До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: Александр Чигляков

Надаль: мечтаю стать знаменосцем в Пекине

В мире можно на пальцах одной руки пересчитать теннисистов, способных обыграть Роджера Федерера, и первый в этом коротком ряду, конечно же, испанец Рафаэль Надаль.
Теннис

Сегодня в мире можно на пальцах одной руки пересчитать теннисистов, способных обыграть Роджера Федерера, и первый в этом коротком ряду, конечно же, испанец Рафаэль Надаль, занимающий вторую строчку мирового рейтинга. Газета Marca взяла у испанца интервью накануне главных матчей Australian Open.

– Первый вопрос напрашивается сам собой. Последствия травмы, которая не позволяла вам бегать, всё ещё ощущаются?
– Никакой травмы не было. Ни в Ченнае, ни раньше. Просто накопилась сильная физическая усталость. Такое может произойти с каждым. Да, мне всего 21 год, но нельзя забывать о том, что я с 16-ти лет без перерывов выступаю в ATP-туре.

– Во время подготовки к сезону вы тренировались дважды в день. Означает ли это, что зрители увидят серьёзные изменения в вашей игре?
– Значительно улучшить свою игру в целом за месяц невозможно. Но можно потренировать отдельные элементы. Например, чтобы увереннее играть с лёта в турнирах, предварительно нужно отработать этот элемент игры на тренировках. Ты же не сможешь вот так «вдруг» начать использовать его посреди турнира! Впрочем, возможно я даже немного переусердствовал с тренировками. Ведь обычно я ложусь спать около часа ночи, а в декабре я валился на кровать от усталости уже в половину одиннадцатого.

– Какие цели вы ставите перед собой в 2008-м? Какие турниры выделяете как наиболее важные?
– Помимо турниров «Большого шлема» мне бы хотелось выиграть медаль на Олимпиаде в Пекине. Олимпийские игры бывают лишь раз в четыре года, и один из таких турниров – в Афинах – мне уже пришлось пропустить.

– Вы можете представить себя в роли человека, несущего флаг своей страны во время церемонии открытия Олимпийских игр?
– Естественно, мне, как и любому испанцу, было бы очень приятно и почётно однажды оказаться в роли знаменосца на открытии Олимпиады.

– Со стороны создаётся впечатление, что Мельбурн нравится вам гораздо больше Шанхая…
– Это правда. Australian Open – действительно является одним из моих любимых турниров. Мне нравится местный климат, болельщики, прекрасно разбирающиеся в теннисе, и атмосфера, царящая в отеле, где я живу. Этот отель – без сомнения один из лучших, в которых я когда-либо бывал. Здесь есть всё, чтобы немного отвлечься непосредственно от соревнований.

– На каком месте лично для вас среди всех турниров «Большого шлема» стоит Australian Open?
– До прошлого года я выступал в Мельбурне достаточно успешно. Но сейчас я бы поставил его на третье место, после Roland Garros и Уимблдона.

– Насколько отличается ваша нынешняя форма от той, в которой вы подошли к турниру в прошлом году и каковы ваши ожидания от Australian Open 2008?
– Я уверен, что выступлю лучше, чем в 2006 году. Хотя бы потому, что хуже выступить просто невозможно. В прошлом же году я подошёл к Открытому чемпионату Австралии совершенно неготовым, но даже несмотря на это сумел дойти до четвертьфинала. На сей раз я провёл полноценную предсезонную подготовку, сумел добраться до финала в Ченнае, что несомненно прибавило мне уверенности. Всегда приятно выигрывать такие матчи, каким получился полуфинал против Карлоса Мойи.

– Гипотетически вы снова можете встретиться со своим соотечественником в четвёртом раунде…
– Я надеюсь, что так и произойдёт, но сейчас я думаю лишь о своём следующем сопернике.

– На старте прошлого сезона вам потребовалось много времени, чтобы найти свою игру. Каковы были причины того спада?
– Начало года получилось немного странным. Мы с моим дядей Тони пробовали менять некоторые моменты в моей игре, но это совсем не работало. Тогда я решил ничего не менять, рассудив, что теннис, приносивший мне три года подряд звание второй ракетки мира, если и нуждается в какой-то корректировке, то она должна носить лишь косметический характер.

– Что вы думаете о решении организаторов турнира касательно возможности приостановки матчей из-за жары?
– Единственное, чего я прошу, так это чтобы все мы находились в равных условиях. То есть, если из-за жары прерывается матч на центральном корте, то и на всех остальных кортах матчи также должны быть остановлены.

– В прошлом году вам зачастую приходилось играть матчи поздно вечером, а иногда даже и заканчивать их на следующий день. Всё это сильно сказывалось на результате?
– Конечно. Бывало и так, что мне по три дня кряду приходилось спать днём и выходить на корт вечером в последнюю очередь. Это сильно выбивает из привычного ритма жизни. Я прекрасно помню, например, часы после поединка против Энди Маррея. Тогда я смог заснуть лишь около шести часов утра.

– Сейчас у вас появилась первая — чисто математическая – возможность обойти Роджер Федерера в рейтинге. На вас этот как-то влияет?
– В настоящий момент эта возможность не имеет шансов воплотиться на практике. Я вообще не люблю говорить о том, получится ли у меня когда-либо опередить Федерера. Если этот момент должен прийти, он обязательно придёт. Ну а мне бы хотелось быть лучшим в новом поколении теннисистов, а не в том, к которому принадлежит Роджер. В поколении, к которому принадлежу я, Джокович, Мюррэй, Бердых. Если этот год мне удастся закончить в пятёрке лучших в рейтинге – это будет вполне приемлемый результат.

– Окажет ли на игру швейцарца влияние тот факт, что он недавно перенёс желудочную инфекцию и может не войти в ритм соревнований?
– Ответ на этот вопрос станет известен через две недели. Я же считаю, что пары матчей ему с лихвой хватит, чтобы войти в привычный игровой ритм.

– Последний финал Уимблдона вы проиграли Федереру в пяти сетах. При этом в случае победы ваши шансы сместить-таки швейцарца с теннисного олимпа становились весьма реальными. На ваш взгляд, на игре Роджера ощущалось давление этого обстоятельства?
– В финале – да, несомненно. Федерер – монстр, в хорошем значении этого слова, но и он всё же человек. И для него второй подряд проигрыш финала турнира «Большого шлема» одному и тому же теннисисту мог стать серьёзным психологическим ударом.

– Можно ли говорить о том, что в 2007-ом Роджер немного опустил планку уровня своей игры?
– Возможно, он и не играл на уровне предыдущих сезонов. Например, на турнирах в Мадриде или Шанхае, но… Он превзошёл отметку в 1000 очков и это – показатель.

– В прошлом году в элиту мирового тенниса буквально ворвался Новак Джокович, в итоге уверенно обосновавшийся на третьем месте рейтинга. Вас не удивил его скромный результат на итоговом турнире в Шанхае?
– Учитывая стабильность, которую он демонстрировал, срыв когда-то должен был произойти. И он случился в Шанхае. Конечно, то, что на групповой стадии ему не удалось выиграть ни сета – ненормально. Но в то же время в этом сезоне он вполне может стать первой или второй ракеткой мира. Его теннис достаточно хорош, чтобы добиваться подобных успехов.

– Что скажете о выступлении Давида Налбандяна на двух последних турнирах серии Мастерс?
– Невозможно не удивиться. Я думаю, что такой результат удивил даже самого Давида. Да, Налбандян и раньше порой показывал великий теннис, но то, как он играл в Париже и Мадриде — было просто бесподобно. Эти два турнира фактически стали его сольным концертом. Безусловно, и этого игрока нельзя сбрасывать со счетов.

– Почему в рамках подготовки к Australian Open вы не принимали участия в турнирах в Сиднее или Куйонге?
– Мне не нравится играть в неделю, предшествующую турниру «Большого шлема». Конечно, победа в таком турнире может придать уверенности перед ответственным соревнованием. Но что произойдёт с твоим психологическим состоянием, если ты проиграешь раньше полуфинала? Тогда и к турниру «Большого шлема» ты подойдёшь без необходимой уверенности, и, к тому же, более уставшим.

– Чего бы попросил теннисист Надаль у начинающегося сезона?
– Я хотел бы пожелать всего самого наилучшего всем, кого я люблю. Включая, конечно же, и самого себя. Здоровья, как самого главного в жизни, и чтобы травмы обходили меня стороной. Это очень важно. Надеюсь, что у меня получится как минимум повторить результаты прошлого года, ну а больше всего мы, конечно же, хотелось бы стать лучшим теннисистом мира. Я постоянно прогрессирую и очень доволен этим обстоятельством.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент