Новак Джокович
Фото: Getty Images
Текст: Иван Заможный

Джокович: я против финалов в понедельник

Новак Джокович стал финалистом US Open – 2013. О прошедшем матче, важности опыта, борьбе за лидерство и многом другом – в этом материале.
8 сентября 2013, воскресенье. 17:30. Теннис
Новак Джокович в четвёртый раз подряд вышел в решающую стадию последнего мейджора в сезоне. Всего же лидер рейтинга побывал в финалах US Open пять раз. В полуфинале серб в очень упорном матче одолел Станисласа Вавринку. Для того чтобы победно вскинуть руки, первой ракетке мира понадобились все пять сетов. После матча Джокович встретился с журналистами и ответил на ряд вопросов, в частности, рассказав о поединке, необходимости опыта в таких матчах и борьбе за первую строчку рейтинга с Рафаэлем Надалем.

– Новак, третий гейм в пятой партии был очень длинным. Как вы смогли восстановиться после него?
– Что ж, в первую очередь, как я сказал на корте, Вавринка был лучше на протяжении большей части матча, так как был агрессивен и демонстрировал лучший теннис, нежели я. С другой стороны, я просто старался бороться, быть психологически устойчивым и верить, что я действительно могу победить. И, как только матч стал затягиваться, я почувствовал, что, может быть, у меня есть над ним физическое преимущество и что я уже проходил через это — такого рода матчи и ситуации, игра на огромной арене в полуфинале, — и, возможно, этот опыт смог придать мне психологической уверенности. Хотя я немного нервничал в начале встречи, и мы играли пять сетов, я чувствовал, что находился мыслями на корте и бился до конца. Станислас играл здорово. У нас были отличные обмены ударами в сложных погодных условиях. Играть было нелегко, потому что постоянно нужно было приспосабливаться к ветру и делать много работы ногами. В конце мне удалось оставаться уверенным и играть хорошо, когда это было нужно. Это, безусловно, вдохновляет меня перед финалом.

Турниры "Большого шлема" всегда берут всё лучшее из теннисиста, потому что они привлекают внимание всего спортивного мира. Мейджоры наиболее ценны в нашем виде. Здесь вы хотите продемонстрировать свой лучший теннис. Вот почему я считаю, что не только топ-игроки, но и все, кто принимают здесь участие, испытывают особое чувство.
– Станислас сказал, что сегодня вы были особенно взволнованным. Он сказал, что с его игрой вы не смогли реализовать план на игру. Имела ли эта причина место, особенно в начале поединка?
– Да. Я нервничал, потому что это нормально – нервничать, волноваться и всё, что ещё можно к этому добавить. Есть много вещей, которые проходят через вашу голову, через тело, ведь это полуфинал турнира "Большого шлема". И, хотя я был в такой ситуации уже много раз, я до сих пор переживал перед началом матча, и я знал, что он хорошо играет. Он великолепно выступил в матче с Марреем. Было ясно, что он выйдет на корт с сильнейшим ударом слева и постарается играть активно, поэтому я пытался находиться рядом с линиями. Но мне не удалось найти свой ритм. Это расстроило меня. Я не бил по мячу как следует и допускал много невынужденных ошибок. Но это был один из тех дней, в котором, даже если вы плохо себя чувствуете, вы обязаны держаться и верить, что вы сможете. И я сделал это.

– Предупреждение о том, что команда вам помогала, кажется, застало вас врасплох. Судья объяснил причину?
– Может быть, в тот момент было несправедливо давать мне предупреждение, потому что я не общался с ними. Но я несколько раз смотрел на мою ложу и тренер старался помочь мне. Поэтому у меня нет никаких жалоб на предупреждение. Я думаю, судья поступил справедливо.

– Вы прошли свою дистанцию с относительной лёгкостью. Оглядываясь назад, может, не так уж и плохо, что именно перед финалом вам достался Вавринка?
– Совершенно верно. Я знал, что мне надо проверить свои силы — всё больше и больше, как продолжался турнир. Конечно, полуфинал против игрока, который проводит, пожалуй, лучший сезон в жизни и который обыграл действующего чемпиона в трёх сетах, — это здорово. Ему было нечего терять. Он впервые вышел в эту стадию на мейджоре. Я знал это перед выходом на корт, что меня немного напрягало. Но, как я сказал, я смог найти свою игру и победить. Я действительно рад, что выиграл в пяти партиях, отыгравшись со счёта 1:2 по сетам. Психологически это должно помочь мне, а физически я чувствую себя прекрасно. Знаете, перед матчем я провёл на корте не очень много времени. За два дня я собираюсь подготовиться к финальному поединку.

– Для вас это уже четвёртый финал в Нью-Йорке кряду. Давайте поговорим об этом выдающемся достижении.
– Мне нравится играть на корте Артура Эша. После Australian Open, где я побеждал четыре раза, US Open – мой самый успешный турнир. Сыграть четыре финала подряд и пять в сумме, я считаю, это отлично. Семь-восемь лет, которые я возвращаюсь сюда, я выхожу как минимум в полуфинал. Я чувствую эту атмосферу, которая царит вокруг турнира. Я люблю эту энергетику, но также у меня большая команда, и я живу в доме друга. Это своего рода семья. Это важно и даёт мне отличную мотивацию и одновременно комфорт, чтобы восстанавливаться и быть свежим перед матчами.

– Вы за последнее время сыграли два невероятных гейма – один здесь, в пятом сете, а также заключительный гейм финала Уимблдона. Не могли бы вы рассказать, как настроить ритм в таких длинных геймах и что творится у вас в голове в такие моменты? Не могли бы вы сравнить их?
– Турниры "Большого шлема" всегда берут всё лучшее из теннисиста, потому что они привлекают внимание всего спортивного мира. Мейджоры наиболее ценны в нашем виде. Здесь вы хотите продемонстрировать свой лучший теннис. Вот почему я считаю, что не только топ-игроки, но и все, кто принимают здесь участие, испытывают особое чувство. Вы дополнительно мотивированы показать всё, на что способны, особенно когда у вас есть возможность выйти в решающую стадию. Да, Уимблдон был схож с сегодняшним поединком, правда, я надеялся, что выиграю тот матч (улыбается). У меня была потрясающая встреча в полуфинале. Я не проводил много времени на площадке. В полуфинале у меня была пятисетовая битва с дель Потро, которую тоже можно сравнить с матчем против Вавринки. Хард – самое удачное для меня покрытие. Могу сказать, что здесь я чувствую себя наиболее комфортно и уверенно. Надеюсь, что смогу сыграть лучше, чем в финале Уимблдона и постараться завоевать трофей.

Вы сказали, я играю с Рафой? Это самый большой вызов, который сейчас есть в нашем спорте. Имею в виду, что он невероятный соперник. Он сражается за каждый мяч и сейчас, вероятно, демонстрирует лучший теннис на американском харде за всю карьеру.
– Вы играете с множеством спортсменов, которые выходят, загораются, начинают пробивать по линиям, делают брейк, что угодно. А вы знаете, что вам необходимо просто перетерпеть их. Но сегодня уровень Станисласа был очень высоким на протяжении большей части матча. Был ли момент, когда вы могли запаниковать или подумать: "Хорошо, мне нужно быть более агрессивным, потому что он играет слишком хорошо"?
– Я знал, что он будет играть агрессивно. Видел, насколько хорошо он действует здесь, особенно в матче против Энди. Он отлично чувствует мяч. Он был очень уверен в себе, в его игре не было заметных недостатков. Вышел на корт, зная об этом. Я был немного напряжён, потому что нужно быть устойчивым к таким вещам, но одновременно играть в свою игру. Пытался быть агрессивным, но стал допускать ошибки. Он хорошо действовал, а затем я проиграл сет и уступал с брейком. Я очень расстроен из-за своих ошибок в важные моменты. Я очень плохо реализовывал брейк-пойнты. Из двадцати я взял где-то три. Так что всё могло бы быть и лучше, это точно. Но победа есть победа, и я рад этому.

– Возвращаясь к тем брейк-пойнтам, особенно в третьем гейме пятого сета, казалось, что, выиграв очко при счёте "ровно", вам не хватало времени, чтобы психологически подготовиться к следующему розыгрышу.
– Я не могу найти оправдания. Может, это из-за времени, которое он берёт между розыгрышами. Может, он быстро готовится.

– Вы так думаете?
– Имею в виду, что с ним всё было в порядке. Я не возражал против этого. Я уже говорил, что не ищу этому оправдания. Я был расстроен, что не реализовал столько возможностей. У нас было много длинных розыгрышей, где я должен был выигрывать, но не сделал этого, а он сделал. Мы играли "больше-меньше", но, несмотря на то, что я потерял игру, я чувствовал, что он уставал, это позволило мне выйти на шаг вперёд. Я смог сделать это.

– Уверенность, с которой вы вышли на пятый сет, в большей степени зависела от физического состояния или опыта? А может, обеих вещей сразу?
– Ну, опыт — это то, с чем вы не можете родиться. Вы получаете его, играя много матчей на больших стадионах. Так что, безусловно, опыт присутствует. Но есть и уверенность в себе, и попытки просто эмоционально стабилизироваться и играть в правильную игру в нужное время. Конечно, сказать проще, чем сделать. Но за эти годы я сыграл множество пятисетовых матчей, особенно на стадионе Эша, я стал более успешным и всегда об этом думаю, когда выхожу на решающую партию.

– Было много разговоров, что Энди Маррей немного растерял мотивацию из-за того, что победил на Уимблдоне. Но ваше лето было жарким, и играли вы больше матчей, чем он. Насколько психологически свежим вы себя сейчас ощущаете?
– Я всегда стараюсь выжать из себя максимум. Я уже говорил, что турниры "Большого шлема" — самые престижные. Это место, где я должен показать верх психологии, физики и эмоциональности. Да, у меня был тяжёлый сезон, но и у других он был такой же. Я стараюсь показать всё лучшее в нужные моменты, и теперь я в финале. Да, я не такой свежий, как в начале сезона, но я с нетерпением ждал этого и собираюсь проверить себя, я готов к этому.

– Похоже, вы были не слишком рады, когда Стэн взял медицинский перерыв. Какова была ваша реакция?
– Нет, с медицинским тайм-аутом было всё хорошо. У меня прекрасные взаимоотношения со Станисласом. Я возражал, что мы ждали пять минут, пока они не объявят, что начался перерыв. Я думаю, что у него было слишком много времени, пока он не сказал: "Ладно, начинаются три минуты", — потому что он покинул корт.

– Что вы чувствуете перед финалом в понедельник? Предполагаю, что хорошо, когда есть день отдыха между матчами, но, в то же время, даёт ли это вам возможность полноценно восстановиться перед Кубком Дэвиса?
– Честно говоря, я против финалов в понедельник, но что есть, то есть. Конечно, лучше, когда у тебя полуфинал в субботу, а финал в понедельник, чем в воскресенье, как было раньше. Это целиком ложится на плечи тех, кто занимается организацией. Надеюсь, вы знаете, в течение нескольких лет финал будет проводиться в понедельник, но потом, возможно, всё будет, как на других мейджорах: пятница и воскресенье. Я не понимаю, почему для US Open сделано исключение. Финал в понедельник отрицательно сказывается на тех, кто заявлен на Кубок Дэвиса, а я играл в полуфинале Кубка последние несколько лет. Теперь я вновь буду играть за свою команду, и это становится гораздо труднее. Это другой континент, это другой часовой пояс, это крытый грунт и так далее. Я уже несколько раз получал травму, и это меня не радует. Но, опять же, между субботой-воскресеньем и субботой-подельником я выберу последнее. Но составление расписания, безусловно, должно строиться правильно. Как мне кажется, нужно уважать игроков с точки зрения времени и дней. Как и сегодня, я не нахожу очень честным, что начал свой матч в двенадцать часов, а лёг спать только в три утра два дня назад после четвертьфинала, а другой полуфиналист имел три дня отдыха. Я не вижу в этом логики, если честно. Но, опять-таки, я понимаю, что есть и другие вещи, которые не менее важны, чем игроки, но я думаю, это стоит изменить.

Да, болельщики – это очень важная часть матча, особенно в решающих стадиях турниров "Большого шлема". Эта поддержка необходима, чтобы приободриться. Сегодня зрители были просто великолепны. Они поддерживали Стэна, они поддерживали меня, но больше всего они поддерживали теннис.
– Когда вы встречаетесь с Рафаэлем Надалем, как бы вы описали свои физические и психологические проблемы?
– Вы сказали, я играю с Рафой? Это самый большой вызов, который сейчас есть в нашем спорте. Имею в виду, что он невероятный соперник. Он сражается за каждый мяч и сейчас, вероятно, демонстрирует лучший теннис на американском харде за всю карьеру. В этом году он не проиграл на этом покрытии ни одного матча, а последние шесть, семь, восемь лет это не было его любимым покрытием. Он получил много травм на харде, но сейчас выглядит здоровым. Он не играл семь месяцев. В этом году проиграл три матча. Без сомнения, он лучший на данный момент, об этом не может быть и речи. Он играет очень уверенно, но мне известно, как действовать против него. Жёсткое покрытие – наиуспешнейшее для меня. Я уже дважды встречался с ним в финалах. Я знаю, что мне нужно сделать. Конечно, гораздо проще сидеть здесь и говорить, что я знаю, что мне делать, я должен делать это на корте. Посмотрим. С кем бы я ни играл, для победы я сделаю всё, что смогу.

– Что для вас значит битва за лидерство в рейтинге?
– Безусловно, это важно для меня. Я закончил два сезона первой ракеткой мира, и я знаю, сколько последовательной и тяжёлой работы вкладывается в эти десять-одиннадцать месяцев, чтобы стать "номером 1". Сейчас Рафа в лучшем положении, чтобы претендовать на это звание, но я всё ещё держу позицию. Мне необходимо хорошо играть и выигрывать турниры, чтобы быть первым. Но, вы знаете, я не в первый раз сталкиваюсь с подобным раскладом.

– В матче был момент, когда зрители просто взревели. Напоминает ваш матч с Роджером Федерером в 2011 году. Какую роль в матчах вы отводите эмоциям?
– Да, болельщики – это очень важная часть матча, особенно в решающих стадиях турниров "Большого шлема". Эта поддержка необходима, чтобы приободриться. Сегодня зрители были просто великолепны. Они поддерживали Стэна, они поддерживали меня, но больше всего они поддерживали теннис. Это объединило стадион, и они смотрели матч до последней секунды. Я думаю, они были потрясающими. Для меня как игрока очень приятно играть перед такими зрителями.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →