Михаил Южный
Фото: Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Собкин: у Миши есть мотивация продолжать играть

Бессменный тренер Михаила Южного Борис Собкин рассказал о победе на турнире в Валенсии, игре за сборную и мотивации продолжать работать.
28 октября 2013, понедельник. 17:07. Теннис
Лучший российский теннисист последних лет Михаил Южный на прошлой неделе выступал на турнире в Валенсии. В финале состязаний 31-летний спортсмен сумел переиграть четвёртую ракетку мира и хозяина кортов Давида Феррера. Для Южного это второй титул в сезоне и десятый за карьеру. В эксклюзивном интервью корреспонденту "Чемпионат.com" многолетний тренер Михаила Борис Собкин рассказал о победе на турнире, возможных выступлениях за сборную в Кубке Дэвиса, планах на межсезонье и мотивации продолжать работать.

— Борис Львович, поздравляю с победой! Финальный матч против Давида Феррера складывался непросто…
— Когда я смотрел полуфинальный матч Давида с Николасом Альмагро, мне стало страшно. Если честно, после этого поединка я думал, что у нас будут очень небольшие шансы на победу. Но дело в том, что Миша очень умно, хитро и разумно отыграл весь матч, ему удалось поломать игру Феррера. Я считаю, Миша ровно провёл всю встречу от начала и до конца. Может быть, он играл не слишком эффектно, но зато умно. Это, кстати, после окончания финала отметил и тренер Феррера.

— Вы разговаривали с Хавьером Пилесом?
— Да, конечно. Мы с ним в замечательных отношениях. Он очень хороший тренер, прекрасный человек. Хавьер давно работает с Давидом, может, не так долго, как мы с Мишей, но прилично по меркам АТР-тура.

— Во втором сете Миша проигрывал 1:4. За счёт чего ему удалось переломить ход борьбы и выиграть вторую партию?
— На самом деле, это был всего лишь один брейк.
Вопрос со сборной для нас не закрыт. Тут всё зависит от многих факторов. И от того, захотят ли позвать Мишу в сборную, и где будут матчи, и в какое время они будут проходить, и с кем мы будем играть, и в каком Миша будет находиться состоянии.
В самом начале сета, при счёте 1:2, у него случился небольшой провал, он уступил восемь мячей подряд – четыре мяча на своей подаче и до этого четыре на подаче Давида. Такое случается. В напряжённых матчах иногда отказывает внимание и концентрация. Ну а когда мы подошли к тому, что по идее надо завершать сет, тут уже Давид занервничал, и Миша этим воспользовался. Это абсолютно типичная ситуация в теннисе, когда встречаются два хороших игрока, когда ставки высоки, когда у каждого довольно приличный уровень игры. Такие вещи происходят практически во всех матчах.

— Какое настроение сейчас, после окончания финала? Как-то празднуете победу?
— Настроение у нас хорошее, естественно. Глупо было бы говорить, что мы недовольны происходящим. Мы очень довольны завершением турнира. При не самой удачной игре Миша выиграл турнир АТР 500, который к тому же складывался для него не очень просто. Настроение отличное. Что касается празднования, то мы не будем отмечать победу. У нас впереди турнир в Париже, так что празднование отложим до лучших времён.

— У Михаила были какие-то проблемы во время азиатской серии. Что случилось в Шанхае, почему он отказался от турнира в Стокгольме?
— Когда мы были в Санкт-Петербурге, сначала заболел я, затем Сергей Стаховский, а потом Миша. Мы все подцепили очень неприятный вирус. Я был первый, потом это перешло к Стаховскому, и позже всех подключился Миша. В Бангкоке он играл уже больным. Это была катастрофа, поскольку буквально после каждого розыгрыша Миша кашлял. Когда приехали в Пекин, он был совсем никакой, измученный болезнью, с сильным кашлем. Физически болезнь его подкосила, поэтому он играть уже не мог. В Шанхае всё было ещё хуже, но это моя ошибка. Нам вообще не стоило туда лететь. Я думал, что болезнь отпустит, уговорил его: "Миш, давай поедем, посмотрим, как всё будет". Но у него наступила такая слабость организма, что он вообще не мог играть. Когда вернулись в Москву, Миша неделю в теннис вообще не играл, лишь немножко поддерживал физическое состояние. Огромное спасибо Олегу Ивановичу Вовку, который за те две недели, что мы были в Москве, сумел реанимировать Мишу. Он его взял в совершенно никаком физическом состоянии, но сумел поднять до очень приличного уровня. Мы ему крайне благодарны.

О Стокгольме речь уже не стояла. Всю ту неделю, которую мы по идее должны были провести в Шанхае, он совершенно не занимался теннисом, только физической подготовкой. И то не слишком много, больше восстанавливался. В теннис он начал играть только во время той недели, когда шёл Кубок Кремля, и потренировались мы всего четыре дня до выезда в Валенсию. Сами понимаете, ехать в Стокгольм не было никакого смысла, он не был к этому готов ни в теннисном плане, ни физически, ни морально. В Валенсии всё сложилось удачно. Как оказалось, мы сделали всё не зря, всё было правильно. К сожалению, об этом знать заранее нельзя, только по итогу. Если бы мы владели такой информацией, то могли бы избежать многих ошибок.

— Где до конца сезона Михаил сыграет?
— Париж, это будет наш последний турнир.

— Подводить итоги года ещё рано, тем не менее вы довольны тем, как складываются дела в этом сезоне к настоящему моменту?
— Я покривил бы душой, если бы сказал, что недоволен. Да, я доволен в общем и целом. Хотя, конечно, было сделано много вещей, которые делать лучше не стоило. Но это в основном только мои ошибки. К сожалению, этого не избежать. Когда принимаешь решение, то делаешь это в тех условиях и по той информации, которой располагаешь. Иногда ты не владеешь всей информацией, поэтому принимаешь ошибочные решения. В целом сезон мы прошли достаточно хорошо.

— Выступлениями на турнирах из серии "Большого шлема" тоже довольны?
— В принципе, да, за исключением австралийского чемпионата. Но что говорить о Мельбурне, когда он играл там с температурой!? Тут даже обсуждать нечего, а вот все остальные турниры он провёл хорошо. Небольшой осадок остался после "Ролан Гаррос". Я считаю, Миша мог и там пройти в четвертьфинал. В общем, три турнира он провёл достойно, ну а про Австралию мы уже сказали – он был там больной.

— Как вы думаете, почему сейчас на виду находятся теннисисты, которым либо за 30, либо около 30 лет? В чём причина их потрясающего спортивного долголетия?
— Я думаю, что в теннисе стало больше профессионализма. Когда я только пришёл в теннис, меня поражала степень непрофессионализма и игроков, и тренеров. Я пребывал в шоковом состоянии. Сейчас могу с уверенностью утверждать, что степень профессионализма возросла.
В то время, как Шамиль Тарпищев пытается наладить нормальные отношения с игроками, члены руководства федерации и Кубка Кремля на официальной пресс-конференции открыто проявляют неуважение к ведущим российским игрокам, граничащее с хамством.
Например, практически каждый игрок работает с персональным физиотерапевтом. Это тоже поддерживает долголетие. И потом, это такое поколение – начала 80-х годов. Когда мы только начинали с Мишей, я ему сказал: "Нам с тобой крупно не повезло, потому что мы попали в очень сильное поколение". Это действительно так. Если я начну перечислять фамилии только 1982 года, вы сами увидите, какие это имена. А если мы возьмём ещё 1981 год, то вы поймёте, в какое поколение мы попали. Конкуренция бешеная. Именно эта высокая конкуренция заставила их подходить к рабочему процессу со всей ответственностью и стараться быть лучше. Я помню всех ребят с детства – с 14 или 15 лет, а некоторых даже с 12. Это очень серьёзные ребята. Они уже тогда были хорошими профессионалами, как ни странно. Я думаю, это процесс случайный, просто ситуация сложилась подобным образом, подобралась в одно время очень сильная когорта теннисистов. Совершенно не факт, что так будет и в будущем. Не уверен, что следующие поколения будут продолжать в том же духе.

— В последние недели в России многие обсуждали перспективы молодого поколения, в частности Карена Хачанова. Что вы думаете об этом игроке?
— Я смотрел все его матчи на Кубке Кремля, видел в Санкт-Петербурге, а познакомились мы с ним ещё в начале года на Открытом чемпионате Австралии, где он выступал в юниорском турнире. Очень хороший мальчик, отлично работает. Хочется пожелать ему здоровья, чтобы травмы обходили стороной. Но тут я должен процитировать слова, которые говорил мой учитель ещё очень давно. Это тот случай, когда парень увидел девушку из окна трамвая. До любви ещё очень далеко. До большой любви с теннисом ему надо очень много работать. Я надеюсь, что так оно и будет, у Карена случится большая любовь с теннисом.

— Вопрос про сборную. Вы наверняка не видели матчи Кубка Дэвиса против ЮАР…
— Да, посмотреть ничего не удалось. Мы сами играли, так что не было возможности следить за тем, как развивались события. Однако я читал все новости, знаю все результаты, следил за вашими статьями и интервью.

— Если говорить в сухом остатке, результат закономерный? Вы ожидали, что мы победим достаточно легко?
— Разумеется. Все наши ребята без исключения сильнее всех, без исключения, теннисистов из ЮАР. Надо быть объективным, у них команда значительно слабее. Я очень рад, что ребята выиграли, при этом победа досталась малой кровью. Конечно, если бы у них играл Кевин Андерсон и Рик де Вост, было бы тяжелее. Хотя я тоже не считаю такую команду непроходимой. Что тут говорить, ведь речь шла о том, чтобы остаться в первой лиге. По большому счёту, грустно, что мы обсуждаем такие матчи, но ничего не поделаешь, это жизнь.

— Хочется спросить про отношение Михаила к выступлению за сборную в будущем. Этот вопрос закрыт или всё возможно?
— Нет, этот вопрос совершенно не закрыт. Мы не находимся ни в какой оппозиции. Да, нам многое не нравится из того, что происходит вокруг Миши. Это житейская ситуация, к которой надо относиться с пониманием. Вопрос со сборной для нас не закрыт. Тут всё зависит от многих факторов. И от того, захотят ли позвать Мишу в сборную, и где будут матчи, и в какое время они будут проходить, и с кем мы будем играть, и в каком Миша будет находиться состоянии. Заранее говорить о том, будет он играть или нет, очень сложно. Будем рассматривать ситуацию в конкретном контексте. При этом Мишу должны ещё позвать в команду. В отличие от личных турниров АТР, куда ты сам заявляешься, сборная страны это та команда, в которую ты должен получить приглашение.

— Шамиль Тарпищев на той неделе говорил, что все ведущие российские теннисисты получили приглашение выступить в следующем году на юбилейном Кубке Кремля, кроме того, уже согласились это сделать.
— Я думаю, что Шамиль Анвярович немного поторопился. Этот вопрос находится в стадии обсуждения. В то время как он пытается наладить нормальные отношения с игроками, члены руководства федерации и Кубка Кремля на официальной пресс-конференции открыто проявляют неуважение к ведущим российским игрокам, граничащее с хамством. На мой взгляд, такое неуважение к личности, независимо от её достижений, просто недопустимо в цивилизованном обществе. Поэтому, повторюсь, вопрос далеко не решённый, и до его решения предстоит проделать длинный путь.

— Какие у вас планы после завершения турнира в Берси? Будет какой-то отдых или сразу начинаете подготовку к новому сезону?
— Нет, конечно, потом будет отдых. В конце ноября мы начинаем подготовку.

— Как вы и Михаил проведёте свои каникулы?
— Я буду дома, в Москве, потому что у меня накопилось очень много дел, которые надо решить. Миша поедет отдыхать.

— В чём лично вы и Михаил черпаете мотивацию продолжать работать, играть, ездить по миру?
— Давайте по порядку. Я черпаю мотивацию в том, что мне это интересно.
У Миши сейчас есть мотивация продолжать играть, и это самое главное. В процессе выбора мотивации нужно ставить правильные цели. Если делать это грамотно, появляется желание продолжать играть в теннис.
Мы с Мишей прошли все стадии развития теннисиста – от детского уровня до взрослого, были на всяческих стадиях, включая первую мировую десятку. Мне интересен сам процесс подготовки, соревнований, выбора стратегии, тактики на матч, турнирного графика, принятия решений в тех ситуациях, которые постоянно возникают. Для меня в своё время самым главным было доказать, что я что-то могу, что я чего-то стою. Я считаю, я это сделал. Сейчас мне просто интересен сам процесс работы и результат в тех непростых условиях, в которых мы находимся. Что касается Миши, то мы с ним очень много говорили на эту тему. В таком возрасте вопрос мотивации, наверное, самый главный. К счастью, мы с ним нашли те мотивационные позывы, которые помогают ему играть. У Миши сейчас есть мотивация продолжать играть, и это самое главное. В процессе выбора мотивации нужно ставить правильные цели. Если делать это грамотно, появляется желание продолжать играть в теннис.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →