Серена Уильямс
Фото: Getty Images
Текст: Иван Заможный

С. Уильямс: всегда отдаю часть денег дядюшке Сэму

Серена Уильямс стала чемпионкой US Open. О победе, погодных условиях, возрасте, значимости триумфа и о многом другом – в этом материале.
9 сентября 2013, понедельник. 15:15. Теннис
Серена Уильямс впервые в карьере защитила титул на US Open. В финальном поединке американка, как и год назад, сломила сопротивление белоруски Виктории Азаренко. После почти трёх часов борьбы первая ракетка мира стала 17-кратной чемпионкой турниров "Большого шлема". На пресс-конференции Серена ответила на вопросы журналистов, в частности поведав о своём возрасте, одержанной победе и её значимости для карьеры. Кроме того, Уильямс посетовала на погодные условия и рассказала ещё о многом другом.

– Серена, не могли бы вы рассказать о нервном напряжении, которое давило на вас, когда вы дважды подавали на матч во второй партии?
– В тот момент я немного встревожилась, это был не лучший момент в матче. Я стала играть в не очень умный теннис, поэтому мне просто необходимо было отдохнуть и не делать этого снова. Но я опять наступила на те же грабли. Я не знаю.

– Во время турнира вы не ощущали давления в том смысле, что являетесь действующей чемпионкой?
– Что ж, всегда испытываешь давление, когда защищаешь титул. Я особо этого не чувствовала, но знала, что хочу победить. И знаете, поражение до старта US Open облегчило мне задачу. Это было
Все титулы Серены на турнирах "Большого шлема" (17):
Australian Open – 2003, 2005, 2007, 2009, 2010.
"Ролан Гаррос" – 2002, 2013.
Уимблдон – 2002, 2003, 2009, 2010, 2012.
US Open – 1999, 2002, 2008, 2012, 2013.
даже лучше.

– Победа на мэйджоре – особое чувство. Уступить второй сет и победить в третьем с огромным преимуществом — вы бы хотели выиграть так ещё?
– Да, я думаю, что победа – это удивительно. Конечно, я бы предпочла выиграть в двух сетах. Но, играя против такого прекрасного оппонента, как Виктория, нужно понимать, что такое может произойти, и продолжать бороться.

– Что вы думаете о турнирах "Большого шлема", в том числе о Штеффи Граф с её 22 победами, когда вам уже почти 32 года?
– Я не думаю об этом. Я всегда говорила, что, несмотря на возраст, чувствую себя прекрасно. Я никогда не ощущала себя лучше. Я могу играть на таком крупном турнире одиночку и пару с очень трудным расписанием. По большей части я чувствовала себя хорошо. Не знаю, сколько лет назад себя так чувствовала. Я рада такой возможности. Не знаю, что может произойти. Я просто играю и стараюсь делать всё то, на что способна.

– Как можно сравнить вашу игру сейчас с любым другим моментом в вашей карьере?
– Я думаю, что в целом сыграла на турнире неплохо. В финале я не показала лучшей игры, но подобные вещи случаются, когда играешь против сильного соперника. Однако было здорово пройти через это.

– Вы доминируете на протяжении всего года. Вы чувствовали, что вам необходим второй титул "Большого шлема"?
– Абсолютно. Я почти была разочарована этим годом. Да, я победила на "Ролан Гаррос", но не была довольна своими выступлениями на других "Шлемах". На одном даже не вышла в четвертьфинал. Так что теперь я определённо чувствую себя лучше, записав себе в актив второй титул.

– Ранее на этой неделе Виктория говорила о своём X-факторе. Помогите нам и расскажите, пожалуйста, о вашем X-факторе. Что делает вас чемпионкой?
– Ну, я не знаю. Я не могу говорить об этом сама. Наверное, стоит спросить об этом кого-нибудь ещё. Я не знаю, что делает меня особенной. Лично я считаю себя такой же, как и все. Я просто играю.

– Каково вам было встретиться с президентом Клинтоном?
– Я уже встречалась с ним несколько раз. Мы вспоминали о том времени, когда я была подростком, и как он впервые увидел меня, идущую к Белому дому, и ещё несколько раз на US Open. Это было интересно, потому что у нас действительно целая история. А это круто — иметь историю с бывшим президентом США.

– После второго сета каков был ваш план на игру, как вы входили в партию психологически?
– Я должна была оставаться положительно настроенной. Было очень легко провалиться. Мне больше этого не хотелось. Мне необходимо было стать немного строже с собой, чтобы заиграть лучше. Я хотела делать различные вещи, пытаться выступить успешнее.

– Все говорят о победах Крис Эверт, Мартины Навратиловой, Штеффи Граф. Вас же связывают с Роджером Федерером. Это что-то значит для вас? И вы думали когда-нибудь о смене платья? Казалось, что в ветреную погоду у вас были проблемы.
– Это большая честь – быть рядом с Роджером. Он был невероятным чемпионом на протяжении долгих лет, он отличный соперник и до сих пор играет, вероятно, выиграет ещё больше. Здорово ощущать себя с ним в одной компании. Он невероятно последователен, и поэтому карьеры у нас с ним сложились по-разному. Я не могу пока сравнивать себя с Крис и Мартиной, потому что их показатели ещё более впечатляющие. Нет, я не думаю о смене платья. Вовсе нет.

– Сильно ли досаждал вам ветер? И ещё: что стало ключевым моментом в решающем сете?
– Сегодня было невероятно ветрено. Становилось всё хуже и хуже. Он просто не прекращался. Но в такие моменты необходимо быть в состоянии играть при любых обстоятельствах. Было не очень легко. Думаю, я совершила из-за него много ошибок. Но, знаете,
Чёрт возьми, это было удивительно — победить в 17 лет. Это было просто невероятным чувством. Так или иначе, я никогда не думала, что проиграю в этом году. Я просто знала, что собираюсь победить.
может быть, я могла сделать что-то качественнее, если бы работала ногами и выбирала более выгодное положение. В следующий раз я об этом вспомню, я должна просто больше двигаться, чтобы лучше играть.

– Что было уникального в этом походе за "шлемом"?
– Не знаю. Я просто чувствовала себя хорошо, играя пару. Это действительно помогало мне в моих одиночных матчах. Я была очень сосредоточена эти две с половиной, даже три недели. Я была так сфокусирована, что отчасти казалась сумасшедшей. Уникальным было то, что я стала пятикратной чемпионкой. Это очень здорово.

– Вернёмся к вашей стратегии на третий сет. Казалось, что вы сознательно принимаете мячи слабо, заставляя её держать темп игры, и снизили количество ошибок. Было ли это частью вашей задумки?
– Я делала как раз то, что вы видели. Особенно я не старалась бить слабее, но, возможно, так происходило. Я не говорю, что этого не произошло, но я старалась допускать меньше ошибок. Я считала возмутительным, что всё ещё нахожусь на корте, когда уже могла давным-давно выиграть. Тогда я подумала: "Знаешь что? Необходимо расслабиться, успокоиться и играть умнее". Весь матч я играла не так, как было нужно, я обязана сыграть лучше.

– Первый раз вы победили здесь в 17 лет. Как бы сейчас вы описали разницу между победой сегодня и в 1999 году? Что вы узнали за этот период?
– Чёрт возьми, это было удивительно — победить в 17 лет. Это было просто невероятным чувством. Так или иначе, я никогда не думала, что проиграю в этом году. Я просто знала, что собираюсь победить. Сейчас я думаю, что не смогла реализовать все свои возможности, могла бы сделать что-то лучше и почему я не сделала этого. А когда мне было 17, я использовала все шансы, нанесла несколько ударов и не допустила столько ошибок. Это было круто. Становясь старше, понимаешь, что это потрясающе. И это такая большая честь, потому что я не знаю, выиграю ли хотя бы ещё один мэйджор. Конечно, я на это надеюсь. Я говорю себе это после каждой победы. Я очень рада этому.

– Вы упомянули о вашей встрече с президентом, когда его срок уже был близок к концу. Примерно в этот же период вы впервые победили. Ваша оценка за победу сейчас выше, чем тогда?
– Сейчас это большая разница, потому что когда я побеждала раньше, это был только один, два, три или четыре раза. Сейчас их шестнадцать, семнадцать. Это гораздо важнее для истории, чем просто победы. Конечно, здесь испытываешь другие чувства.

– Если вернуться в 1999 год, то кто и почему победит в матче 17-летней Серены против 31-летней Серены?
– Без понятия. Я смотрела запись, где мне 17 лет. Помню, я играла против Штеффи Граф в Индиан-Уэллсе, и я там была хороша (смеётся). Я действительно не могу ответить на этот вопрос. Я выходила к сетке, у меня чуть челюсть не отвисла. Я играла с лёта. Я не знаю. Мы обе бойцы и никогда не сдаёмся. Так что было бы интересно взглянуть.

– Несколько минут назад Виктория сказала, что из двух чемпионов побеждает тот, кто смелее. Если бы вы могли поговорить на эту тему, что за желание было б у вас против такого соперника, как Виктория, чтобы взять верх?
– Думаю, что сегодня вечером я не всегда была храбрее Виктории. Я чувствовала, что она пошла ва-банк. Она изменила свою игру, делала правильные вещи. Но думаю, я просто взяла себя в руки и начала играть в тот теннис, в который умею.

– Для вас есть смысл, сколько денег вы заработали за карьеру, после получения таких призовых? Какое это значение имеет для вас?
– Я никогда, никогда в жизни не цеплялась за чек с призовыми. В теннис я играю не из-за денег. Я люблю "Большие шлемы". Когда я росла и играла в теннис в Комптоне, я даже не задумывалась над этим. Я не думала о прессе. Это всё пришло. Думаю, что папа отправил меня в теннис из-за денег, но я, будучи наивной и глупой, даже не подозревала об этом. Я просто думала, что хочу побеждать. Хотела делать то, что делает Винус.

– У вас есть ощущение, что ваша карьера очень доходна?
– Ну, кто-то сказал мне сегодня, что я преодолела рубеж в 50 миллионов, но половина из них идёт дядюшке Сэму (смеётся). Я люблю его и всегда отдаю часть своих денег.

– Во время смены сторон на тай-брейке вы очень сильно замедлили шаги. Ощущение, что вы медитировали. Что происходило у вас в голове в тот момент?
– Я говорила себе: "Серена, ты только что сыграла отличный розыгрыш. Ты сможешь сделать это. Ты обязана сыграть лучше". Не сработало.

– Вы очень эмоциональный человек. Не могли бы рассказать о спектре эмоций, который вы испытываете на корте?
– Да, иногда я просто выхожу из себя. Поэтому я пытаюсь работать над собой. Я стараюсь сдерживаться до минимума, но не всегда это нужно делать. Я постоянно говорю: "Давай ещё". Сколько себя помню. Я многого добилась на корте. Но также я понимаю, что, если я не делаю то, к чему не склонна, я обязана искать золотую середину.

– Как вы думаете, наступит ли когда-нибудь время, когда USTA позволит тренеру спуститься на корт и попытаться помочь хотя бы раз за игру?
– Эта возможность у них есть в регулярных турнирах, но не на мэйджорах. Что касается меня, то я не хочу, чтобы ко мне кто-то подходил во время матча. Это мой момент. Я выросла, когда теннис был только для нас. И хочу уйти из спорта с этим чувством.

– У вас есть какие-нибудь конкретные цели на этот год?
– Ну, у меня есть ещё кое-какие цели, но я рада, что выиграла Открытый чемпионат США.

– Как долго вы наслаждаетесь победой, перед тем как начать думать о следующем матче? Вы делаете это некоторое время или…
– Не знаю. Все мои мысли уже о том, как стать лучше. Думаю, что я немного сумасшедшая в этой связи, так как я даже не дала себе возможности как следует насладиться победой. Я автоматически думаю: "Так, что дальше?"

– Вы не ощущаете, что сейчас вы чуть более нервная, чем 10 лет назад?
– Да, вполне вероятно. Знаете, когда пытаешься писать историю или, в моём случае, стать её частью, ты всегда чуть более нервный, чем нужно. Я также думаю, что это здорово, так как это что-то значит для тебя. Этот трофей многое значит для меня, каждый трофей, который у меня есть. Это заставляет меня бороться и быть частью этого потрясающего спорта.

– Клинтон сказал, что ваше главное качество в том, что вы никогда не сдаётесь. Как вы думаете, это правда? Не могли бы вы рассказать об этом?
– Я просто продолжаю пытаться и не прекращаю борьбу. У меня есть дух, который позволяет мне двигаться вперёд.

– От 1-го и до 17-го вашего титула "Большого шлема" прошло много времени. Если оглянуться назад, скольким вы пожертвовали ради победы? Вы всё испытываете на корте. Скольким вы жертвуете ради этого момента?
– Я не рассматриваю это как жертву. Я рассматриваю это как возможность быть здесь и сделать всё, что в моих силах. Может быть, я не болталась на улице, как другие дети, но теннис я ни на что не променяю. Я ощущаю, что это большая возможность. Мне она была предоставлена, и я смогла добиться успеха. Для меня, может, это и не было жертвой.

– Не могли бы сказать пару слов о каждом из членов вашей команды?
– Я не могу говорить о каждом из них, но в целом все они любят меня. Все они делают меня лучше. Абсолютно все: мама, сёстры, тренер, каждый из них. Я думаю, они так же нервничают, как и я. В меня они верят даже больше. Это прекрасное чувство.

– Теперь вы по пять раз победили на Australian Open, Уимблдоне и US Open. Как бы вы сравнили путь к этим турнирам?
– Да, я была в финалах здесь последние три года, это было очень круто. Я никогда не думала, что смогу пять раз выиграть в Австралии. Уимблдон немного отличается. Но раньше я никогда не могла защитить тут титул. Теперь я могу сказать, что
Я говорила себе: "Серена, ты только что сыграла отличный розыгрыш. Ты сможешь сделать это. Ты обязана сыграть лучше". Не сработало.
тоже выигрывала здесь несколько раз.

– Что-нибудь давило на вас?
– Я думаю, что стала лучше благодаря погодным условиям. Очевидно, что погода изменилась, но я просто должна была перестроиться и привыкнуть к этому. Это не так просто. Это одна из самых сложных вещей, ведь там очень ветрено.

– Хотелось бы услышать от вас прогноз на завтра у мужчин.
– Да, я внимательно наблюдаю. Определённо хочу посмотреть завтрашний поединок. Трудно сказать. Непросто дать прогноз по поводу Надаля, потому что он играет очень хорошо. Для Новака это уже четвёртый финал кряду, и против Рафы у него хорошая статистика. Это будет интересный матч.

– У вас были отличные две недели на US Open. Есть ли у вас какие-то особые чувства, когда к вам относятся как одному из самых возрастных игроков в туре? И как вы видите себя в ближайшие пару лет?
– Я чувствую себя отлично. Я рада, что достигла этого возраста. Многие люди в нашем обществе не делают этого. Скоро мне 32. Спасибо богу за это. Это удивительно. Сейчас спорт вышел на новый уровень. Технологии другие. Вы можете играть на протяжении стольких лет и по-прежнему оставаться успешным. Я побеждала здесь в трёх десятилетиях: девяностые, двухтысячные и сейчас. Я рада, что у меня была эта возможность.

– Вы сказали, что не можете поведать обо всех членах семьи, но ваша сестра Винус продолжает приносить весомый вклад. Что она говорит вам перед матчем?
– Она прекрасна. Она такой позитивный зритель. Я узнаю её из тысячи голосов. Часто только Винус и слышу. Не знаю почему. Я могу просто чувствовать её позитив, это хорошо для меня, потому что временами мне тяжело владеть собой. И знаете, просто услышать там её поддержку дорогого стоит. Опять же моя карьера не сложилась бы без неё. Когда она была маленькой и играла постоянно, или она, или я проигрывали. Таким образом, я чувствовала, что в состоянии созреть намного быстрее, потому что видела, как она проходит через победы и поражения. Я не должна была допускать такие же проигрыши и смогла развиться с большей скоростью. Это была прекрасная возможность.

– Вы сыграли много турниров. Но сезон ещё не окончен. Как вы думаете, вы будете физически готовы играть азиатскую серию?
– Да, с нетерпением жду этого. Винус и я очень хотим играть. "Вирена" возвращается! Мы будем рады сыграть парный турнир, хотим получить больше практики. Мы не достаточно тренируемся в этом году. Поэтому всё, о чём мы говорим, это весело.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →