Шамиль Тарпищев
Фото: Алексей Куденко, "РИА Новости"
Текст: «Чемпионат»

Тарпищев: у нас много проблем, но мы их решаем

В эксклюзивном интервью президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев рассказал о перспективах российских теннисистов на US Open-2013.
24 августа 2013, суббота. 20:00. Теннис
В субботу, 24 августа, президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев побывал в гостях в редакции "Чемпионат.com". В более чем часовой беседе с Александром Шмурновым, Даниилом Сальниковым и Романом Семёновым он ответил на вопросы, касающиеся развития тенниса в стране и предстоящего Открытого чемпионата США. Представляем вашему вниманию первую часть эксклюзивного интервью.

— Шамиль Анвярович, к сожалению, Марии Шараповой на этом US Open не будет. Внимание российской публики теперь будет сложно привлечь. Впрочем, возможно, это и к лучшему. За кого будете болеть и кому сопереживать? Каков теперь наш акцент?
— Буду переживать за состав на финал Кубка Федерации. Все девочки играют. Больше всего в данном случае меня волнует Павлюченкова, которая по качеству игры может демонстрировать больше, но её лихорадит в силу разных причин. Кроме того, вызывает много вопросов качество игры Светланы Кузнецовой. В отдельных матчах она способна показывать феноменальный теннис, но на сегодня ей не хватает стабильности. Она ведь тоже потенциальный игрок Кубка Федерации. К тому же финал будет проходить в начале ноября. Юбилейный год для турнира. Конечно, мне и всем российским специалистам особенно важно качество игры нашей пятёрки теннисисток.

Для молодых характерны вспышки результатов, одиночные яркие победы и отсутствие стабильности. Нельзя перегружать спортсменов, а контролировать это очень сложно. Теннисисты рвутся играть. Желание превалирует над реалиями, отсюда и травматизм.
— Можете их назвать?
— Прежде всего Мария Кириленко, которая набрала очень хороший ход, но травма колена сбила весь настрой. Она попала в десятку и вроде должна была зацепиться за неё, но травма не позволила этого сделать. Однако по качеству игры, думаю, в конце года она будет стоять в топ-10. Это Елена Веснина, которая считалась до поры до времени только парным игроком, но благодаря стабильности выступления в одиночке крепко держится в первом полтиннике. Это нас всех радует. Екатерина Макарова показывает стабильную игру в двух-трёх матчах, но никак не может приобрести стабильность в победах над ведущими теннисистками мира на более поздних стадиях турниров. Хотя в плане тренировочного процесса нареканий нет. О Насте Павлюченковой мы с вами уже говорили. Кузнецову тоже отметили.

— Вам сложно смотреть такие матчи, как, например, был у Светы Кузнецовой и Франчески Скьявоне в Мельбурне?
— Нет, всё-таки мы смотрим теннис профессионально. Радует, что в отдельных матчах Светлана показывает теннис уровня первой мировой пятёрки. Но стабильности, конечно, не хватает. Необходимо работать с психикой. По объёму тренировочных занятий, по технико-тактическим данным претензий нет. Они уже набраны. Стабильность на сегодня у многих наших девушек кроется в области психологии. Работы в этом направлении — непочатый край. Впрочем, пессимистических настроений у меня нет. Им есть за счёт чего прибавить, и это радует. Будем ждать возвращения Павлюченковой, подъёма Кириленко и стабилизации результатов Кузнецовой.

— Ещё некоторое время назад у нас был целый шлейф из фамилий российских теннисисток, которые были на подходе. Какова сейчас ситуация? Где они все? У ребят худо-бедно, но новые имена появились.
— Подтверждая ваши слова, можно отметить и то, что на протяжении последних 11 лет мы девять раз становились первыми по результатам молодёжно-юношеского состава. Практически все кубки мы выиграли. Проблемы начались после финансового кризиса, когда средний и малый бизнес ушли из тенниса. До того момента у нас было порядка 20 некрупных спонсоров, которые решали проблемы подготовки верхней части юниорского состава и ближайшего резерва. В плане двух кардинальных и глобальных сборов, которые были в течение года. На них спортсмены получали определённое направление работы и подготовки. Кроме того, ушли все основные соревнования для резервного состава. Из-за этого получился разрыв, пошли потери среди спортсменов.

Когда теннисисты не чувствуют базисной основы для подготовки и финансирования, они бросаются по западным академиям, где зачастую пропадают. Это происходит в силу того, что наша система подготовки отличается от других. Имеются различные взгляды на процесс совершенствования мастерства. Мы придерживаемся больше классической техники. Попадая в Испанию, к примеру, у спортсмена происходят перестройки. На этом сломе мы теряем очень много людей. Мы теряем их ещё и потому, что приоритеты в выборе тех спортсменов, с кем стоит работать, сильно различаются у нас в стране и за рубежом. Мы решаем, что эти талантливы, а там считают, что другие. Любая академия работает на бизнес, и только с частью ребят трудятся профессионально. Далеко не все из наших попадают в элитную группу, с кем работают. В общем, мы испытываем очень большие потери в переходной возрастной группе от 14 до 16 лет. Чтобы не было таких потерь и был тройной состав у женщин, как ранее, нужно поднять систему подготовки до 18 лет внутри страны. А она у нас на сегодня существует только до 14 лет.

На американском харде игра Турсунова больше прельщает, чем всем остальных. Он вроде бы избавился от травм, но у него также не было базисной подготовки, то есть полноценных сборов в межсезонье. Надолго ли его хватит?
— Результаты по юношам и девушкам в этом году отменные. Недавно сборная мальчиков до 14 лет выиграла чемпионат мира. Что с ними потом будет?
— Появился, например, чемпион мира Артём Дубривный из Таганрога. Как ему в Таганроге совершенствовать своё спортивное мастерство? А перевезти его в Москву некому. В столице нет такого интерната, теннисного центра. Именно поэтому весь тренировочный процесс сводится к одной тренировке в день: ты приехал, и всё. Если уехал, уже не вернёшься по нашим пробкам. И потом, где ему жить? Кто будет платить? До 14 лет у спортсмена один тренер, который решает всё. В 16 лет ему требуется уже целый персонал в размере четырёх-пяти человек. Из-за этого возрастает сумма, которая требуется на подготовку, с 50 000 долларов до 230 000 евро. Роджер Федерер не был бы Роджером Федерером, если бы с 15 лет с ним не занимались 5 человек. Чтобы оптимально вести тренировочный процесс, надо собрать профессиональную команду по возрастам до 14 лет. Чтобы шесть-восемь человек ездили и участвовали в соревнованиях. После 14 лет идёт индивидуализация подготовки с обеспечением спортсменов всем необходимым.

Конкуренция в теннисе сейчас растёт, как на дрожжах. Некоторые страны вкладывают в развитие этого вида спорта огромные деньги. У Индии есть программа по развитию тенниса, и на это выделено около миллиарда долларов. Китай имеет бюджет 190 млн долларов в год. В общем, чтобы быть конкурентоспособным, нужно иметь профессиональную подготовку, а также другие технологии оснащения, что требует средств.

Какой у нас путь? Как вариант — добиться этих возможностей. На сегодняшний день мы нашли ряд положительных решений. Виталий Леонтьевич Мутко помог нам в том плане, что 1 декабря будет сдана программа по развитию тенниса в стране. Нам необходимо достроить Национальный теннисный центр, и в этом отношении тоже есть положительные сдвиги. Но чтобы идти дальше, на сегодня наш теннис требует 30-35 миллионов евро в год. Это позволит ему развиваться в том режиме, который мы проповедуем.

В 16 лет должна быть уже полная индивидуализация подготовки и новые технологии. Для этого нужны новые возможности по базе. Нам нужно по России создать порядка 22 опорных центров. У нас побеждают люди не из центральных городов, но нам некуда их перевезти. Значит, что они делают? Они уезжают в зарубежные академии и там пропадают.

Андрей Кузнецов и Евгений Донской не пропали. Как оцените их прогресс?
— Считаю, у них тоже неоптимальный процесс. Если Кузнецов целиком продукт наш, он тренируется и работает на основе нашего методического обеспечения, то Донской работает уже в Испании. Не думаю, что это очень хорошо. Происходит наслоение методик обучения, что не идёт во благо спортсмену. Да, они вырвались, попали в первую сотню. Однако базовые точки, откуда они стартуют и где тренируются, не в России. Это ещё одна из проблем. Чтобы поднять подготовку до 18 лет, нужно привезти порядка 20 фьючерсов к нам, в Россию.

Ребята растут, но я не могу сказать, медленно или быстро. Переход от сотни к элите занимает четыре-пять лет. Очень долго формируются нервная система и параметры внимания. Нагрузки, которые люди испытывают во взрослом теннисе, несоизмеримо выше. Организм молодых спортсменов не может этого выдержать. Нужна дозированная работа и дозированная игра на соревнованиях. Впрочем, мировая система не соответствует методике спортивной тренировки.

Для молодых характерны вспышки результатов, одиночные яркие победы и отсутствие стабильности. Нельзя перегружать спортсменов, а контролировать это очень сложно. Теннисисты рвутся играть. Желание превалирует над реалиями, отсюда и травматизм. Пример — французские теннисисты. У них сейчас три состава у мужчин. Однако перегрузки, которые они получили в возрасте 18 лет, сейчас сказываются. Они все в травмах и полноценно не могут отыграть весь сезон.

Шансы более предпочтительные у Кириленко, Павлюченковой и Кузнецовой. Можно не брать во внимание последние результаты, поскольку все готовятся к основным соревнованиям. Если идеализировать ситуацию, то больше шансов именно у этих девушек.
— От кого из россиян можно ждать лучшего результата в одиночной сетке Открытого первенства США?
— На американском харде игра Турсунова больше прельщает, чем всех остальных. Он вроде бы избавился от травм, но у него также не было базисной подготовки, то есть полноценных сборов в межсезонье. Надолго ли его хватит? Он сейчас способен сыграть три матча стабильно, но потом его начинает лихорадить. Однако по качеству игры в отдельных спортивных встречах Митя выглядит игроком первой двадцатки. Что касается Михаила Южного, он на ходу. Миша побеждает благодаря технико-тактическим данным. За счёт головы он делает на корте всё правильно. Большая заслуга в этом Бориса Собкина. Впрочем, если говорить реально, никто из них не претендует на попадание в число 16 сильнейших на турнире.

— Если Митя и Миша дойдут до третьего раунда, то потенциально их там будут ждать Ришар Гаске и Томми Хаас соответственно. У кого больше шансов на победу?
— Хороший вопрос. Если оптимизировать и не говорить о степени усталости, с которой они подойдут к матчам, то, думаю, оба способны выигрывать. Свежий Турсунов за счёт скорости может добивать Гаске. Что до Южного, тут только вопрос психологии. Хаас уже возрастной игрок, ему терять нечего, он играет свободно. Миша проиграл ему последний матч исключительно из-за психологии. Потенциально Южный сильнее немца.

— У кого из девушек наилучшие шансы на самое успешное выступление среди россиянок?
— Шансы более предпочтительные у Кириленко, Павлюченковой и Кузнецовой. Можно не брать во внимание последние результаты, поскольку все готовятся к основным соревнованиям. Если идеализировать ситуацию, то больше шансов именно у этих девушек.

— Кто главные фавориты на победу в турнире?
— На сегодняшний день на харде Джокович сильнее всех. Ставлю на него. Я, кстати, не так давно был на тренировке Надаля на Майорке, и он за первые десять минут порвал два мяча! Ошибок было миллион, но когда надо, он концентрируется. Удивительный спортсмен. Рафаэль на тренировке совершает огромное количество ошибок, но в матчах, когда нервная система мобилизуется, он играет идеально. Обычно всё наоборот. Что касается девушек, то, думаю, выиграет Азаренко. Если сравнивать их с Сереной, всё преимущество Уильямс только в подаче. Если убрать этот элемент, то сильнее будет Азаренко. Впрочем, это главный элемент в теннисе. Но Серена уже дважды в нынешнем году ей проиграла, и на подаче она теперь чувствует себя иначе. Я ставлю на Джоковича и Азаренко.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →