Елена Веснина
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Шахов

Веснина: после Fed Cup в Израиле ничего не страшно

Елена Веснина рассказала о проблемах развития тенниса, отношениях с федерацией, а также матче с Пиронковой на Турнире чемпионок в Софии.
1 ноября 2013, пятница. 14:15. Теннис
Елена Веснина в четверг на Турнире чемпионок переиграла Цветану Пиронкову. Но главной темой пресс-конференции для болгарских журналистов был не матч с их любимицей, а Кубок Федерации. Веснина рассказала о проблемах развития тенниса, отношениях с федерацией, причинах отказа других теннисисток и многом другом.

— Елена, в чём секрет вашей красной формы, в которой вы вышли на третий сет?
— В этот день я вышла в синем. Потому что в первом матче я проиграла и хотела что-то поменять. После проигрыша второго сета решила переодеться. А у меня не было ещё одного комплекта синей формы, только красная. Я просто поменяла цвет, и, может, это помогло мне, не знаю (улыбается).

— Матч с Аной Иванович теперь очень важен. Чего вы ожидаете и есть ли у вас уже план на игру?
— С Аной всегда очень тяжело играть. У нас было много матчей, так что я хорошо знаю её игру. Я видела её матчи в Софии, судя по всему, она в хорошей форме. Я точно должна сыграть лучше в этом матче, лучше использовать шансы, усилить подачу, допускать меньше невынужденных ошибок. Мне нужно сыграть стабильнее, и у меня будут шансы. Всё может произойти, но это действительно очень важный матч для меня.
У нас нет академии в Москве и Сочи. Есть одна в Казани. Но в Москве вообще ничего, куда бы мы могли приехать и тренироваться бесплатно. Ситуация действительно сложная и она связана не только с федерацией, а в целом со страной. Всё очень дорого. Когда Борис Ельцин был президентом, жизнь теннисиста была несколько проще.

— Хотелось узнать у вас ситуацию с теннисом в России. Когда Борис Ельцин был президентом, то теннис получал большую поддержку. Россиянки доминировали в женском теннисе. Сейчас ситуация не так хороша. Насколько в данный момент вас поддерживает федерация?
— Да, вы правы. Борис Ельцин много помогал юниорскому теннису, Кубку Дэвиса, Кубку Федерации. В тот момент, так как президент играл в теннис, почти вся страна играла в теннис. В том числе депутаты. Это было очень популярно. Мы были на телевидении, радио. Мы были звёздами. Сейчас ситуация изменилась. У нас другой президент, который играет в хоккей. Так что теперь хоккей увеличил свою популярность (улыбается). Все встают на коньки и пытаются сделать что-нибудь на льду. Для меня это очень тяжёлый вопрос. Когда я была молодой, федерация ничем не помогла. Вся финансовая нагрузка легла на плечи моих родителей. Но я знаю, что сейчас они хотят помочь некоторым молодым ребятам в Кубке Дэвиса, а также молодым девушкам. Они дают им деньги, стараются заплатить за их расходы по перелётам. Но я не уверена точно, это действительно существенная часть или просто небольшая. Конечно, нам нужно больше внимания к теннису. Больше интереса со стороны политиков, чтобы они могли давать больше денег на развитие этого вида спорта, поддержку юниоров, строительство академии. У нас нет академии в Москве и Сочи. Есть одна в Казани. Но в Москве вообще ничего нет, куда бы мы могли приехать и тренироваться бесплатно. Ситуация действительно сложная, и она связана не только с федерацией, а в целом со страной. Всё очень дорого. Когда Борис Ельцин был президентом, жизнь теннисиста была несколько проще.

— Шамиль Тарпищев в Италии сказал, что даже если сборная России выиграет Кубок Федерации, то это никого не будет волновать, ведь это не футбол и не хоккей.
— Он прав. Через какое-то время после смерти Бориса Ельцина мы выиграли Кубок Федераций два раза подряд. Я бы не сказала, что никто не радовался. Люди поздравляли нас, но если сравнивать с футболом и хоккеем, то, конечно, внимание не такое. Я понимаю, что футбол национальная игра, хоккей – тоже национальная игра. Теннис в другой ситуации. Федерации и министру спорта надо обратить больше внимания на теннис, особенно на детей.

— Анастасия Павлюченкова днём ранее сказала, что, когда два года назад пожертвовала Турниром чемпионок ради Кубка Федерации, она не почувствовала, что это кто-то оценил. Вы чувствуете, что федерация недооценивает помощь игроков?
— Это тяжело сейчас для всех нас. Я действительно расстроена, что не играю финал Кубка Федерации. Я слышала, что они поменяли календарь и в следующем году финал пройдёт после Софии. Наконец-то они приняли правильное решение. Наша федерация немного отличается от остальных, если говорить честно. Не могу сказать, что они давят на нас или говорят что-то. Нет никакого давления. Мы приняли наше решение, они постарались его понять. Но мы и не получаем от них много помощи. Даже когда мы играем Кубок Федерации, то, если честно, делаем это за "спасибо". Когда наш капитан говорит, что теннисные игроки стали завидовать футболистам и хоккеистам и просить много денег, это неправда. Я говорю о Кубке Федерации, про Кубок Дэвиса я не знаю. Если ты хорошо проделал свою работу, то всегда получаешь вознаграждение.
После Кубка Федерации в Израиле уже ничего не страшного. Он закалил меня на всю карьеру. На самом деле было приятно играть. Зрители болели за неё, но болгарские болельщики были очень уважительны. Они аплодировали и мне после хороших розыгрышей.
Это ведь наша работа. Тем более если играть Кубок Федерации, то лишаешься возможности сыграть другие турниры. Мы теряем очки и деньги. Разумеется, когда играешь за страну, это много значит для меня. Но это должно было сделано правильно. Поэтому федерации надо подумать о своих приоритетах. Они должны начать говорить с игроками. Это всё, что я хотела бы. А получается, что кто-то говорит в интервью, что мы получим то или это. Такой вариант не сработает. Нужно позвонить нам лично, и обсудить это. Так это работает в других федерациях, но не в нашей.

— Вы хотели пробиться в топ-20, что было причиной поехать сюда вместо Кубка Федерации. Но многие российские ведущие игроки не приехали на финал, даже те, кто не отобрался в Софию. К примеру, финал пропускают Надежда Петрова, Светлана Кузнецова и Екатерина Макарова. Это что-то вроде бойкота?
— У всех разные ситуации. У Макаровой – травма. Причём достаточно серьёзная. Да, она сыграла в Стамбуле, но пары – это совсем другое. Чтобы защитить своего партнёра по паре, могу сказать, что грунт для её запястья сейчас убийственен. Тогда она может потерять весь следующий сезон. Почему она должна это делать? Она могла приехать и сидеть на скамейке. Но лучше дать кому-нибудь шанс, кто может сыграть. Она рисковала в Стамбуле. Мы даже сумели победить Эррани и Винчи, это было чудом. Её запястье не восстановилось на 100%. Что касается остальных, то они уже распланировали межсезонье. Никто не позвал их хотя бы за несколько недель. Переговоры начались во время Кубка Кремля, а это уже очень поздно. Девушки уже всё распланировали, забронировали билеты на самолёты. Это тяжёлая ситуация. Очень жаль, что столько девушек не могут сыграть. Я никогда не видела ничего подобного. Мы не протестуем против чего-либо. Просто так сложилось, и мы чувствуем себя плохо. Мы с Катей выиграли две решающие парные комбинации в этом турнире. Думаете, что нас не волнует финал? Катя выиграла ещё и две одиночные встречи. Мы вложили много энергии в Кубок Федерации. Так что обидно, что не играю. Но всё равно я рада, что я в Софии, и постараюсь здесь показать как можно лучший результат.

После этого Елена ответила на несколько вопросов на русском языке в беседе с корреспондентом "Чемпионат.com".

— Цветана выглядела лучше, чем 119-я ракетка мира, которой она сейчас формально является. Как в целом оцените свой матч с ней?
— Цветана была 30-й в мире. Она играла дома. Пришло много болельщиков за неё болеть. Ей хотелось показать лучшую игру, чем в матче с Иванович. Там она объективно тряслась и немного зажалась. Сегодня она боролась до конца, и мы показали упорный матч. Первый сет хоть и закончился 6:2, он был очень упорным и мог сложиться и в ту, и в другую сторону. Я чувствовала, что вела игру и диктовала условия. Цветана отличается тем, что очень хорошо передвигается по корту, здорово контратакует, и у неё хорошая первая подача. Я знала, что она очень опасна. У неё очень низкие и короткие удары – очень неприятно. Она старается выбить тебя с корта и открыть себе пустой угол, чтобы потом туда пробить. Я во втором сете не использовала возможности на её подаче. Могла сделать брейк при 3:3 и 4:4. Неправильно там сыграла. Должна отдать ей должное, потому что она здорово отыграла гейм при 4:5 на моей подаче. Она рискнула, хорошо отбегала, забила пару мощных ударов, приняла навылет. Она заслуженно выиграла тот гейм. Можно сказать, что в третьем сете я успокоилась.

— Во втором сете был момент, когда на сетболе после вашей неточной первой подачи зрители начали аплодировать. Насколько вас это сбило?
— Если честно, не сбило нисколько. Я играла и в более сложных условиях.
Поэтому федерации надо подумать о своих приоритетах. Они должны начать говорить с игроками. Это всё, что я хотела бы. А получается, что кто-то говорит в интервью, что мы получим то или это. Такой вариант не сработает. Нужно позвонить нам лично и обсудить это. Так это работает в других федерациях, но не в нашей.
После Кубка Федерации в Израиле уже ничего не страшного. Он закалил меня на всю карьеру. На самом деле было приятно играть. Зрители болели за неё, но болгарские болельщики были очень уважительны. Они аплодировали и мне после хороших розыгрышей. Иногда бывает, что ты красиво забьёшь, а вокруг гробовая тишина. А тут они старались 60 на 40 (смеётся).

— Перед третьим сетом была большая пауза. Цветана Пиронкова на своей пресс-конференции даже сказала, что, на её взгляд, пауза была слишком длинной. Что можете об этом сказать?
— Я вышла прогуляться, продышаться и переодеться. В зале было душно, и я сильно вспотела. Я почувствовала, что мне надо переодеться, умыться холодной водой. При этом путь из корта до раздевалки неблизкий. Там надо спуститься по лестнице, затем ещё дальше пройти. Может, поэтому получилось так долго. Я немного прокричалась, оставила все отрицательные эмоции в раздевалке. Вышла на корт спокойная. Для меня стало всё просто и понятно. Я убрала силу ударов примерно наполовину, стала играть более рационально и по месту. Стала лучше использовать свои выходы к сетке. Во втором сете я несколько раз ошибалась на важных мячах именно у сетки, чего я, конечно, делать не должна. А в третьей партии я этих ошибок не допускала, и матч начал складываться в мою пользу.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →