Нужен ли "Федерер-Экспрессу" механик
Текст: Павел Зеленцов

Нужен ли "Федерер-Экспрессу" механик

Ровно четыре года назад — 2 февраля 2004 года швейцарец Роджер Федерер взошёл на вершину мирового рейтинга и с тех пор является недостижимой высотой для остальных.
2 февраля 2008, суббота. 08:06. Теннис
Этим материалом "Чемпионат.ру" открывает серию из четырёх статей о лучшем теннисисте планеты последних лет Роджере Федерере, который 2 февраля 2004 года взошёл на вершину мирового рейтинга и с тех пор ровно четыре года является недостижимой высотой для всех остальных.

Пока лучшие теннисистки мира выступают за свои национальные команды, поклонники мужского тенниса продолжают гадать – сколь долго ещё продержится Роджер Федерер на вершине и есть ли у швейцарца какие-то скрытые резервы. Джоэл Друкер на страницах ESPN.com попытался порассуждать, может ли что-то измениться в игре первой ракетки мира с приходом тренера.

Роджер Федерер, как и полагается теннисному королю, настолько доминировал над всеми последние четыре года, что стал олицетворением уверенности в своих силах. Бытует такое мнение: "Он настолько хорош, что не нуждается в тренерах". Федерер, естественно, со многими оговорками, возвращает нас во времена чемпионов Рода Лэйвера и Кена Розуолла, которые также в одиночку путешествовали по миру с турнира на турнир.

Но, возможно, это только так кажется? Этим двум австралийцам помогал в тренировках известный Гарри Хопман, плюс ко всему, они и друг для друга были спарринг-партнёрами. Наверное, многие согласились бы записаться в помощники этих чемпионов. "Я обычно стараюсь концентрироваться на собственных действиях, — проронил Федерер во время одного из интервью на Открытом чемпионате Австралии. — Хотя раньше, когда я был моложе, мне приходилось концентрироваться гораздо сильнее. Сейчас всё получается как-то автоматически. Мне сейчас нет необходимости вносить серьёзные изменения в свою игру".

Если бы Федерер выиграл первый в сезоне турнир "Большого шлема", то этот комментарий, скорее всего, остался бы незамеченным. Но он не смог. И ожесточённая битва в третьем раунде против серба Янко Типсаревича, и последующее поражение в полуфинале от ещё одного теннисиста из Сербии Новака Джоковича, показали уязвимость и тактическую пассивность, которую мы не привыкли видеть в игре швейцарца. Более молодое поколение теннисистов "наступает ему на хвост" — как, например, Рафаэль Надаль с 2005 года — вполне возможно, что они не позволят вскоре Федереру добираться до решающих матчей крупных турниров. "Каждый год теннисисты улучшают свою игру, — заявил Андре Агасси в прошлом году. — И волей-неволей приходится делать всё, чтобы успеть за ними. Если ты не сможешь — тебя оставят далеко позади".

И это совсем не означает неизбежность того, что позиции Федерера уже пошатнулись. Хотя очевидно, что в ближайшие два года будет всё больше желающих занять его место, хотя предсказывать будущих чемпионов всегда было неблагодарным занятием.

Но почему Федерер не хочет взять для себя тренера? Прошлой весной он уволил уважаемого всеми Тони Роча. Возможно, это случилось из-за того, что тот не захотел с оглядкой на свой возраст летать вместе с теннисистом на каждый турнир. Или ошибку совершил сам Федерер, проявив вполне понятное упорство, естественное для такого великолепного спортсмена и чемпиона?

С одной стороны, известно, что Роч не оказывал очень серьёзного влияния на игру швейцарца. Но было очевидно, что после расставания с тренером Федерер не был похож на себя самого в финале "Ролан Гарроса". Пусть он выиграл впоследствии и Уимблдон и US Open, в обоих финалах он сражался не только с соперниками, но и с самим собой, выдавая целые отрезки невразумительной игры.

Совет другого человека — особенно уважаемого другой стороной — может быть очень ценен. Так Эрнест Хэмингуэй с большим уважением относился к своему редактору Максвеллу Перкинсу, Мохаммед Али ценил советы своего секунданта Анжело Данди. В теннисе такие великие чемпионы, как Мартина Навратилова, Джимми Коннорс и Пит Сампрас, также не чурались прислушиваться к советам других людей. "Я всегда чувствовал, что моей работой было лишь напомнить Питу план на игру, и как воплотить этот план в жизнь, — вспоминает Пол Аннакон, бывший тренер Пита Сампраса. — В 2002 году установка на предстоящий US Open была предельно проста — использовать его атлетизм. Это сейчас может казаться очевидным и очень простым, однако, именно так часто и бывает, что можно многого достичь, лишь донеся до спортсмена основную идею тренера".

Какая же идея может сработать с Роджером Федерером? Что, если рассмотреть такую — внести больше разнообразия в игру? Если он хочет выиграть "Ролан Гаррос", то не стоит соревноваться с Рафаэлем Надалем, постоянно отвечая на его "форхэнд" своим подкрученным "бэкхэндом". Пусть попробует бить разнообразнее, другими ударами, в разные точки корта, варьировать силу и направление подачи, мощность и подкрутку ударов.

Но в мире профессионального тенниса подчас важнее не сама идея или совет, а тот, кто донесёт до игрока свою мысль. Есть, по крайней мере, сотня настоящих профессионалов, кто мог бы помочь Федереру, но вряд ли хоть кто-то из них сможет добиться внимания и послушания со стороны швейцарского чемпиона. Это ни в коем случае не говорит о высокомерии Федерера. Просто нынешний профессиональный теннис — это замкнутый мир для каждого теннисиста, и все хотят сохранить вокруг себя знакомую и близкую благоприятную атмосферу.

Так какой же тип тренера подошёл бы для Федерера? Вероятнее всего, не такой громкий и яркий, как Брэд Гилберт или Лари Стефанки. Оба они являются блестящими специалистами, но слишком фанатичными в своей работе, что могло бы посягнуть на привычное окружение сдержанного и спокойного швейцарца. Вряд ли он извлёк бы пользу из отеческого попечения Ника Боллетьери или технического мастерства Роберта Лэнсдорпа.

Вот основные критерии для будущего тренера Роджера Федерера: скромный профессионал, посвящённый во все тонкости современного мужского тенниса, способный привнести в игру швейцарца новые идеи, но только те, о которых тот раньше не думал. Превосходно подошёл бы Пол Аннакон, также идеальны были бы Матс Виландер и Хосе Игерас.

Но нация, которую Федерер уважает больше всего — это та, которую он только что покинул потерпевшим поражение — Австралия. Самый первый его тренер Питер Картер был австралийцем. Именно Картер научил Роджера упорному труду на тренировках и сугубо деловому подходу к соревнованиям. Внезапная гибель Картера в автомобильной катастрофе в 2002 году была для швейцарца тем толчком, который сделал из многообещающего мальчика настоящего чемпиона. Именно Австралия по большей степени привлекала Роджера в Тони Роче.

И, возможно, если Федереру придётся искать нового наставника, он мог бы попробовать поработать с ещё одним австралийцем — Дареном Кейхиллом. Работавший до этого с Ллейтоном Хьюиттом и Андре Агасси, Кейхилл знает всё об игре. Всегда вежливый и корректный, он, тем не менее, очень редко давал интервью или делал что-либо, кроме заботы о своём подопечном.

Но мяч сейчас — на стороне Федерера, и ему принимать решение. Непонятно только, как наличие наставника может каким-то образом повредить Роджеру. Даже самому надежному и быстрому экспрессу иногда требуется вмешательство механика.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →