Анна Чакветадзе
Фото: "Чемпионат.com"
Текст: Роман Семёнов

Чакветадзе: невозможно забыть вкус победы

Одна из лучших российских теннисисток современности Анна Чакветадзе рассказала о решении завершить карьеру и планах на будущее.
18 сентября 2013, среда. 19:00. Теннис
На днях бывшая пятая ракетка мира, одна из лучших российских теннисисток первого десятилетия XXI века Анна Чакветадзе официально объявила о завершении профессиональной карьеры. 26-летняя спортсменка уже достаточно давно не выступала на постоянной основе в WTA-туре, поскольку в последние годы мучилась с травмами и болезнями. В эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" Чакветадзе рассказала, почему решила объявить об окончании карьеры именно сейчас, какие планы строит на будущее и какими своими достижениями гордится больше всего.

— Анна, почему вы решили официально объявить о том, что ваша профессиональная карьера завершена?
— Я решила, что для меня начинается новый этап в жизни, а чтобы открыть новую страницу, лучше сначала закрыть предыдущую. Я уже достаточно давно поняла, что не вернусь в профессиональный спорт, сделать это будет невозможно. Тянула с решением до конца года, всё никак не могла решиться сказать об этом вслух. Сейчас время пришло. Пора официально завершить профессиональную карьеру и начать жить чем-то другим.

— Минуло несколько дней с тех пор, как вы объявили об этом на весь мир. Что-то изменилось у вас внутри?
— Не могу сказать, что что-то изменилось, поскольку для себя я приняла решение о завершении профессиональной карьеры ещё в начале года. Да, я знала об этом изначально, но не могла найти подходящий момент, чтобы объявить об этом остальным. То одно случалось, затем другое, потом третье. В первую очередь сложно было признаться самой себе. Надо было поставить точку, а это всегда непросто. В конце концов, мне необходимо было решиться, я отпустила эту мысль и поняла, что сейчас будет подходящее время, чтобы завершить карьеру игрока и начать тренерскую карьеру.

Анна Чакветадзе всегда умела и себя показать…

Анна Чакветадзе всегда умела и себя показать…

— Для ваших коллег по теннисному миру это стало новостью или они знали о вашем решении?
— Они не знали, потому что я никому не говорила. Тем не менее, мне кажется, догадаться об этом было несложно, ведь я уже почти два года не играю. В прошлом году я провела всего несколько турниров, отыграла неполноценный сезон. Наверное, они прекрасно понимали, что что-то у меня идёт не так.

— Кто из них вам написал, позвонил или прокомментировал в Интернете?
— Честно говоря, я не знаю, кто и что писал. В тот же день или за день до выхода моего интервью в свет я улетела из России за границу. У меня не было возможности это проверить, поэтому наверняка кто-то звонил и писал. Я находилась вне зоны доступа, и вот только прилетела.

— Организаторы Кубка Кремля выходили с вами на связь? Может быть, они устроят какой-то вечер в вашу честь…
— Нет, я недавно прилетела, поэтому пока ещё не получала никаких звонков. На самом деле, я не уверена, что буду в Москве в ту неделю, когда будет проходить Кубок Кремля. В любом случае я бы с большим удовольствием пришла и увиделась с девочками, с организаторами турнира, с болельщиками.

— Вы в начале разговора обмолвились о том, что решили объявить о завершении карьеры, чтобы со спокойной душой открыть новую страницу в вашей жизни. Расскажите, что это за новый этап?
— Я бы хотела попробовать свои силы в тренерской работе. Мне сложно полностью покинуть мир спорта, ведь я отдала ему очень много сил и времени. За эти годы у меня накопилось огромное количество знаний и опыта, которые мне бы хотелось попробовать передать другим юным игрокам.

— У вас уже есть кто-то на примете?
— Я занимаюсь с одной девочкой, которой сейчас 16 лет. Пока ещё рано говорить о каких-то результатах, ведь мы только недавно начали сотрудничать. Посмотрим, что из этого получится.

— Насколько активно вы работаете с этой девочкой? Вы планируете ездить с ней по турнирам или ограничитесь консультациями из Москвы?
— Я буду выезжать на некоторые турниры. Для меня очень важен результат. Если я пойму, что могу что-то ценное ей передать, это станет для меня ещё большим стимулом. Вы сами понимаете, что не у всех профессиональных игроков получается реализовать себя на тренерском поприще. Совсем необязательно, если ты был успешным игроком, потом стать высококлассным тренером. Мне очень интересно попробовать для самой себя, чтобы понять, смогу ли я этим заниматься. Тренерская деятельность мне очень интересна, я хочу попробовать отдать все силы для достижения хороших результатов.

— Вам интереснее работать с ребёнком, юниором или же вы рассматриваете возможность сотрудничества с уже состоявшимся игроком?
— Мне интереснее помогать тем юниорам, которые хотят стать профессионалами. В этом случае необходимо проделать большой объём работы. Понятное дело, всё сразу получиться не может. Однако в возрасте 15-16 лет ты уже должен показывать определённую игру, и в этот момент более-менее понятно, есть ли у человека перспективы играть на высоком профессиональном уровне.

— Насколько вы строгий, требовательный, дисциплинированный тренер?
— Я стараюсь всё переносить на себя и не делать то, что мне самой не нравилось в работе моих тренеров.

— Приведите пример. Что это может быть?
— Это может быть всё, что угодно. Например, мне не нравится, когда люди непрофессионально подходят к своей работе. Если уж ты что-то делаешь, на мой взгляд, стоит постараться выполнить свою работу на все 100%, а не просто провести какое-то время и затем уйти домой со спокойной душой, как будто ты проделал большой объём работы.

— Насколько я знаю, у вас есть высшее образование по специальности психолог и педагог.
— Да, это так.

… и на других посмотреть.

… и на других посмотреть.

— Раз уж вы учились по этой специальности, значит, вы уже в тот момент предполагали, что будете заниматься тренерской деятельностью?
— Честно говоря, я не предполагала, во-первых, что так рано закончу с выступлениями, а во-вторых, что приступлю к тренерской работе. Я уже поняла, что на практике это сложно. Тебе необходимо иметь много терпения, которого в принципе у меня не так много (смеётся). Я стараюсь, пробую, перебарываю себя в каких-то моментах. В любом случае, мне полученный опыт и образование помогают. Я пытаюсь всё время анализировать, делать выводы и учиться. Информации всегда недостаточно. Где-то нужно с кем-то посоветоваться, где-то самой получить необходимый опыт. Когда всё совпадает воедино, получается хороший тренер. Надеюсь, я им стану.

— Рассматриваете возможность работать в национальной команде Кубка Федерации или в сборных по более юным возрастам?
— Я пока эту тему ни с кем не оговаривала. Мне сложно понять, насколько будет виден результат моей работы в том, чтобы вести сборные команды. В основном на тренера сборной возлагается ответственность непосредственно только на соревнованиях, а это примерно две или три недели в году. То есть игроки готовятся самостоятельно, а потом тренер сборной выезжает с ними на сборы и на сами турниры, то есть помогает им в течение этих нескольких недель за год.

Могу ли я этим заниматься? Да, наверное, могу. Если мне поступит подобное предложение, буду думать и оговаривать детали того, как всё это будет выглядеть. На данный момент у меня таких планов не было.

— Вы уже работаете на телевидении. Планируете активно развиваться в этой ипостаси или же это пока останется полухобби, полуработой?
— Я не могу сказать, что полноценно работаю на телевидении. Я комментирую матчи во время турниров из серии "Большого шлема". Что касается полноценной работы, то скорее нет, чем да. У меня не так много времени. Если ты хочешь стать профессиональным журналистом, тогда этой работе надо отдаваться по полной программе. Я же на первое место ставлю тренерскую работу, по крайней мере, на данном этапе своей жизни. При этом мне очень нравится комментировать, мне очень нравится участвовать в качестве приглашённого эксперта на теннисных аналитических программах, мне нравится рассуждать и обсуждать теннисные матчи. Думаю, я буду продолжать всем этим заниматься, постараюсь всё совмещать. Однако это не будет полноценной и постоянной работой для меня.

— Вы попробуете ещё раз окунуться в мир политики или вам это уже неинтересно?
— Да, у меня был подобный опыт. Я попробовала себя и в этой сфере тоже (улыбается). На данном этапе я не готова заниматься политикой, всё-таки спорт мне гораздо ближе. Сейчас у меня нет желания ещё раз окунаться в этот мир.

— Вы уже порядка двух лет целиком не погружены в теннисную жизнь профессионального игрока. Скучаете по тем временам – по поездкам на турниры, постоянным тренировкам, общению с коллегами из тура и прочему?
— Нет, я не скучаю по самому образу жизни, скорее, по теннису – по игре, по соревновательному процессу. Мне действительно очень нравилось соревноваться и тренироваться. Что касается бесконечных переездов и общения в туре, это очень своеобразные вещи. Я не могу сказать, что получала от них большое удовольствие. Мне всегда больше нравилось выходить на корт и работать с ракеткой и мячом. Я скучаю по игре, а не по туру и всем тем внешним факторам, которые связаны с жизнью теннисиста.

— Вы скучаете по ощущению победы, атмосфере больших арен, аплодисментам зрителей?
— Безусловно, это всё входит в то понятие, о котором я говорила – я скучаю по игре. Из-за того, что меня беспокоит травма, я не могу полноценно играть. Конечно же, я бы хотела вернуться к настоящим тренировкам… Меня это до сих пор немножко расстраивает. И хотя я уже отпустила эту мысль, всё равно иногда чувствуешь себя очень странно. Я привыкла всю свою жизнь полноценно тренироваться, работать на корте, но больше не имею возможности этим заниматься.

Тренерская работа не исключает игру с задней линии, к примеру. С места я могу это делать, но игра в движении даётся мне очень тяжело. Порой сильно хочется побегать, провести розыгрыш, поиграть на счёт. Но на данный момент я это делать не могу.

А на корте Анна Чакветадзе всегда была настоящим бойцом

А на корте Анна Чакветадзе всегда была настоящим бойцом

— Ваши друзья часто обращаются с просьбами поиграть? Наверняка для вас это не проблема, ведь ваш уровень позволяет играть с ними, совершенно не напрягаясь.
— (Улыбается.) Конечно, бывало, что я играла со своими друзьями.

— Кто-то известный среди них есть?
— Ираклий Пирцхалава меня постоянно просил поиграть с ним в теннис, но у нас никак не получалось это сделать. То он был на гастролях, то я была занята своими делами. Так мы в теннис и не поиграли. Артур Таймазов тоже не раз выявлял желание поиграть со мной. Он сейчас в Москве, но пока мы с ним не встретились на корте. Многие хотят попробовать, но времени у них очень мало, так что наши графики редко совпадают.

— Дружба в профессиональном туре – это эфемерное понятие или же она существует?
— Сложно сказать, наверное, у всех по-разному. Я не могу сказать, что у меня в туре были настоящие большие друзья. Конечно, я со всеми общалась, но те, кого я могу назвать своими друзьями, к теннису отношения не имеют. При этом мы всегда тепло общаемся при встрече с бывшими коллегами, всплывают какие-то воспоминания. Если честно, по-другому на всё это смотришь, когда понимаешь, что больше в этот мир не вернёшься. В нём присутствует очень большое напряжение в общении из-за того, что каждый находится на своей волне, у каждого мысли о том, как улучшить свою игру, и так далее. Из-за всего этого нормальное общение не очень клеится (улыбается).

— За свою карьеру вы добились немалых высот. Что первое всплывает у вас в голове, когда вы задумываетесь о том, чего удалось достичь?
— Конечно, пятая строчка в рейтинге – это хорошее достижение. Мне всегда хотелось большего, забраться ещё выше, но добиться этого не получилось. Полуфиналы и четвертьфиналы на турнирах из серии "Большого шлема", я считаю, это тоже хорошие результаты. Какой-то один титул WTA мне сложно выделить. Наверное, самое большое достижение – это полуфинал Открытого чемпионата США 2007 года.

— Вы одерживали победы над многими суперигроками. Помните их?
— Да, но это было так давно, что детали быстро забываются. Были победы над сильными соперниками, были матчи, в которых получалось играть на все 100%. Бывало, что я выигрывала безнадёжные встречи и проигрывала уже почти выигранные. Карьера была достаточно длинной, поэтому мне сложно выделить какой-то один конкретный результат. Если говорить о мэйджорах, то это полуфинал US Open, а если о титулах, то я даже не помню, сколько точно их выиграла – семь или восемь (улыбается).

— Восемь в одиночном разряде.
— Очень жаль, что не 10. Двух не хватило до круглого числа (улыбается). Знаете, конечно, вспоминаются и положительные моменты, но при этом ты помнишь и те случаи, когда приходилось очень тяжело. Что касается побед над конкретными игроками, то тут к каждой нужно подходить детально. Одно дело побеждать соперников, когда они находятся не в форме, совсем другое, когда они действуют на пике своих возможностей. А вообще, вкус побед забыть невозможно.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →