Услышав про Шарапову, таможня дает "добро"
Текст: Елена Линц

Услышав про Шарапову, таможня дает "добро"

Тренер по общей физической подготовке женской сборной России Марина Мосякова вспоминает о "своеобразии" матча в Израиле.
6 февраля 2008, среда. 16:08. Теннис
Марина Мосякова — известнейшая в прошлом легкоатлетка, рекордсменка мира, двукратная чемпионка Европы, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер России. Марат Сафин в детские годы был её подопечным. А с 2003 года она отвечает за общую физическую подготовку теннисисток в сборной. Сколько за это время тренировок, подготовок к матчам, разъездов в составе команды выпало на её долю. Но сейчас корреспонденту "Чемпионат.ру" хотелось расспросить Марину Григорьевну, в первую очередь, о победе наших девчонок в израильском Рамат-а-Шароне:

— Марина, все мы видели, как трудно пришлось нашим девочкам из-за агрессивного поведения зрителей. А что ощущали тренеры, чем могли им помочь?
— В моей практике это первый случай, когда зрители вели себя до такой степени безобразно: шумели между подачами, выкрикивали оскорбления. Думаю, у всех в нашей команде были такие же ощущения. Лина Красноруцкая, которая комментировала матч, рассказывала, что израильские телевизионщики приносили ей свои извинения за происходящее. Ошарашены были все. Тренер сборной Лариса Савченко, а уж она поездила с командой намного больше моего, и то говорила: сколько я ни играла, такого не видела, с подобным ужасом не встречалась. Но девочки молодцы, справились, не поддались на агрессию. А Аня Чакветадзе даже обратила напор зрителей в свою пользу — подзаряжалась от них эмоциями, пусть и отрицательными, и выигрывала очко за очком. Динаре Сафиной пришлось труднее всех, она открывала матч. Потом совсем недавно она сменила тренера.

— Капитан не ругал её за проигрыш?
— А разве Шамиль Анвярович кого-нибудь ругает? Он может поддержать, посоветовать.

— Чем, на ваш взгляд, можно объяснить это поведение болельщиков?
— Говорят, что на трибунах было очень много марокканцев. Потом в субботу, как известно, в Израиле никто не работает, и все, кто даже совсем не разбирается в теннисе, пришли на стадион. Среди зрителей были и наши бывшие соотечественники, но открыто выражать симпатии россиянкам они побаивались. В воскресенье, в рабочий для этой страны день, народу было поменьше и стало чуть спокойнее.

— Возможно, здесь сыграл свою роль протест, поданный нашим капитаном на судей за несоблюдение регламента игры местными болельщиками?
— Конечно, и очко у второго номера команды Израиля всё-таки сняли. С другой стороны, если бы уже на первой встрече судья на вышке вела себя более принципиально, хотя бы попыталась держать болельщиков в рамках, наверное, удалось бы избежать такого необоснованного шквала эмоций. Но она никому не делала замечаний.

— Это всем урок. Но хватит о грустном. Мне рассказывали, что там очень вкусно и щедро кормили?
— Абсолютная правда. Я никогда так много не ела. Так нельзя, можно и форму потерять.

— Был и ещё один экстремальный момент — погода. Как выходили из положения?
— У нас была хорошая гостиница с видом на море, а ещё с бассейном и тренажерным залом, которые мы посещали. Это спасало. А за окном было холодно, сыро и противно. Шёл даже не дождь, а град. Понедельник и вторник просто выпали из-за ненастья. Хотя мы часто играли в футбол, разминались, но погодные условия не позволяли делать всё, что намечалось. И вдруг мы видим по местному каналу, что израильские теннисистки тренируются в крытом помещении. Нам же говорили, что залов нет, сетки нет. Тут мы всех просто на уши поставили. И в среду уже тренировались в небольшом зальчике в полутора часах езды от гостиницы. Маша Шарапова прилетела позже и поэтому отсыпалась, восстанавливала силы, нервную энергию. Тренироваться начала с четверга, когда распогодилось.

— У неё был какой-то особенный номер в гостинице?
— Не знаю. Она приглашала зайти, может быть, и рада была бы пообщаться.

— На экскурсии куда-нибудь ездили?
— Я даже в Тель-Авиве не успела побывать. Выбралась только в Иерусалим к Гробу Господню. Девочки собрались было поехать вместе со мной, но в этот день на 12:30 назначили пресс-конференцию. Они очень сожалели, что поездка сорвалась. Когда теперь попадут в Израиль!

— Дима Турсунов специально прилетел в Израиль, чтобы индивидуально потренироваться с Тарпищевым. Получилось?
— Да, но он быстро вернулся в Москву. Какое-то неожиданное личное сообщение.

— Родители теннисисток поддерживали их?
— Вместе с командой прилетели мама Динары Сафиной — Рауза Исланова, папа Лены Весниной — Сергей и мама Ани Чакветадзе — Наталья. Для игроков, особенно девочек, очень важно присутствие близких людей.

— В какие края отправились теннисистки после матча?
— Веснина — в Москву, Лиховцева и Чакветадзе — во Францию на очередной турнир. Кстати, Аня на прощание подарила мне большой букет роз.

— Дорога домой была легкой?
— На таможне перетрясли все набивные мячи, которые используются на тренировках. Меня спрашивали: что там внутри? Я отвечала, что мы играли на Кубке Федерации. Там, где Шарапова? — смекнул таможенник и все вопросы были сняты. А вообще меры безопасности в Израиле очень серьезные. Например, к каждой нашей теннисистке был прикреплён охранник.

С какой стороны не посмотри на эту ситуацию, а получается, что наши спортсменки — национальное достояние. И не только потому, что охранять абы кого серьёзным людям и в голову не придёт. Но больше потому, что их именами открывается любой ларчик. И дебютантка Кубка Федерации это доказала. Ну что зрительский гвалт? Досадное недоразумение. Мерило — спортивные предпочтения таможенника!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →