Драма Мартины Хингис. Действие первое
Текст: Андрей Андреев

Драма Мартины Хингис. Действие первое

"Чемпионат.ру" представляет серию материалов о Великой Мартине Второй, чьё возвращение в большой теннис на самом взлёте прервал "кокаиновый скандал".
21 декабря 2007, пятница. 18:09. Теннис
Уходящий сезон в теннисе был богат на события. Это и продолжение доминирования "вечного" Роджера Федерера, и триумфальное возвращение после семейных неурядиц бельгийки Жюстин Энен, и скандалы со ставками игроков, и более мелкие конфликты вроде того, когда в Лас-Вегасе из-за не до конца прописанного регламента кругового этапа турниров Интернациональной серии победителями в группе по разным версиям оказались сразу два теннисиста – Евгений Королёв и Джеймс Блэйк. В этом калейдоскопе особняком стоит драма Мартины Хингис. Экс-первая ракетка мира после длительного отсутствия вернулась в большой теннис, но когда казалось, что она вот-вот достигнет былого уровня игры, грянул "кокаиновый скандал", прервавший карьеру знаменитой спортсменки, можно сказать, на взлёте. "Чемпионат.ру" представляет серию материалов о Великой Мартине Второй.

Итак,

Драма Мартины Хингис

В трёх действиях


Действие первое. Мартина Вторая

Мартина Хингис сегодня отдыхает, ездит по миру, общается с друзьями. Иногда по-русски.
– Мартина, так вы знаете русский?
– Только некоторые слова. Я же играла в паре с Курниковой! – со своей неповторимой улыбкой отвечает Хингис.

В 1980 году фамилию Хингис не знал никто. Слово "теннис" упоминалось не часто и не имело к достижениям Советского Союза на московской Олимпиаде никакого отношения. Единственная спортивная газета старалась избегать упоминаний о Мартине Навратиловой. Получалось забавно: газета подробно описывала события первого-второго круга Уимблдона, пока в нём участвовали представители социалистического лагеря. А имя победителя хранила в секрете, словно Государственную тайну, и не разглашала ни под каким предлогом.

Только двадцать лет спустя на стадионах возле теннисных кортов стали собираться стайки молодых модно одетых женщин. Это мамы. Чувствуется, что они давно знакомы и регулярно здесь встречаются. Периодически милая болтовня о бутиках и салонах внезапно стихает, и мамы как по команде одна за одной подтягиваются к сетке – посмотреть, "как там мой?", "а как моя?" Для них это уже не просто игра. Они знают, что ставки здесь могут быть очень высоки. И поэтому готовы хоть каждый день по несколько часов просиживать у ворот теннисного корта.

Родители – самая большая головная боль тренера. "Такое впечатление, что некоторые из них хотят всю оставшуюся жизнь прожить за счёт своего ребенка", – говорит Ирина Гранатурова, теннисистка и тренер в третьем поколении. Мамашки приводят детей на занятия чуть ли не в младенческом возрасте – самый большой спрос именно на дошкольные группы. Родители грамотные, они читали, что мама Мартины Хингис подарила ей первую ракетку в 2 года, и страшно боятся опоздать.

В семидесятые годы, когда развитой социализм в СССР под руководством Брежнева не особо заботился о развитии тенниса, предпочитая хоккей и фигурное катание, в Чехословакии происходили интересные события. Мартина Навратилова ради профессиональной карьеры покинула Родину и к 1978 году стала не только первой ракеткой мира, но и предметом гордости, зависти и даже примером для многих бывших соотечественниц. Они стали поглядывать с одной стороны на корт, а с другой стороны на Запад с его возможностями для карьеры и благополучной жизни за пределами "железного занавеса". Мелани Молитор мечтала стать первой ракеткой мира, но не смогла. Став 22-й в Чехословакии, она задумала свою мечту воплотить в дочери.

Супругом целеустремленной словачки стал преподаватель тенниса из Кошице Кароль Хингис. 30 сентября 1980 года, словно по заказу, родилась дочь, которую в честь Мартины Навратиловой нарекли Мартиной – довольно распространенное для Чехословакии тех лет явление. Сама Навратилова приводила немало примеров. Но только одна из них надолго останется в истории наверняка. Мелани не только "придумала" свою дочь, но и сумела сделать из неё великую теннисистку.

Для начала отпилили от ракетки для взрослых ручку и вручили для забав двухлетнему ребёнку. Мартина любила баловаться со сверстниками, но на несколько минут в день мама её отвлекала для занятий теннисом. Месяц за месяцем нагрузки увеличивались и в шесть с половиной лет был завоеван первый титул – чемпионки Чехословакии среди девятилетних.

Вскоре после этого супруги "не сошлись характерами" и развелись. Мелани переехала вместе с дочерью в швейцарскую деревушку Труббах, вышла второй раз замуж, и характер пришлось уже показывать Мартине, оказавшейся в 7 лет в чужой школе с преподаванием на непонятном языке – "иностранкой", одним словом.

Режиссёр успехов дочери

Мелани очень мудро поступила, что не стала следовать дурному примеру российских "мамашек", предпочитающих бумажные успехи реальным. Не большой секрет, что у нас порой родители подделывают метрики, чтобы их чада могли побеждать младших "сверстников" и продвигаться в рейтингах попроще. Мартина, наоборот, всегда играла с более взрослыми и физическими сильными соперницами. Как пример, в 1993 году Мартина проиграла свой первый полуфинал юношеского Уимблдона итальянке Рите Гранде – 2:6, 6:7, которая была на 5 (!!!) лет её старше. Но за одного битого дают двух небитых не только у нас. Маме иногда казалось, что дочка недостаточно прилежна на корте, могла порой даже шлепнуть пониже спины.

Лет в девять Мартина однажды в целях самообороны подставила ладони и получила по пальцам, сломав правый мизинец. Тогда девочка взяла ракетку в другую руку, и оставшиеся матчи отыграла левшой. Мало того, стала чемпионкой, хотя выступала по старшей возрастной группе. Чудеса чудесами, а без папы с мамой не обошлось и тут. С детства родители (напоминаем, что Мелани и Карел Хингис были неплохими теннисистами), играя с дочерью на счёт, частенько поддавались, давая Мартине возможность раз за разом побеждать их, что, по их мнению, воспитывало чемпионский характер. Метод вполне новаторский, если сравнивать с репликами некоторых наших тренеров и родителей в адрес своих учеников. На российских детских турнирах можно было услышать всякое: от "согни ноги, придурок" до "куда чемодан отклячила, кошёлка?!"

Историческая встреча на Church Road

А Мартина шла от победы к победе и уже в 1992 году среди девочек Европы до 14-ти лет была признана лучшей. Вундеркинду едва стукнуло в ту пору 12, как ею стали интересоваться рекламные агенты и пресса. $ 200 тыс. долларов в год в обмен на 15% призовых в турнирах и 25% – от рекламных контрактов не могут идти в сравнение с нынешними контрактами Шараповой, да и тогда уступали бурной рекламной деятельности Ника Боллеттьери, прочившего в чемпионки Курникову. Однако в июне 1993 года на "Ролан Гаррос" именно Мартина Вторая (как стали её постепенно называть болельщики и пресса), а не Анна Первая, стала самой юной чемпионкой турнира "Большого шлема" среди юниоров. Спустя полгода она выиграла свой первый полупрофессиональный турнир, а затем состоялся Уимблдон-1994 среди юниоров.

В четвертьфинале встретились гораздо более раскрученная к тому времени Анна Курникова, чьими фото уже запестрели журналы и Мартина Хингис, у которой было гораздо меньше фотосессий, но куда больше побед на корте. Пока зрители пытались разглядеть внешние данные "будущего женского тенниса" в очаровательных юных созданиях, Мартина быстро повела 3:0, и дальнейшая игра превратилась в догонялки, где победителя предсказать было несложно.

Справедливости ради заметим, что Анна была моложе на несколько месяцев, что может быть весьма ощутимо в возрасте 13 лет. Но преимущество в уровне игры и понимания тенниса было куда ощутимей.

Анна была очень амбициозна, эмоциональна и быстра. Она научилась в Америке быстро разгонять ракетку и, когда попадала в корт, мячи летели очень быстро и недосягаемо для соперницы. Но случалось это в основном при бекхенде и далеко не всегда. Лариса Преображенская констатировала с некоторым разочарованием, что чем сильнее пыталась ее бывшая ученица пробить, чем более неточны были её удары после учебы в Академии Боллеттьери. Пробелы и слабости при ударах справа не были устранены и в дальнейшем. Вместе с тактическими пробелами всё это контрастировало с игрой чудо-ребенка из Швейцарии, который по словам Ольги Морозовой, наблюдавшей матч вживую, "уже выглядел профессором, который всё знает, всё умеет и хочет показать курносой сопернице, кто будет настоящей теннисной королевой". Мне же бросалось в глаза, что Мартина могла внутри гейма отдать пару мячей, иногда ошибиться, но на больших очках всегда выигрывала, действуя как маленький, но быстродействующий компьютер, мгновенно оценивающий ситуацию и принимающий "единственно" верное решение.

Анна старалась изо всех сил переломить ход матча. В ту пору она, обладая врожденными лидерскими качествами, жаждала, как мало кто, стать первой и на корте. Но Мартина была сильнее в своих, умилявших спецов, нестандартных розовых тапочках. Она играла по месту, используя силу ударов соперницы в свою пользу. С радостью в глазах и нескрываемым удовольствием от Игры. А подкрутки, подрезки и укороченные удары, просчитанные до дюйма юным теннисным "шахматистом" на радость теннисным гурманам (не побоюсь этого, ставшего чуть ли не ругательным на форуме, слова) принесли Мартине принципиальную победу – 6:4, 6:3 и выход в полуфинал Уимблдона, который она затем с блеском выиграла.

Надо признать, что уже в этом матче Мартину можно было назвать "игроком по всему корту". Игроки по всему корту – специалисты по решению проблем. Они продумывают свои действия на несколько ходов вперед. Эти теннисисты анализируют сильные и слабые стороны игры будущих соперников и выбирают оптимальную тактику матча. Они также не боятся в разгар боя изменить и адаптировать свою игру, притом не один раз, а сколько потребуется. Нередко они меняют игру не только потому, что это обусловлено матчевой ситуацией, но и потому, что не любят однообразия. Как художнику, в общем смысле этого слова, такому игроку хочется раскрыть все свои таланты. На этом фоне подумалось, что хард-хиттера из Ани толком не получилось. Угнаться за успехами Каприати она уже не успела, было поздно, а время Шараповой ещё не пришло.

Мелани светилась от счастья. Мама Алла утешала дочь в раздевалке. Тогда ещё туда пускали. Чуть позже, с подачи WTA, было принято решение не пускать тренеров именно на Уимблдоне, которое подхватили другие организаторы. Папашки и мамашки были недовольны. Очень возмущалась Мелани Молитор, мама Мартины Хингис. Она первой подписала петицию с требованием отменить "этот абсурд". Присоединилась и мама Дементьевой – Вера Семёновна. Она, хотя в теннис сама никогда не играла, также всю жизнь была и остается "режиссёром" всех успехов дочери.

Отсчитывать карьеру Хингис принято с Цюриха-1994, где Мартина Первая закончила сольную карьеру, а Мартина Вторая только начала. Для справки: сама Мартина считает поворотным моментом в карьере победу в парном разряде Уимблдона-1996 вместе с бывшей соотечественницей – Хеленой Суковой. Смешно было поначалу смотреть на пару, где одна партнёрша старше другой почти в два раза и почти в два раза выше. А потом радостно за человечка, в 15 лет покорившего Уимблдон. Впрочем, Мартина Хингис и рождена была именно для того, чтобы побеждать.

Сравнивать её, всё-таки, уместнее не с Курниковой, что так мило российскому болельщику, а с Дженнифер Каприати. 7 сентября 1994 года Мартина и Анна встретились на US Open. Счет 6:0, 6:0 не оставил вопросов по Курниковой, зато все интересовались через агента IMG Дамира Керетича – будет ли карьера Хингис похожа на карьеру Каприати?! Дженнифер Каприати рано начала играть профессиональные турниры, (специально для Каприати переписали правила возрастных ограничений для 14 – 15-летних теннисисток), участвовала в показательных матчах, которые приносили не титулы, но деньги, улыбалась спонсорам на коктейльных вечеринках, встречалась с Рональдом Рейганом, Арнольдом Шварценеггером и Томом Крузом и снова играла. Её карусель вертелась так быстро, что кружилась голова. "А как же Трейси Остин и Андреа Яггер, – раздавались робкие голоса скептиков среди всеобщего ажиотажа, – те тоже в 16 лет становились чемпионками, зато в 19 уже сходили с дистанции, замученные травмами".

"Это их личные проблемы, отвечал септикам Стефано, отец Дженни. -- Когда яблоко созревает, его съедают. Никто не знает, ни я, ни ты, только Бог знает, суждено ли ей "перегореть" и когда это случится. Но когда это случится, у неё будет больше денег, чем я мог бы ей когда-нибудь предложить". Мама Анны Курниковой, Алла, внимательно следила за карьерой Дженни. Со стороны все проблемы заметнее, чем свои. Как-то она заметила: "Виноват не теннис. Если бы Каприати не играла в теннис, вариантов "свернуть не в ту сторону" у неё, наверное, было бы не меньше".

Не вдаваясь сегодня в сложные взаимоотношения отцов и детей, заметим: Дженнифер Каприати в 16 лет сказала: "Я не хочу больше играть". Мартина Хингис сказала это в 22. Анна Курникова, если и заявляла это открыто, то неизвестно когда. Впрочем, она и не возвращалась, в отличие от Дженни или Мартины в большую игру. Выигрывать она хотела на Ширяевке. А в Америке постепенно усвоила местное правило: "Женщины играют не чтобы выиграть, а чтобы не проиграть". И играет по своим правилам в свою игру. Мартина играла в свою. Год назад она приехала в Мельбурн, заявив, что "вернулась не для того, чтобы играть на 17-м корте. Я защищаю звание финалистки". Действительно, она проиграла Каприати финал Аustralian Оpen-2002 и хотела продолжить борьбу за "шлем".

Вера Звонарёва была в шоке после матча первого круга Аustralian Оpen-2006. Она призналась, что не знала как играет Хингис. Она никогда не видела игру Мартины даже по ТВ и была потрясена. Теперь у неё тоже будет запись. Жаль, что не состоялась ожидаемая многими встреча Хингис и Пирс в третьем круге. Ведь имена Мартины и Мари в контексте Аustralian Оpen – это ещё одна особая история. Остались записи матчей Пирс и Хингис. Одному из них, от 25 января 1997 года, скоро стукнет уже 11 лет...

Продолжение следует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →