Каролина и Пётр Возняцки
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Шахов

П. Возняцки: в 2014 году Каролина напомнит о себе

Наставник и отец Каролины Возняцки Пётр рассказал о её новом тренере, о прошедшем сезоне, а также о тактических изменениях в игре Каролины.
29 октября 2013, вторник. 15:30. Теннис
Пётр Возняцки, отец и многолетний тренер Каролины Возняцки, дал эксклюзивное интервью специальному корреспонденту "Чемпионат.com" в Стамбуле, в котором рассказал о прошедшем сезоне своей дочери, о том, почему Каролина не сыграла в Москве и отказалась поехать в Софию на Турнир чемпионок, о её новом тренере и о многом другом.

— Пётр, для Каролины год получился неровный. Но она всё равно сохранила место в топ-10. Как вы можете оценить сезон в целом?
— Да, согласен с вами. Начало года было приемлемым, а потом что-то не получалось. Мы узнали, что ракетка, которой играла Каролина, не подходила ей. Мы делали анализы, изготовители пытались помочь, но конкретно ей ракетка не подходила. На следующий год в руках у неё будет всё, что нужно. А подсказал нам это Чесноков, причём дважды. Он говорил, что следит за Каролиной и это у неё не в психологии проблемы, а надо что-то с ракеткой сделать. Я его послушал. Он первый мне это подсказал. Он сам был очень хорошим игроком. После "Ролан Гаррос" мы поменяли ракетку. Не получилось сразу добавить, потому что Каролина получила травму на Уимблдоне. Она восстанавливалась почти месяц. В конце года заиграла и показала, что знает, где её место и что она хочет. В Азии сыграла на высоком уровне и выиграла последний турнир в Люксембурге. В следующем году будет такая Каролина, какой мы её знаем.
Мы делали анализы, изготовители пытались помочь, но конкретно ей ракетка не подходила. На следующий год в руках у неё будет всё, что нужно. А подсказал нам это Чесноков, причём дважды.

— После победы в Люксембурге Каролина отобралась на Турнир чемпионок в Софии, но вы не приняли приглашение. Почему вы так поступили?
— Потому что много стрессов, много всего в этом году. Мы хотим начать подготовку как можно быстрее. У Каролины будет только две недели отпуска. Здесь, в Стамбуле, она сидела запасной, в Софии ей надо будет играть. Получается, что оставалась бы лишь неделя на отдых, а это глупость. В прошлом году мы это сделали. Она сыграла Софию, затем отдохнула пару недель – и не успела провести полноценную подготовку. Потом была маленькая травма там, маленькая травма здесь… Лучше, чтобы она могла просто отдыхать и спокойнее подготовиться к новому сезону. Просто шаг за шагом, а не то, что осталось 25 дней, и теперь она будет вовсю работать. Вы сами следите за женским теннисом, так что знаете, что с каждым годом все играют мощнее и мощнее. Чтобы не отставать от этого уровня, надо успевать подготовиться. Смотрите, как сейчас играет Серена. Она прекрасно готова, она очень сильная. И не только она. В прошлом году Вика [Азаренко] очень добавила. Нужно быть хорошо готовым, чтобы находиться в верхней части рейтинга.

— А почему в этом году вы предпочли поехать в Люксембург, а не защищать титул в Москве?
— Мы хотели играть в Москве, но теннисисты топ-10 могут играть только один турнир International за половину сезона. Мы думали, что сыграем из этой категории как раз Люксембург. А ответ надо давать заранее – например, уже в этом году нужно сказать WTA, что ты будешь играть на следующий год. То есть можно было поехать в Москву и выступить там не очень хорошо, потому что в Москве всегда очень сильный турнир. Девушки из России выступают и всегда хотят показать хороший теннис у себя дома. Но мы-то думали, что она будет играть Стамбул в этом году, хотели, чтобы она туда попала. Мы в прошлом году договорились с турниром в Люксембурге, что мы приедем. Потому что небольшой турнир, отличная тренировка, подготовка к Стамбулу будет хорошей. Получилась эта история с Анжеликой Кербер, когда она в последний момент прошла в Линц. Я тогда предложил: давайте мы тогда поменяем Люксембург на Москву, попросим специальное приглашение на Кубок Кремля. Я думаю, что директор нам бы дал специальное приглашение.

— Там как раз остались два неиспользованных приглашения для игроков топ-20...
— Мы это хотели использовать. Но нам сказали, что так нельзя по правилам. В итоге мы сыграли в Люксембурге, и Каролина выиграла титул. Она мне сказала: "Папа, мы сделали так, как договорились, потому что это честный спорт. Надо вести себя по-джентльменски".

— Так в целом какое у вас мнение об истории с Кербер и Линцем?
— Я не хочу много об этом говорить. Потому что каждый игрок старается сделать всё, чтобы попасть на Итоговый чемпионат WTA. Но для меня было непонятно, как можно это было сделать, ведь регламент для всех один. Но, честно говоря, я не знал этого пункта правил. И, скорее всего, 99% теннисисток тоже не были в курсе.

— В текущем сезоне в среднем Каролина стала чаще выходить к сетке. Вы работаете над этим специально?
— Мы работаем над этим, но, думаю, так же делают многие игроки. Если смотреть сегодня на мяч, ракетки и корты – они все небыстрые. Это всё делают люди, чтобы зрители могли видеть розыгрыши по 50-60 ударов. У Каролины, например, в Пекине с Эррани был розыгрыш из 50 ударов. Они, вроде бы, били неслабо, но всё равно мяч не ходил там так быстро, как раньше на Уимблдоне. Её выходы к сетке – это опыт. Она теперь больше видит как игрок. Не стоит забывать, что она играла свой первый взрослый турнир в 15 лет, а сейчас ей 23. То есть она в туре уже восемь лет. Если смотреть на других опытных игроков, то видно, что они стараются делать так, чтобы не было по 50 ударов. Но в целом она должна играть активнее, и это не связано с выходами к сетке. Она должна читать, где будет мяч, и идти на него, быть внутри корта. А к сетке идти только по ситуации, чтобы завершить розыгрыш. Это очень важно, я на эту тему разговаривал со многими тренерами. Ли На, например, так играет, думает во время матчей. [Карлос] Родригес ей наверняка сказал: "Самое важное, что ты хочешь играть в корте". Так же играет и Серена. Суть в том, чтобы не давать своей сопернице достаточно времени на подготовку к следующему удару – это самое важное.
Моя миссия — оставить теннис и дать возможность Каролине и её тренеру поработать. Потому что если я тоже буду сидеть, то сам знаю, что будут приходить какие-то мысли в голову – зачем то, зачем это… Сами понимаете, если что-то менять, то менять.
Надо посмотреть статистику, но думаю, что Каролина всё чаще играет близко к задней линии или в корте. Раньше она выполняла там удар – другой, а потом отходила назад. Думаю, это вопрос на следующий сезон – но держаться в корте очень важно.

— В мае была информация о том, что вы будете искать нового тренера. Какова сейчас ситуация в этом отношении?
— Ситуация такая, что Стамбул – мой последний турнир с Каролиной. Кто будет её следующим тренером, я пока не хочу говорить. Я скажу это на следующей неделе.

— Но у вас уже есть договорённость?
— Да, есть, с этим всё в порядке. Я теперь буду просто папой. Моя миссия — оставить теннис и дать возможность Каролине и её тренеру поработать. Потому что если я тоже буду сидеть, то сам знаю, что будут приходить какие-то мысли в голову – зачем то, зачем это… Сами понимаете, если что-то менять, то менять. Думаю, Каролина к этому тоже готова. Я об этом размышлял уже на протяжении двух лет. С нами чуть-чуть работал Рикардо Санчес, например. Но как бы это сказать… Они хорошие люди, приятные по-человечески. Но конкретно под игру Каролины он не подходил – и сам, извинившись, сказал, что не подходит. Поэтому мы и разошлись. А теперь это будет человек, у которого есть опыт, которого Каролина знает много лет и который сейчас свободен. Как только он освободился, мы с ним договорились, он согласился поработать, сказал, что хочет это сделать. Он считает, что у Каролины есть ещё серьёзный потенциал, есть возможности добиться того, чего ему хотелось бы. Дай бог, чтобы всё получилось. А я буду следить как папа.

— Вы будете больше из дома наблюдать за её игрой?
— Думаю, больше из дома, да. Я бы точно не хотел сидеть с ними на сборах, когда они будут готовиться к новому сезону, и не хотел бы лететь в Австралию. Пусть лучше они сами думают, что и как, узнают друг друга, притираются. Сама Каролина говорит, что, может быть, лучше бы поначалу я тоже участвовал – ведь я занимался ей с семи лет и до нынешнего момента, был на всех тренировках, на всех турнирах. Но, если образно сравнить с технологиями, – выходит новый айфон, и старый уже остаётся в прошлом. У меня есть видение, понимание; я могу взять какого-то игрока, что-то подсказать, подъехать в академию, поговорить с родителями. Такое желание у меня ещё остаётся. Но не так, чтобы работать постоянно. Не за деньги, просто так. Опыт-то у меня есть, как бы то ни было. Но энергии на то, чтобы продолжать тренировать Каролину, у меня на сегодня остаётся всё меньше и меньше. У неё есть бойфренд; у меня ещё есть сын, который тоже хочет жить нормальной жизнью, а разорваться невозможно. Поэтому я бы хотел сказать всем отцам и мамам, которые находятся в туре со своими детьми: приходит время, когда нужно уходить из этого. Но перед этим надо найти того, кто готов сделать серьёзную работу на корте. Не какой-нибудь там Джеймс Бонд или Бельмондо и не тот, кто будет много говорить и не делать свою работу. Самое важное – найти того, кто хочет работать. Я думаю, мы такого человека нашли. Посмотрим.

— Вы уже определились, где будет проходить предсезонная подготовка?
— Да, думаю, мы начнём… Я всё говорю: мы начнём. Они будут начинать в Дубае, где всегда нормальная погода. Потом, скорее всего, они поедут заниматься ОФП в Дании с тренером боксёров. Каролина перед Люксембургом была там три дня и сказала: "Папа, это для меня просто как "Рокки Бальбоа". Там здание такое старое, ринг, атмосфера… И она говорит, что там можно поработать очень серьёзно. Хотим там провести 10 дней, а потом в Калифорнию и во Флориду.

— Как вы относитесь к выходам тренеров во время матчей? Вы считаете, что главное во время этой минуты поддержать своего подопечного или всё же можно внести какие-то корректировки и что-то подсказать тактически?
— С точки зрения тактики выход тренера важен. Мне очень тяжело говорить на эту тему, потому что я не только тренер, но и папа Каролины. Я могу за эти полторы минуты очень много наговорить именно про техническую составляющую, но у нас с ней больше психологический контакт. Из 50 слов может быть важно только одно, но она его услышит. Просто моё мнение о том, что и как Каролина должна делать, она и так знает — мы с ней проводим очень много времени. Когда она была младше, то мы вообще были вместе чуть ли не 24 часа в сутки, мы жили в одном номере. Сейчас она уже старше и живёт сама. Мне сложно разделить функции отца и тренера, но в целом я считаю, что это отличная идея. Ведь во многих видах спорта тренер влияет на своих подопечных — в футболе, в боксе. Это касается и каких-то технических моментов, и психологии. Какие-то слова могут подбодрить, поднять настроение. И для зрителей это лучше, ведь, в конечном счёте, выход тренера призван улучшить качество тенниса — наставник может дать дельные советы, и от более высокого уровня тенниса выиграют болельщики. Я думаю, что данная практика должна быть продолжена. Мне не нравится только то, что тренеры выходят на корт с микрофонами.
Мы говорили по-польски, и кто-то услышал мои слова. Он сделал ставку на то, что или Каролина снимется, или выиграет её соперница.
Понятно, что это сделано для телевидения, но у нас всего полторы минуты. Из-за стресса и волнения можно сказать что-то лишнее.
Например, 3-4 года назад в Люксембурге я сказал Каролине, что ей надо сниматься, потому что у неё было повреждение, а через пару дней начинался Итоговый турнир. Это очень важное и престижное соревнование. Я сказал, что даже если будет счёт 5:0, нужно завершать матч и отдыхать. Мы говорили по-польски, и кто-то услышал мои слова. Он сделал ставку на то, что или Каролина снимется, или выиграет её соперница. Так и произошло: Каролина снялась при счёте 5:0. Просто было понятно, что она всё равно не сможет выйти на корт во втором раунде, поэтому отказаться досрочно и дать шанс сопернице — это честно. Но момент был неприятный, поскольку кто-то воспользовался тем, что услышал. Не будь этих микрофонов, никто бы не узнал, что я ей сказал. Я считаю, что WTA нужно учитывать этот момент — не все разговоры должны быть доступны для болельщиков. Что касается меня, то во время этих пауз я забываю, что на мне микрофон, а просто говорю то, что думаю, то, что хочу сказать. Плюс есть и другой момент: я что-то советую Каролине, даю указания по игре, это кто-то услышал по телевизору и передал информацию тренеру соперницы через смс. Согласитесь, это тоже момент, над которым стоит подумать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →