Российский теннисист Николай Давыденко
Фото: Антон Денисов, "РИА Новости"
Текст: Роман Семёнов

Давыденко: я слишком рано закончил этот год

В интервью "Чемпионат.com" россиянин Николай Давыденко рассказал о сезоне, лечении травм и непобедимости Рафаэля Надаля.
17 октября 2013, четверг. 18:00. Теннис
Трёхкратный чемпион Кубка Кремля Николай Давыденко в этом году участия в турнире не принимает из-за травмы, хотя изначально значился в списке заявок. В настоящий момент теннисист занимает скромную 48-ю строчку в рейтинге. Корреспондент "Чемпионат.com" встретился с Николаем и обсудил с ним итоги сезона, травмы, планы на будущее и успехи Рафаэля Надаля в этом году.

— Николай, рады видеть вас на Кубке Кремля. Какие ощущения от пребывания здесь не в качестве игрока?
— Конечно, ощущения совсем другие. У меня сейчас аккредитация "Гостя". Это моя первая подобная аккредитация в жизни (смеётся).

— Оставите на память?
Сейчас у меня достаточно времени на то, чтобы я мог начать тренироваться в декабре. Самое важное в настоящий момент — вылечиться настолько, насколько это возможно в моём возрасте.
— Ну, не знаю. Кому она такая нужна (смеётся)!? Если я кому-то и дарю свои старые аккредитации, то на них написано "Игрок", а гостевая уже неинтересна. Если честно, у меня нет особого ощущения.

Я слишком рано закончил этот год. Изначально планировал сыграть ещё и на следующей неделе турнир в Базеле. Поскольку я его играть не буду, сезон для меня закончен. Что я могу теперь поделать? Решил об этом после того, как снялся с турниров в Пекине и Шанхае. Прилетел в Москву и точно понял, что больше играть в этом сезоне не буду. Надо начинать лечиться, чтобы к началу следующего сезона быть без травм.

— Что говорят врачи? Насколько травма серьёзная? Сколько времени уйдёт на восстановление?
— Нет, травма не очень серьёзная, по крайней мере, операционного вмешательства не потребуется. В последние годы любые травмы тяжело вылечиваются, они становятся хроническими. Когда их не долечиваешь или вообще не лечишь, продолжаешь играть, то получается так, что боль вообще не проходит. Тебе уже даже обезболивающие не помогают. Было бесполезно продолжать играть турниры, пытаться что-то добиться. Я решил остановиться и постараться провериться, пролечиться и восстановиться настолько, насколько это возможно.

Говорят, что у меня травма кисти. Да, кисть я лечу, но у меня ещё есть проблемы с голеностопом, другие сложности. Много моментов, которые надо полностью восстановить, чтобы я мог нормально готовиться к следующему сезону. Сейчас у меня достаточно времени на то, чтобы я мог начать тренироваться в декабре. Самое важное в настоящий момент – вылечиться настолько, насколько это возможно в моём возрасте.

— С какого турнира вы начали играть через боль?
— С болью я играл всю американскую летнюю серию турниров начиная с августа. Всю Америку отыграл, потом снялся с турнира перед US Open (Уинстон-Сейлем. – Прим. ред.), вернулся в Москву, где проверялся у доктора. Хотелось узнать о своём состоянии. Мне было понятно, что в Нью-Йорке я уже точно не смогу выступить нормально. Повезло, что хотя бы выиграл первый матч в пяти сетах, но я знал, что дальнейших шансов нет.

У меня было пару недель перед Азией, но я не смог вылечить травму. На самом деле, я её толком не лечил, а тренировался. Поехал в Азию на серию турниров, ждал, что само пройдёт, а оно само не проходит. Сейчас основательно занялся лечением и буду продолжать это делать в ближайшее время.

— Вы думали над календарём на начало следующего сезона? Какой первый турнир планируете играть?
— Как обычно, Доху. Я всегда её играю.

— Один из любимых ваших турниров?
— Да, мне он очень нравится. В Дохе всё всегда отлично организовано. Там всегда комфортная погода – не холодно и не жарко. Очень приятно начинать год именно там. Это близко от Австралии, потом удобно лететь. Плюс, конечно, мне никогда не хотелось раньше времени лететь в Австралию. Пришлось бы находиться там три недели, а это уже слишком много.

Конкретных планов у меня всё же нет, потому что я не стою в десятке, а значит мне не надо весь сезон распланировать от начала и до конца. Сейчас мои планы зависят от двух факторов — куда попал и как я себя чувствую.
Что касается планов, то я пока не знаю, они будут зависеть от моего рейтинга. Если я сейчас ничего не играю, то закончу год где-то в районе 55-го места. С таким рейтингом, вроде бы, могу попадать в основную сетку на некоторые турниры. Хорошо было бы показать в начале года неплохие результаты, чтобы оставаться в топ-50. Это позволит мне попадать на следующие соревнования. В Доху и на Australian Open я и так попадаю в основную сетку, но возможно не смогу попасть на европейские турниры – Роттердам, Марсель, Дубай. Зато потом точно буду в основе Индиан-Уэллса и Майами. Если не будет травм, то обязательно полечу в Америку и буду там играть. Конкретных планов у меня всё же нет, потому что я не стою в десятке, а значит, мне не надо весь сезон распланировать от начала и до конца. Сейчас мои планы зависят от двух факторов – куда попал и как я себя чувствую. Повторюсь, самое важное, чтобы я хорошо себя чувствовал физически, у меня ничего не болело, я мог много тренироваться и готовиться.

— Если оценивать прошедший сезон, были результаты, которыми вы можете быть довольны?
— Начало года – финал Дохи. Это мой лучший результат за год. Я к нему хорошо подготовился, удачно там сыграл. Потом в основном всё складывалось не слишком приятно, я не особо понимал, что надо делать и что происходит. Не было такого, чтобы я мог на чём-то сконцентрироваться. Я постоянно "плавал" — первый, второй или третий круги, не выше. Не знаю, возможно, потому что я себя по-другому чувствую. Уже не так тренируюсь, как раньше, не так себя ощущаю, нет прежней игры.

— Есть мысли, чем займётесь по окончании карьеры игрока?
— (Улыбается) Чем я займусь? Всё решит моя судьба, это нельзя планировать заранее. Есть какие-то мысли, есть определённые предложения. Пока не знаю, где буду – здесь или за границей. Пока, если честно, я ничего не хочу говорить и загадывать (смеётся).

— Вы один из немногих, кто удачно играет с Рафой Надалем. Испанец в этом сезоне практически непобедим. Что думаете по поводу его успехов после долгого перерыва в карьере?
— За эти семь месяцев он себя очень хорошо подготовил. Такое ощущение, что он не был травмирован, а просто тренировался все эти несколько месяцев, чтобы всё выиграть. На самом деле, я удивился, что он с первых же турниров начал добираться до финалов, выигрывать, причём делал это без перерыва. Теннис у него хороший, но физическая форма превосходит абсолютно всех. Он любит бить по мячу, бегать, он никогда не играет в два-три удара. Таким образом бороться каждый матч, на каждом турнире доходить до финала, это требует огромной физической подготовки.

— Многие теннисисты отмечают, что продолжительные паузы, связанные с травмами или какими-то другими событиями в жизни, впоследствии сказываются позитивно на их игре. Они успевают за это время подлечиться, отдохнуть от тенниса, набраться сил. Нет у вас желания взять паузу, скажем, до грунта, чтобы потом начать всё с чистого листа?
— Нет. Если я буду лечиться до грунта, у меня начнут гореть очки, я сильно упаду в рейтинге. Неизвестно, насколько удачно я потом смогу вернуться. А если я первые турниры буду проигрывать в первых кругах, то что со мной будет потом? Зачем так рисковать? Я не хочу. Если к началу нового сезона буду себя чувствовать нормально, то зачем мне ждать, я лучше буду играть. Да и от тренировок устаёшь. Невозможно тренироваться каждый день в течение длительного
Дома лучше играть, без сомнений. Да, где-то тебе больше заплатят, но здесь все свои, всё родное, на твои матчи приходят друзья, болеют за тебя. Это приятно.
периода, не играя турниры. Может быть, это нормально, когда тебе 10-11 лет, даже 15 или 18, но не в 32 года. Уже невозможно без перерыва тренироваться, устаёшь от этого. Хочется играть. Лучше больше турниров играть, чем тренироваться.

— Шамиль Тарпищев сказал, что в следующем году на Кубок Кремля пригласят всех российских теннисистов и все они выступят.
— Планы, планы… Они всегда у нас великие. Конечно, хочется, чтобы в Москве играли все русские спортсмены. Однако иногда случается так, что это не зависит ни от турнира, ни от федерации. Например, другой турнир предложил больше денег. Они заплатили тебе деньги и сказали, что хотят именно тебя. Как ты можешь отказаться? Мы ведь профессионалы, мы теннисом зарабатываем себе на жизнь. Когда тебе предлагают определённую сумму, чтобы ты поехал туда, то отказываться глупо. Мы едем и играем. Параллельно с Москвой проходят соревнования в Стокгольме и Вене.

Конечно, всегда хочется играть дома. Я всегда это делал, практически каждый год здесь выступал, даже выигрывал несколько раз. Дома лучше играть, без сомнений. Да, где-то тебе больше заплатят, но здесь все свои, всё родное, на твои матчи приходят друзья, болеют за тебя. Это приятно. Тебя дома все поддерживают, особенно когда ты выигрываешь. Кто будет за меня болеть в Вене или Стокгольме? Только если тренер да массажист. Будут сидеть вдвоём на трибунах и хлопать. Там не с кем пообщаться. Мне лично приятнее играть в Москве, к тому же я здесь трижды выигрывал. В следующем году, если буду здоров, обязательно сыграю.

— А если не сыграете, то придёте в качестве "Гостя".
— (Смеётся.) Да, точно! Возможно, буду уже не "Гостем", а "Организатором".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →