Цонгой, а потом ну ничегошеньки не смог поделать с тем ещё специалистом травяных кортов Фернандо Вердаско.

Конечно, многие любят сенсации. Хотя бы за то, что есть возможность услышать какие-то новые имена. Нынешний Уимблдон лично меня заставит запомнить только два новых имени, на которые я буду в ближайшем времени реагировать с интересом: Кенни де Шеппер и Моника Пуиг. И не только потому, что они впервые добрались до второй недели турнира "Большого шлема". Но ещё и потому, что сумели воспользоваться тем счастьем, что досталось на их долю. Пусть даже ни француза, ни пуэрториканку специалисты не ждут даже в первой двадцатке мирового рейтинга. Особо дотошные любители тенниса могут вспомнить Александра Поппа, немца с примесью английской крови, который только на Уимблдоне два раза и выстрелил, дойдя до четвертьфиналов в 2000-м и 2003-м. И ведь ему по дороге попадались великие игроки: Чанг, Куэртен, Россе. Не везло только с австралийцами – Рафтером и Филиппуссисом. Чем-то де Шеппер мне его напоминает. И ростом за два метра, и родителями из разных стран, и преодолёнными травмами. А теперь ещё и продвижением по сетке Уимблдона.

Есть, конечно, ещё несколько открытий. Как приятных, так и не очень. Но они не чисто Уимблдоновского происхождения. Мэдисон Кис довелось увидеть ещё в прошлом году на US Open – американцы не дают шанса пройти мимо их мало-мальски талантливых дарований. Главное, чтобы у Мэдисон не получилось так, как у Александры Стивенсон в своё время – подобраться к элите, а через год-полтора исчезнуть из поля зрения практически навсегда. Но уверенности в собственных силах у неё уже предостаточно.

А вот Кате Макаровой как раз её и не хватает. Странно так говорить о теннисистке, которая продержалась на турнире дольше всех соотечественниц, и тем не менее. И со среднего уровня соперницами Катя порой устраивает такую
Мэдисон Кис

Мэдисон Кис

нервотрепку своим тренерам, что на Евгению Манюкову и Анастасию Мыскину жалко даже смотреть. Конечно, Петра Квитова – чемпионка Уимблдона-2011. И она всем свою звёздность успела уже доказать. Но на этом турнире играет чешка гораздо хуже, нежели два года назад. Да и после Квитовой в сетке было достаточно свободно. Но Макарова сей шанс не использовала. И удручает даже не сам факт поражения – конкуренция сейчас велика, и выиграть, как и проиграть может почти любой. Но оба раза на доигрывание Катя выходила с непреодолимым желанием получить эту победу в подарок. Не вырвать её, не выгрызть зубами, а просто получить. Звёзды состоявшиеся такого не прощают. В первый раз, в седьмом гейме первого сета Макарова на свою средненькую подачу под сильную руку соперницы получила такой мяч навылет, что, окажись она на его пути – снесло бы к фону. В четвертом гейме третьей партии в первом же розыгрыше Катя вдруг остановила игру, решив проверить совершенно правильный мяч, приземлившийся в десятке сантиметров от неё. Квитова не могла не понять, что Катя сейчас готова на все что угодно, но только не на привычную свою мощную игру, от которой пострадали уже многие, и даже Серена Уильямс. На этом, по сути, доигрывание матча было закончено. Эх, если бы в пятницу английский дождик закончился на полчаса пораньше или бы уже лил до глубокой ночи!

Но в том-то и состоит мастерство стать звездой, чтобы до своего места на звёздном небосклоне долететь через тернии. Это ведь нам только кажется, что Уильямс, Федерер, Шарапова, Джокович живут себе беззаботной жизнью и побеждают играючи. Они просто лучше других выучили рецепт этой работы – быть звездой. Рецепт, который нам всем уже больше четверти века назад поведала Алла Пугачева:

Жизнь меня порой колотит и трясёт,
Но от бед известно средство мне одно –
В горький час, когда смертельно не везёт,
Говорю, что везёт все равно.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 12
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →