Максим Мирный
Фото: "Чемпионат.com"
Текст: Дмитрий Шахов

Мирный: олимпийское золото – самый ценный трофей

Максим Мирный рассказал об отношении к Кубку Кремля, триумфе на Олимпиаде, роли знаменосца и развитии белорусского тенниса.
16 октября 2013, среда. 11:00. Теннис
Максим Мирный – уникальный теннисист. И дело не только в его многочисленных достижениях. Обычно спортсмены не слишком хорошо помнят свои результаты. Но Максим относится к тем, которые прекрасно запоминают своих партнёров, матчи и многие другие детали. В эксклюзивной беседе с корреспондентом "Чемпионат.com" Мирный рассказал о первых воспоминаниях о Кубке Кремля, симпатии к этому турниру, отношении к одиночному теннису, триумфе на Олимпиаде, роли знаменосца и развитии белорусского тенниса.

— Максим, вас несколько лет не было на турнире в Москве. Почему решили вернуться?
— Кубок Кремля – один из моих самых любимых турниров. В этом году особый случай. Мы с Хоря Тецэу активно боремся за попадание на Итоговый чемпионат АТР. Сейчас мы находимся на девятом месте, так что для нас ценно каждое очко.
Считаю, что к тому моменту, когда я принял решение переключиться на пару, сделал уже всё, чтобы реализовать свои мечты и возможности в одиночке. Поэтому просто наблюдаю за ходом одиночного тура, как и любой любитель тенниса. Наслаждаюсь новыми чемпионами.
Решили играть в концовке все турниры. А между Стокгольмом, Веной и Москвой я даже не сомневался в своём выборе.

— Впервые вы играли здесь в 1996 году вместе с Кевином Ульеттом. Помните что-то из того турнира?
— Да, конечно. На четвёртом корте, который сейчас используется как тренировочный, у нас была очень памятная победа. Мы тогда обыграли первых в мире – Байрон Блэк и Грант Конелл. Тогда уже в далёком 1996 году я почувствовал, что Москва – счастливый город для меня, и, может, мне удастся задержаться в теннисной элите.

— Вы выиграли здесь четыре титула. Какая-то победа запомнилась больше остальных?
— Они все были разными. Все четыре победы были с разными партнёрами. Надо отметить, что мне посчастливилось быть на корте вместе с хорошими игроками – Михаилом Южным, Роджером Федерером, Махешем Бхупати и Сэндоном Столле. Я всегда к этому турниру относился с большой степенью ответственности. Ко мне сюда всегда приезжало много друзей и родственников. Часть моей семьи из России, по стороне отца – из Ивановской и Тульской областей. Здесь у нас часто происходил сбор родственников, по этой причине для меня московский турнир всегда был особым и волнительным.

— На данный момент какие для вас основные цели?
— Хотелось бы выигрывать здесь каждый матч и шаг за шагом попасть в финал очередного Кубка Кремля.

— С Хоря Тецэу у вас договорённость только на этот сезон?
— Пока на следующий год не загадываем. У нас реальная цель на конец сезона. Будем стараться отдать все силы на выполнение этой задачи. Надеемся попасть в Лондон.

— По одиночному разряду не скучаете?
— Сам не скучаю. Я постоянно слежу и тренирую одиночку, но всё-таки играть на высоком уровне неделя за неделей – это довольно трудно. Считаю, что к тому моменту, когда я принял решение переключиться на пару, сделал уже всё, чтобы реализовать свои мечты и возможности в одиночке. Поэтому просто наблюдаю за ходом одиночного тура, как и любой любитель тенниса. Наслаждаюсь новыми чемпионами.

— В парном теннисе происходили разные реформы. Как вы к ним относитесь?
— Они произошли уже давно, мы порядка 10 лет уже играем таким форматом. Все привыкли к этому, парный теннис стал ярче и более непредсказуемым и захватывающим. Было масса случаев, когда одна команда доминирует, выиграв первый сет и сделав брейк во втором. Стоит всего на полминуты потерять концентрацию, и другая команда может вернуться и дойти до супер тай-брейка, где жребий может решить исход матча. Сейчас много интересных парных матчей, появляются новые команды. Британский теннис растёт. Возможно, после успешного выступления Маррея на Олимпиаде и Уимблдоне теннис там приобрёл новый смысл. Мёррей, Флеминг, Инглот и ещё несколько ребят, которые на данный момент на подступах к ведущим позициям в паре.

— А вы что больше любите – новый быстрый формат или старые добрые пять сетов на Уимблдоне?
— Свои прелести есть в каждом формате.
У меня можно сказать с уверенностью последняя Олимпиада и тут мне дают знамя. Было двоякое чувство: и выиграть есть шанс, и традиция не в мою пользу складывалась. Тем не менее я не мог отказаться, потому что это честь представлять страну на Олимпиаде. У нас довольно спортивная страна, как вам известно очень спортивный президент. Меня наделили такой ответственной миссией. Это наложило свой оттенок ответственности на всю эту олимпийскую ситуацию и победу в ней.
Большую часть года мы играем короткие матчи и уже свыклись с этим. Помимо привлекательности быстрого формата, он ещё и увеличил карьеры тех долгожителей, которых мы можем наблюдать – Даниэля Нестора, Ненада Зимонича, Леандра Паеса. И меня можно в эту группу внести. Спортсменам за 35 лет, а они активно и успешно выступают. Просто если сравнить количество времени на корте в новом формате и в традиционном из полных трёх сетов, то мы стали проводить на корте в два раза меньше времени.

— У вас впечатляющая коллекция побед на "Мастерсах". Не хватает только Индиан-Уэллса. Вы в последнее время концентрируетесь особенно на данном соревновании?
— Хотелось бы завершить коллекцию. Факт того, что я был там успешен и выходил в финал пару раз, подтверждает, что, может, и придёт время победы. Я делаю на каждом турнире всё, что от меня зависит на тот данный момент. Хочется снова попадать раз за разом в ту ситуацию, когда я приезжаю на турнир, готовлюсь, попадаю в основную сетку и борюсь за выходы в очередные четвертьфиналы, полуфиналы. Но глупо загадывать очень далеко вперёд. Придёт март, если я буду в строю, то сделаю всё для того, чтобы завершить коллекцию.

— Золотая награда на Олимпиаде в Лондоне – самый ценный трофей в вашей карьере?
— Да, безусловно, учитывая, что я уже был на четырёх Олимпиадах. В Сиднее и Афинах награда казалась реальностью. В Пекине уже было ощущение, что эта мечта так и останется нереализованной. В Лондоне добавился ещё один разряд – микст. Так сложилось, что Вика [Азаренко] была в оптимальной форме, и я находился на первом месте. У нас был хороший посев. Сумели все силы направить на золотую медаль. Безусловно, этот триумф стоит особняком во всей моей коллекции побед. Так уж повелось, что Олимпийские игры имеют особый статус. Большинство спортсменов меряют по количеству наград с Олимпиад и чемпионатов мира. Было бы обидно иметь такую продолжительную карьеру и не получить олимпийскую медаль. А раз вышло выиграть золото, то я чрезмерно рад. И те воспоминания со мной останутся на всю жизнь.

— А то, что вас выбрали знаменосцем, тоже было особенным моментом?
— Вообще это был волнительный период. Казалось, что шанс на медаль появился, а тут на меня возлагают ответственность знаменосца. Не знаю, как в других командах, но меня отговаривали от этого. Просто так складывалось в нашей белорусской олимпийской истории, что знаменосцы не выступали хорошо на Олимпиаде. Возможно, это накладывало дополнительную ответственность, и ребята выступали не лучшим образом. У меня, можно сказать с уверенностью, последняя Олимпиада, и тут мне дают знамя. Было двоякое чувство: и выиграть есть шанс, и традиция не в мою пользу складывалась. Тем не менее я не мог отказаться, потому что это честь представлять страну на Олимпиаде. У нас довольно спортивная страна, как вам известно, очень спортивный президент. Меня наделили такой ответственной миссией. Это наложило свой оттенок ответственности на всю эту олимпийскую ситуацию и победу в ней.

— Насколько значимо для вас то, что вы провели на первой позиции в мире 58 недель?
— Это всё остаётся в теннисной истории. Когда карьера заканчивается, это всё всплывает. В тот момент начинаешь понимать важность этого. Я думаю, что смогу трезво это оценить, когда уже закончу с теннисом. Уже не будет возможности вернуться на первую ступень. Можно будет вспомнить, как это было трудно с одной стороны и почётно и радостно – с другой. Это то, ради чего профессионалы играют, к чему стремятся и о чём мечтают.

— Как вы можете оценить перспективы мужского белорусского тенниса?
— Трудно оценить. Дело в том, что теннис такой вид спорта, очень тяжело повторить, что уже было. Мы можем наблюдать это в российском теннисе. Та плеяда игроков – Чесноков, Кафельников, Сафин – была в десятке или даже становилась первыми. Несмотря на все возможности, сложно ожидать подобного от нынешнего поколения. Белоруссия значительно меньше. То, что совершили Зверева, Азаренко, Волчков и я – заслуга той большой советской страны, которая нас на начальном этапе воспитала. Другая причина успеха – что у нас тогда была возможность выезжать и играть иностранные турниры, чего не было у предшествующего нам поколения советского периода.
Я не сомневаюсь, что новые чемпионы будут и в Белоруссию, просто трудно это предсказать во временном факторе. Это может занять пять лет, а может 25. Теннис – один из самых популярных видов спорта в стране. Точно входит в пятёрку, уступая футболу и хоккею. Те результаты, которые сейчас показывает Азаренко, мне иногда удаётся выигрывать большие турниры в паре, это получает большую огласку в средствах массовой информации.

Сегодня новые вызовы, новые поколения, новые эпохи игроков. Теннис стал расширять свою географию. Представителей таких стран, как Белоруссия, Украина, Таиланд, ЮАР, становится всё больше и больше в мировом рейтинге. Поэтому таким традиционным теннисным странам, как Швеция, Австралия и США, становится всё сложнее и сложнее восходить на Олимп тенниса и занимать первые позиции. Важно, что теннис в Белоруссии представлен наилучшим образом. Имеется понимание со стороны государства, федерации, функционеров внутри системы, тренеров. Вернулся в Белоруссию и занял активную позицию с работой нового поколения Владимир Волчков. Есть талантливые ребята, но надо работать, а что из этого получится – покажет время. Я не сомневаюсь, что новые чемпионы будут и в Белоруссии, просто трудно это предсказать во временном факторе. Это может занять пять лет, а может 25. Теннис – один из самых популярных видов спорта в стране. Точно входит в пятёрку, уступая футболу и хоккею. Те результаты, которые сейчас показывает Азаренко, мне иногда удаётся выигрывать большие турниры в паре, это получает большую огласку в средствах массовой информации. Сейчас у нас транслируются практически все матчи Азаренко на национальном телевидении. Делается всё, чтобы поддерживать теннисные традиции и рост продолжался.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →