Элисон Хьюз
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Шахов

Хьюз: главное для судьи – концентрация

Одна из самых опытных судей на вышке Элисон Хьюз рассказала о начале своей карьеры, равном отношении к матчам и любви к Австралии.
19 октября 2013, суббота. 11:00. Теннис
Общаться с судьями на Кубке Кремля стало хорошей традицией для "Чемпионат.com". Конечно, с ними по-прежнему нельзя обсуждать теннисистов и решения коллег, но узнать чуть больше о полноправных участниках игры всегда полезно. Тем более тем, кто постоянно следит за теннисом, их имена уже неплохо знакомы. У судей тоже есть деление на элиту, середняков и начинающих. Вот только официального рейтинга нет. При этом почти у всех ведущих арбитров есть какая-то яркая черта или важный момент в их биографии. Мухамед Лайани, к примеру, в первую очередь ассоциируется с рекордным матчем Джона Иснера и Николя Майю, а у Кадера Нуни удивительный голос, а раньше была ещё и пышная причёска.

Что касается Элисон Хьюз, которая стала известной под фамилией Лэнг, то она ассоциируется с опытом и строгостью. На вышке у неё редко можно увидеть улыбку. Однако за пределами корта она ведёт себя совсем по-другому. Хьюз сразу располагает к себе, улыбается и, несмотря на звёздный статус арбитра, держится очень скромно.

В эксклюзивной беседе она рассказала о начале своей карьеры, равном отношении к матчам, трудностях с польским языком, любви к Австралии и многом другом.

— Элисон, как вы стали арбитром на вышке?
— Когда я училась в университете, то играла в теннис на местном уровне в клубе. Немного подрабатывала тренером. Судейство – ещё один способ быть вовлечённой в теннис. Мне хотелось побывать на Уимблдоне, а единственным вариантом быть задействованной там была работа судьёй на вышке. Точнее, разумеется, я поначалу была судьёй на линии. Я начала заниматься этим профессионально с 1991 года и на протяжении 22 лет продолжаю без остановки.

— У судей есть градация по "бейджу". У вас наверняка есть высший уровень – золотой?
— Да, у меня золотой "бейдж".
Судейство – ещё один способ быть вовлечённой в теннис. Мне хотелось побывать на Уимблдоне, а единственным вариантом быть задействованной там был вариант работы судьёй на вышке. Точнее, разумеется, я поначалу была судьёй на линии. Я начала заниматься этим профессионально с 1991 года и на протяжении 22 лет продолжаю без остановки.

— А когда вы его получили?
— Ох, непростой вопрос, дайте подумать. Я получила его в две тысячи… Нет, скорее это было в 1999-м. А может и в 2000 году. Это было так давно, что я уже сама не помню.

— Вы находитесь на вершине столько лет. Это потолок в вашей профессии или в теории вы можете достичь ещё большего?
— По сути, нет, потому что золотой "бейдж" — это высший уровень в судействе. Так что моё дело продолжать работать на высоком уровне, наслаждаться матчами, обслуживать матчи, которые мне поручены.

— А что является лучшей частью вашей работы?
— Я стараюсь наслаждаться разными турнирами, возможностью путешествовать. В принципе работа сама по себе приносит удовольствие. Так что мне нравится обслуживание матчей само по себе.

— А насколько для вас важно работать на центральных матчах перед большой публикой?
— Теннисная встреча – это просто матч. Обслуживая любую игру, я стараюсь относиться ко всему одинаково. Вне зависимости от того, что это финал, первый круг, квалификация или вообще турнир юниоров. Для меня они все равны, поэтому и моё отношение должно быть соответствующим.

— Значит, вы не можете назвать самый большой матч в вашей карьере?
— Нет, я могла бы что-то выделить, но не конкретный матч. У меня было несколько встреч, на которых я была рада работать. В том числе несколько финалов "Больших шлемов". Каждый из них был по-своему особенным.

— А в целом какое самое ценное качество способно помочь стать таким успешным судьёй, как вы?
— Я думаю, что ключом к успеху является хорошая концентрация. Ещё достаточно важный компонент — умелое взаимодействие со всеми участниками матча.

— Если говорить о взаимодействии, то важной частью вашей работы является общение с болбоями. В России, да и в некоторых других странах, дети ещё не знают английский. Не сталкивались ли вы с проблемами взаимопонимания по этой причине?
— Практически нет. Мы на корте работаем вместе как одна команда. Обычно мне помогают линейные судьи, которые понимают, что я хочу сказать. Благодаря этому всё проходит гладко. Я стараюсь общаться со всеми моими помощниками через жесты. Если девочки или мальчики это не понимают, то на корте почти всегда есть кто-то из местных среди линейных судей, кто знает язык и готов помочь.

— На каждом турнире за пределами стран, говорящих на английском, вы учите теннисные слова на местных языках. Какой язык для вас был самым тяжёлым?
— Для меня это определённо польский (смеётся). Некоторые языки чуть легче других, но польский заметно выделился из общего списка.

— А как вам давался русский язык?
— Дело в том, что я здесь далеко не в первый раз, так что продолжаю совершенствовать русское произношение. Постепенно оно становится лучше. Хотя я пока далека от идеала (смеётся). По сравнению с первым приездом в Россию я сильно улучшила своё произношение.

— За несколько приездов в Москву какое впечатление на вас произвели места за пределами теннисной арены?
— Я видела не так уж много помимо теннисных кортов. Я посетила Красную площадь и Кремль, а также видела несколько великолепных видов в вашей столице. Помимо этого я не слишком много могу рассказать о России (смеётся).

— Сколько недель в году вы проводите на турнирах?
— Около 23-24 недель.

— А как проводите свободное от работы время?
— Возвращаюсь домой к моей семье.
Теннисная встреча – это просто матч. Обслуживая любую игру, я стараюсь относиться ко всему одинаково. Вне зависимости от того, что это финал, первый круг, квалификация или вообще турнир юниоров.

— А где вы живёте?
— Я живу в Саутгемптоне, на юге Соединенного королевства. Я стараюсь как можно больше времени проводить со своими родными. У меня сразу несколько племянниц и племянников, а ещё две собаки. Просто стараюсь жить нормальной жизнью (улыбается).

— Обычно у вас один или два матча за день. А как проводите оставшееся время?
— Всё зависит от расписания. Когда у меня один ранний матч, то появляется возможность пораньше уйти и прогуляться. Увидеть Кремль или просто пройтись по центру Москвы и полюбоваться различными видами. Мне всегда интересно что-то посмотреть, особенно если раньше я не была в этом месте.

— Говоря о путешествиях, а было ли у вас какое-то место, которое вы мечтали посетить, и ваша работа помогла вам это осуществить?
— Ещё до того как я начала работать судьёй, я мечтала побывать в Австралии. Теперь мне повезло, потому что я приезжаю в Австралию каждый год, начиная с 1997-го. Мне всегда нравится туда возвращаться. Вообще я рада, что у меня есть возможность посещать большое количество стран и при этом продолжать делать свою работу.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →