Шамиль Тарпищев
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.com"
Текст: «Чемпионат»

Тарпищев: уверен, мы всё делаем правильно

В продолжении беседы с президентом Федерации тенниса России Шамилем Тарпищевым – об отечественных игроках и будущем тенниса в стране.
26 августа 2013, понедельник. 17:00. Теннис

Первая часть интервью

— Шамиль Анвярович, давайте поговорим о российских теннисистах. За счёт чего Дмитрий Турсунов сумел набрать такую превосходную форму этим летом? И каковы его перспективы в Нью-Йорке, учитывая то, что турнирная сетка весьма благоприятная?
— Однозначно, он избавился от травм. Помимо этого Митя грамотно выстроил собственную соревновательную практику – он играл и фьючерсы, и маленькие турниры. Не рвался сразу на самые крупные соревнования. Он хорошо подвёл себя к этому летнему периоду, чтобы не подвела ни психика, ни физические возможности. В силу этого на сегодняшний день он остался достаточно свежим. Не перегружаясь, он выполнил тот план, который ему был необходим.

Что касается перспектив, ясно, что выиграть турнир практически невозможно. Ришар Гаске сложен тем, что он вяжет и играет цепко. При том варианте, что они оба доходят до очного матча в третьем круге, Мите будет непросто. В первую очередь нужно будет держать свою подачу. При этом соперник совсем не безнадёжный, с ним реально играть. Турсунов способен обыгрывать Гаске и проходить дальше.

— Что вы думаете об успехах Алекса Богомолова? После одного успешного сезона у него наступил довольно продолжительный провал в игре, но в последнее время видны позитивные перемены.
— Он крепкий игрок мировой сотни. Я думаю, на сегодняшний день по уровню своего тенниса он находится примерно от 50-го до 70-го места по рейтингу. Если бы он сумел реально туда подняться, то было бы хорошо. Необходимо прибавить в стабильности, тогда всё получится. Пока что ему этой самой стабильности не хватает.

— Как дела в плане состояния здоровья у Андрея Кузнецова? Он получил травму ещё на Уимблдоне и после этого особо не играл в теннис.
— Здоровье всё время на одинаковом уровне. К сожалению, у него есть проблемы, которые не решаемы. Его отец разумно выстраивает календарь, и Андрей больше играет на тех покрытиях, которые позволяют ему лучше выступать. Он исключает много турниров именно на жёстких покрытиях.

2 августа Первак написала в Женскую ассоциацию письмо с просьбой разрешить ей играть за Россию. Нас всё устраивает. Если бы она написала письмо позднее 5 августа, то точно бы не попала в орбиту олимпийской подготовки. До Олимпиады ещё три года, и нужно отсчитать три года от того момента, как она была заиграна за Казахстан. Соответственно, эти три года заканчиваются 2 августа, а Олимпиада начинается пятого. Так что эту проблему решили успешно.

Я считаю, что то, чего он уже достиг, достаточно много, особенно исходя из его состояния.

— Как обстоят дела у Игоря Андреева? Он сможет вернуться в тур?
— Скорее всего, Игорь будет заканчивать играть основные турниры. Он будет завершать свою профессиональную деятельность в теннисе. На сегодня он работает в щадящем режиме и хочет отдохнуть от спорта.

— Не так давно сборная мальчиков до 14 лет выиграла чемпионат мира. Кого-нибудь в отдельности можете выделить?
— Это будет неправильно. Я бы выделил их всех, поскольку у каждого есть свои недостатки и достоинства. Не хочу никого обижать, все ребята большие молодцы. Из того, что у них сейчас есть, они сделали максимум – выиграли и чемпионат Европы, и чемпионат мира. На них можно полагаться, но нужно начинать индивидуализировать их тренировочный процесс.

Вообще, на протяжении последних пяти лет у нас не было такого огромного количества хороших результатов, как в этом году. Я считаю, у нас система подготовки до 14 лет оптимальная, исходя из тех условий, которые мы имеем. Стабильность – показатель работы. Из последних девяти лет семь раз мы были первыми по результатам молодёжно-юношеского состава. Впрочем, фактор подготовки нужно поднимать до планки 18 лет. Тогда мы сможем быть спокойными и уверенными в том, что ребята не пропадут, их никто не бросит. Даже если они потом будут на вольных хлебах, всё равно будут расти в классе.

— Нынешние российские теннисисты – это поколение 30-летних. Через пару-тройку лет все они закончат с теннисом. Будет ли от России хоть кто-то в первой сотне через пять лет, как вы думаете?
— Если в этом году мы решим те вопросы, которые поставили в плане по развитию тенниса, то у нас будут и более высокие результаты. Если мы не решим, то будем вынуждены перейти на точечную работу – воспитывать и взращивать одного или двух человек, забыв про всех остальных. Всё зависит от возможностей, но задел у нас очень хороший.

— Давайте теперь вспомним о девушках. Алиса Клейбанова сумела вернуться в большой теннис, сейчас она сыграет на US Open, а скоро мы все увидим её в Москве.
— Да. Мы предоставили Алисе специальное приглашение на Кубок Кремля. Мы реально очень хотим её увидеть дома. Хотим, чтобы она забыла всё то, что у неё было, не цеплялась за результат, а играла просто в своё удовольствие.

— Как вы считаете, она сможет вернуться на свой прежний уровень или даже подняться чуть выше?
— Она молодая спортсменка. Если не будет рецидивов заболевания, то в течение двух лет она сможет занять место в двадцатке.

— Вера Звонарёва медленно, но верно восстанавливается после тяжёлой травмы. У неё есть шанс вернуться в тур?
— Ей будет сложнее, всё-таки она более возрастной игрок, чем Клейбанова. По качеству игры она способна вернуться на те позиции, которые занимала не так давно. Весь вопрос в психологии. Надо наступить на собственное я, забыть проблемы, не ждать быстрого результата. Есть надежда, что так оно и будет.

— Будет ли Вера работать в федерации тенниса, учитывая её образование?
— Она склонна стать дипломатом (улыбается). Мы хотим, чтобы все наши игроки работали в федерации. Со времён Советского Союза у нас идёт большая потеря кадров. Тем более что за последние годы вузы не давали такого большого притока, как это было в последние годы существования СССР.

Мы сейчас утверждаем программу, которая имеет право на жизнь. По плану это 22 региона, где будут созданы базовые центры подготовки. Конечно, нам понадобятся и спортсмены, желающие сотрудничать, и просто грамотные специалисты. Не случайно, что мы в Поволжской академии физической культуры, она располагается в Казани, открываем отделение тенниса. Та система, которая там будет применяться, основана уже на новом учебнике. Мы выпустили первую часть учебника, скоро выйдет вторая. Она уже прошла все системы согласования. Эта книга соответствует современным понятиям. И я надеюсь, что те ребята и девушки, которые постепенно заканчивают играть, впоследствии станут грамотными тренерами, менеджерами и чиновниками в аппарате спорта.

Ксения Первак снова решила выступать под флагом России. Как с правовой точки зрения этот вопрос был урегулирован? Каково ваше отношение ко всей этой ситуации?
— Это была одна из тех спортсменок, кого мы не хотели отпускать в Казахстан. Здесь же было желание отца, и оно связано с работой. Решение самой Ксении играть за Казахстан в данном случае было вторичным. А вот вернуться под флаг России уже оказалось её доброй волей. Первак получила травму, не играла долгое время и даже опустилась на 140-е место. Когда она изъявила желание вернуться к нам, мы ей сказали, чтобы она сама урегулировала все

Я думаю, шансы на то, что Шарапова сыграет в финале Кубка Федерации, даже возросли. Она уже не борется за первое место, поэтому посмотрим. Надо будет смотреть на то, в каком состоянии будет её рука. Это ведь для неё тоже дополнительная реклама. Если бы она боролась за первое место, то было бы нереально её позвать. Сейчас он стала посвободнее, поэтому я не вижу причин, чтобы не играть финал.

вопросы с Казахстаном. Ей лично это надо было решить, поскольку не мы придумали такую ситуацию. Мы её также предупредили о том, что если она хочет попасть в орбиту олимпийской подготовки, то надо форсировать события. Её основная мотивация была связана с тем, что она устала ездить туда и обратно, она хочет быть дома. Это не какие-то претензии, а чисто внутренние ощущения.

2 августа Первак написала в женскую ассоциацию письмо с просьбой разрешить ей играть за Россию. Нас всё устраивает. Если бы она написала письмо позднее 5 августа, то точно бы не попала в орбиту олимпийской подготовки. До Олимпиады ещё три года, и нужно отсчитать три года от того момента, как она была заиграна за Казахстан. Соответственно, эти три года заканчиваются 2 августа, а Олимпиада начинается 5-го. Так что эту проблему решили успешно.

— Есть вариант, что Ярослава Шведова или Галина Воскобоева вернутся в Россию?
— Воскобоевой и Шведовой уже нет смысла это делать. Они не потеряли гражданства, просто они заиграны за сборную Казахстана. Если даже девушки сейчас вернутся, то вряд ли через три года они будут ещё играть. Что касается Шведовой, она тоже выражала желание вернуться. Однако реальность в том, что мы не можем так же финансировать двукратную чемпионку турниров из серии «Большого шлема», как это делает Казахстан. Они закрывают полностью весь соревновательный и тренировочный календарь в пределах тех сумм, которые мы уже обсуждали ранее. То есть любой договор и контракт подразумевает обязательства с обеих сторон – игрока и федерации. Если мы не можем гарантировать что-то, то нет смысла подписывать контракт.

По этой причине возникают разные абсурдные ситуации, вроде той, что приключилась с Юлией Путинцевой. Вот её отец говорит: «Вы нам не оплатили билет». Могу заверить, что такого не было. А вот дать дополнительные средства мы не можем, это факт. Какие тут могут быть обиды? Её мама считает, что дочка гениальный игрок и станет лучшей в мире. Её право, но мы так не считаем. Ни я, ни тренерский совет не считает, что она суперталантлива и мы должны рвать жилы, чтобы ей доплачивать за что-то. Она так считает, отсюда и такие претензии. В общем, я думаю, выступления этой семьи в прессе беспочвенны.

Если взять некоторые последние заявления Чеснокова, Путинцевой или Южного, то надо сказать и о другой стороне медали. Никто из них не пришёл и не посмотрел на нашу работу. Определять, кому давать деньги, а кому не давать, это прерогатива тренерского совета. Всё остальное – личные обиды. Никто не хочет разбираться, всем легче сделать простой вывод – никто не работает, все воруют. При этом мы можем показать и результат нашей работы, и куда уходят средства.

— Кто входит в тренерский совет?
— Избранный председатель тренерского совета на этот олимпийский цикл – Жуков Геннадий Кимович. Он много лет проработал генеральным секретарём российской федерации ещё при Михалкове, прошёл аппарат Госкомспорта, сам мастер спорта по теннису, играл на «Шахтёре». Вообще, в тренерский совет входят 16 главных тренеров по всем возрастным группам. Это и Горелов, и Манюкова, и Дерепаско, и Кошеварова, и Фадеев, и Лазарев, и сам Жуков, и Камельзон, и другие. Они получают ставки в аппарате Госкомспорта. Федерация сколько может, столько им и доплачивает.

Тренерский совет принимает решения, а утверждает их правление. Схема полностью прозрачная. Если у кого-то есть недовольства или возникла какая-то проблемы, мне пишут письмо, а я отсылаю его на рассмотрение тренерскому совету. Мы вызываем этого человека, он объясняется, и с ним решают все вопросы. Что касается публичных высказываний того же Андрея Чеснокова на этот счёт, мне они непонятны. Я ему в своё время предлагал занять пост главного тренера и в сборной по юниорским возрастам, и в сборной в Кубке Дэвиса. Я назвал сумму зарплаты, которая его не устроила. Но больше мы дать не можем, так что жаловаться нечего. Он же везде кричал о том, что его никуда не приглашают и не пригласят. Слова, которые не соответствуют истине. Пусть приходит в тренерский совет и спрашивает о том, кто сколько получает и кому мы даём деньги.

Любая жалоба будет рассмотрена, если она появится. Нет вопросов и прошений, которые не были бы удовлетворены или на которые мы бы не дали ответа. Людям же нравится голословно просто бросить камень в огород. Даже обидно, честное слово.

Южный говорит: «В федерации никто не работает с юношами». Могу задать встречный вопрос: «При тех финансах, которые мы имеем, с кем нам надо работать»? Существует 124 члена сборной, а денег есть только на десятерых, условно говоря. Как работать? Как бы он выкрутился в этой ситуации? Естественно, на весь календарный план не хватает, но схема выплат абсолютно открыта и прозрачна. Если кто-то хочет с ней ознакомиться, он легко может это сделать. Существует набор сборов и соревнований, которые мы оплачиваем. Если бы мы не делали этого, а просто дали деньги на руки, не было бы результата. Однако результат есть, и он хороший.

Создан российский теннисный тур. Мы проводим 2726 турниров в год. Это система, которая позволяет оценивать развитие спорта. Кем это сделано? Люди считают, что так всё должно быть по определению и это не стоит никаких усилий. Ребятам выплачиваются гранты и стипендии, работает Фонд Ельцина. Кто этим занимается? Благодаря тому что создан российский теннисный тур, мы сделали информационную систему, где каждый спортсмен отслеживается. Созданы собственные рейтинги, осуществляются заявки. Мы знаем, в какой точке мира в этот момент игрок находится и как он выступает. На каждого есть своё досье.

Когда Путинцевой предложили помощь, она имела календарь на 70-80 тысяч долларов в год. Затем она приходит и просит уже 200 тысяч. Мы не можем ей дать таких денег. Чего она добилась? Родители этого не понимают, к сожалению. Я лично считаю, что она не настолько талантлива. Так же считает и тренерский совет. Причём лично я решения не принимаю, это прерогатива тренерского совета. Я не вмешиваюсь в такие дела.

Наш третий состав ребят какое-то время назад уехал в Казахстан. Жаль, очень жаль. Однако мы сами их туда отдали. Мы не способны обеспечить третий состав финансами, поэтому и решили так поступить. Они могут сказать нам спасибо за то, что мы фактически продлили их спортивную жизнь. Я имею в виду Голубева, Кукушкина, Щукина, Шведову и других. Женя Королёв ушёл из-за того, что у него были большие долги и ему нужна была единовременная помощь.

Смешно или нет, но за десятилетие с 2001 по 2010 годы мы, как федерация, объективно сильнейшие в мире. Но почему-то об этом никто у нас в стране не говорит. Мы за всё время выиграли 30 турниров «Большого шлема», сотни разных кубков. Золотое десятилетие российского тенниса. Результаты сейчас начали падать, но не по нашей вине.

— Как сейчас быть? Как сохранить интерес к российскому теннису?
— Давайте обратимся к статистике. 2726 турниров в году мы проводим. Играют на постоянной основе более 7000 человек, их возраст до 18 лет. Всего играют порядка 23 тысяч. Если хотя бы у трети из них родители принимают непосредственное участие в работе, то вы представляете себе, какое это число. А ведь каждый из них хочет денег и считает, что именно их ребёнок лучший. Огромная армия людей! В этом вопросе необходима селекция.

— Существуют спонсоры и инвесторы. Кто-то из богатых людей или компаний помогает финансово развивать теннис в стране?
— Спонсорство никому не нужно. Инвесторов тоже теннис не интересует. В теннисе невозможно на игроке сделать деньги. В стране есть 15-16 фирм-монополистов, которым реклама в принципе уже не нужна. Да, есть компании, которые вкладываются в футбол, к примеру. Однако они это делают не потому, что им хочется, а потому что сказали заплатить. Такова реальность. Вы только вдумайтесь в то, что я сейчас скажу. Вот выигрывает Лена Дементьева Олимпийские игры, но ни одного рекламного предложения из России к ней не поступило! Лишь одна французская фирма ею заинтересовалась, а наших нет. И ведь что может дать любой компании Дементьева? Она играла по 36 недель в году, то есть 36 недель в году на Западе она была прямым носителем рекламы. В стране больше нет таких спортсменов, которые могли бы дать такую же рекламу. Увы, никому этого не надо, и в этом весь абсурд. Сейчас будет финал Кубка Федерации. Подчёркиваю, финал крупного турнира в юбилейный для него год! Вы думаете, мы кому-нибудь нужны с этим финалом? В нашей стране спросом пользуются только футбол и хоккей.

Реклама нужна молодым компаниям, а самым крупным она не нужна. В мире спорта основной доход приносят только три вещи – отчисления от телевидения, билетная программа и собственная деятельность стадиона. У нас, к сожалению, ни один из этих факторов не работает в полной мере.

— Где вы берёте энергию, чтобы справляться со всеми сложностями и той волной негатива, которая в последнее время накатила на вас?
— Я таких волн пережил уже штук 10 (смеётся). И ничего, вроде пока всё хорошо. Я не реагирую по двум причинам: во-первых, я уверен, что мы всё делаем правильно, во-вторых, позитивные результаты есть. Если бы не было системы, то возраста бы отпадали. То есть выиграли 12-летние ребята какой-то турнир и ушли. Но нет, они затем побеждают и в 14-летнем возрасте, и в 16-летнем и т.д. Во всех возрастных группах мы первые в мире. Если будет нормальное финансирование, то за три или четыре года мы будем снова на коне, и наши ребята будут в мировой элите. Как этого добиться? Сложно ответить…

— Какие сложности возникают с подготовкой к скорому финалу Кубка Федерации Италия – Россия?
— Проблемы большие. «Мастерс» в Софии будет проходить параллельно с финалом Кубка Федерации. Три наши девушки попадают в Софию, и они же должны играть за команду. Получается, нужно будет выплатить деньги, чтобы компенсировать их потери. Я сделал запрос в Женскую профессиональную ассоциацию и поинтересовался: «Как же так получилось, что календарь наслоился друг на друга»? Мне ответили, мол, все ведущие теннисистки мира не отказываются играть за свои сборные. Однако где и у кого так на самом деле происходит?

— Каковы наши шансы на успех?
— Если мы проведём дополнительный сбор перед финалом, плюс все девушки будут играть, то мы сможем рассчитывать на победу. Если приедем неподготовленными, то на земляном покрытии нам ничего не светит.

Мария Шарапова уже точно не будет участвовать в финале?
— Я думаю, шансы на то, что она сыграет, даже возросли. Она уже не борется за первое место, поэтому посмотрим. Надо будет смотреть на то, в каком состоянии будет её рука. Это ведь для неё тоже дополнительная реклама. Если бы она боролась за первое место, то было бы нереально её позвать. Сейчас же она стала посвободнее, поэтому я не вижу причин, чтобы не играть финал.

У нас, кстати, ещё могут попасть на заключительный турнир года в Стамбул Веснина и Макарова в парном разряде. Это большая проблема для команды. Тогда по логике надо брать Свету Кузнецову и готовить её целенаправленно к финалу. Она сможет закрыть две одиночки, и нам нужен будет ещё один игрок. Впрочем, у итальянок тоже есть повод задуматься, ведь Сара Эррани и Роберта Винчи скорее всего попадают в Стамбул.

— Как вы считаете, почему расстались Мария Шарапова и Джимми Коннорс?
— Никого не хочу ругать или обвинять. Коннорс был выдающимся игроком, но я никогда не знал его как тренера. Это был странный выбор. Сам Джимми играл в прыжках, у него своеобразная техника. Шарапова играет совершенно иначе. Кроме того, всегда так было, что Шарапова расценивает тренера не просто как специалиста, но и как члена семьи, как часть команды, как свою «обслугу».

Мы можем заплатить нашим сильнейшим ребятам деньги, они приедут, и тогда мы без проблем выйдем в элиту обратно. Однако даже с ними мы не способны выиграть Кубок Дэвиса. Я считаю, в таком случае лучше заняться формированием команды из молодёжи. Не самоцель выйти в элиту, нужно сделать боеспособную команду, которая сможет быть в числе призёров. На сегодняшний день мы хотим заняться этим.

Приведу пример. Она несла флаг России на церемонии открытия Олимпиады в Лондоне. Возвращается в час ночи домой, и все её ждут. Коннорс совсем не такой человек. Он может уйти с матча, потом придти, смотреть или не смотреть на корт. Он сам по себе такой человек. В плане психологической совместимости они не подходят друг к другу, я так считаю. Повторюсь, все её менеджеры, тренеры и спарринги всегда её поднимут с кровати, умоют и накормят, вечером дождутся прихода, покормят и уложат спать. Все целый день крутятся вокруг неё. Помню, недавно сам удивился, когда во время матча Маши со Слоан Стивенс Коннорс встал посреди матча и ушёл. Я даже не сразу понял, что произошло.

— Скоро Кубок Кремля. Как вам удаётся привлекать хороших игроков на турнир?
— Большое спасибо Банку Москвы, который не только увеличил бюджет, но и серьёзно ко всему относится. Они также делают фильм про нас, который выпустят к 25-летию турнира. В этом плане они проводят огромную работу. Мы думаем насчёт нового дизайна, насчёт смещения на неделю временных рамок, и даже думаем о покупке турнира более высокого статуса. Всё это с подачи Банка Москвы.

В этом году мужской состав будет сильнее. Приедет Станислас Вавринка, ещё немало хороших игроков. Мы сейчас пытаемся договориться с кем-то из ведущих ребят, но это стоит больших денег. У них всё распланировано далеко наперёд, и вырвать кого-то к себе на неделю стоит больших денег. В основном этими вопросами занимается Евгений Кафельников. У нас, кстати, есть мысль сделать юбилейный турнир в следующем году самым сильным по составу за многие годы.

Что касается покупки более крупного турнира, то места в календаре нет, поэтому возникает много сложностей. Плюс, конечно, нужно гарантированно иметь средства на его покупку и содержание.

— Как оцените работу Евгения на посту вице-президента ФТР?
— Хорошо. Он работает, старается. Хотя, конечно, в душе он ещё игрок. Женя много внимания и времени уделяет гольфу, он хочет попасть на Олимпиаду в Бразилию. Даже если он не попадёт напрямую в состав, то ему ведь могут дать wild card как олимпийскому чемпиону по теннису. Тем более в прошлом году он был чемпионом России по гольфу.

Женя занимается переговорами с игроками, занимается Кубком Кремля. Я изначально думал, что он нам поможет в плане региональной политики. Но Женя занялся гольфом, так что этот вариант сразу отпал (смеётся).

— Кому можете доверить капитанский мостик в Кубке Дэвиса и Кубке Федерации?
— Сейчас в Кубке Дэвиса мы в первой лиге. Если мне самоустраниться, то никто и никогда не соберёт даже второй состав (улыбается).

— Тяжело будет выбираться обратно в элиту?
— Какой в этом смысл? Мы можем заплатить нашим сильнейшим ребятам деньги, они приедут, и тогда мы без проблем выйдем в элиту обратно. Однако даже с ними мы не способны выиграть Кубок Дэвиса. Я считаю, в таком случае лучше заняться формированием команды из молодёжи. Не самоцель – выйти в элиту, нужно сделать боеспособную команду, которая сможет быть в числе призёров. На сегодняшний день мы хотим заняться этим.

Если заплатить Турсунову, Южному и Давыденко, то мы легко выйдем в высшую лигу. Но дальше вариантов у нас нет. Плохо, что получается, если есть деньги – мы выходим в высшую лигу, но если их нет, то улетаем в первую лигу.

— Уже есть договорённость с молодыми ребятами?
— Все будут играть. Правда, тут пока вопрос остаётся открытым, поскольку мы не знаем, где будет проходить матч. Проигравший в сентябре из пары ЮАР – Словения будет затем играть с нами. Если Южная Африка, то, скорее всего, будем играть в ЦСКА. Если Словения, то поедем в Словению, что сложнее.

К счастью, в Международной федерации тенниса пошли нам на встречу и перенесли сроки на неделю дальше от Кубка Кремля. Мы договорились и с обеими странами о переносе. Повторюсь, сейчас гораздо важнее формировать команду из молодёжи, а результаты могут и подождать. Будем работать.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 8
26 апреля 2017, среда
25 апреля 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
26 апреля Мария Шарапова сыграет первый матч после отбытия дисквалификации. Каким получится возвращение?
Архив →