Мария Шарапова
Фото: Getty Images
Текст: Роман Семёнов

"Теперь я знаю абсолютно всё о плечевых суставах"

Третья ракетка мира Мария Шарапова рассказала о подготовке к Australian Open, состоянии своего здоровья и турнирной сетке.
11 января 2014, суббота. 21:00. Теннис
Россиянка Мария Шарапова на стартующем Открытом чемпионате Австралии посеяна под третьим номером. В преддверии первых матчей теннисистка рассказала на пресс-конференции о своей готовности, как проходил процесс реабилитации от травмы плеча, как она оценивает турнирную сетку и многом другом.

— Мария, как вы оцениваете свои шансы в этом году?
— Я счастлива снова сыграть на турнире из серии "Большого шлема". Мне пришлось пропустить последний из них в конце прошлого года. Я также счастлива, что вновь сумела набрать форму и хорошо начать в этом сезоне.

— Насколько сильно изменились ваши ожидания после получения такой серьёзной травмы?
— Когда вы тренируетесь, вы выкладываетесь по максимуму. Вы всегда ожидаете, что в самом начале всё будет складываться хорошо. Безусловно, вы должны слегка снизить свои ожидания и быть реалистичным, по крайней мере в течение нескольких первых матчей. Это довольно скучная работа, но вы должны её проделать и надеяться на лучшее в начале турнира.

— Как вы себя чувствуете после соревнований в Брисбене?
— Отлично. Я провела там несколько матчей, причём довольно тяжёлых, показала неплохую игру.
Я считаю, что в Брисбене корты были значительно быстрее, чем в Мельбурне. Это вообще было одно из самых быстрых покрытий, на котором мы играли за долгое время. Здесь они намного медленнее.
Затем приехала сюда, тренировалась здесь в течение недели и надеюсь, что буду хорошо готова ко вторнику.

— Ожидается, что будет 41 градус.
— Точно. Звучит неплохо. (Улыбается.)

— Ваша первая соперница – Беттани Маттек-Сэндс.
— На таком турнире, как этот, вообще нет слабых соперниц, и совершенно неважно, на какой стадии соревнований вы находитесь. Она провела прекрасную прошлую неделю, показала отличный теннис. В предыдущем сезоне она также играла очень неплохо. У нас были тяжёлые матчи в прошлом. Я думаю, ты должен быть готов к борьбе и тебе совсем не нужно беспокоиться о том, кто стоит на противоположной стороне от сетки. Это не твоё дело, ты должен просто выполнять свою работу.

— Какая у вас позиция в вопросе скорости покрытия здесь?
— Я считаю, что в Брисбене корты были значительно быстрее, чем в Мельбурне. Это вообще было одно из самых быстрых покрытий, на котором мы играли за долгое время. Здесь они намного медленнее. Хотя я слышала, что внешние корты чуточку быстрее, чем центральные. Я не знаю, почему одно и то же покрытие имеет разную скорость.

Думаю, всё так, как должно быть. Отлично, что у меня была неделя тренировок для того, чтобы подготовиться к этому турниру.

— Вам больше нравится скорость кортов в Брисбене или здесь?
— Это не имеет большого значения. Я считаю, очень важно, чтобы вы внесли правильные корректировки в свою игру. Первая пара ударов в розыгрыше на кортах в Брисбене важнее, чем здесь, поскольку тут розыгрыши будут слегка длиннее.

— Ваша фирма стала партнёром Зала теннисной славы.
— Во-первых, я считаю, что они ведут действительно правильную политику. Они дают возможность огромному количеству тех детей, которые не могут позволить себе заплатить за билет, посетить музей и посмотреть на историю этого вида спорта. Мне очень повезло многое узнать о теннисе, путешествуя по миру и сотрудничая со специалистами из разных стран. Они делают правильное дело, помогая всем желающим получше узнать об этом виде спорта.

— WTA до сих пор в поиске нового титульного спонсора. Вы думали о том, чтобы финансово помочь этой организации?
— У меня пока что начинающая компания. (Смеётся.) Не думаю, что я обладаю достаточным количеством денег, которое им требуется. Если же они предоставят мне хорошую скидку, то нет проблем.

— Насколько сильно вы скучали по теннису во время вынужденного раннего окончания прошлого сезона?
— Я не размышляла об этом слишком много, поскольку старалась как можно быстрее прийти в себя и вылечиться. Я путешествовала, чтобы найти тех специалистов, которые смогут помочь мне. Правда, не сидела без дела. Мне удалось посетить несколько удивительных мест, пока была в вынужденном отпуске. Каждый день со мной был мой тренер, поскольку очень легко растерять всю форму, если совсем ничего не делать.

В определённом смысле мне пришлось пройти несколько стадий, чтобы прийти в себя. Я вернулась на корт и начала играть матчи и теперь могу в полной мере понять, насколько моё плечо готово к работе. Было здорово окунуться в ту атмосферу, которая царила в Брисбене.

— За это время вы многое узнали о том, как работает плечевой сустав?
— Я знаю об этом всё. (Смеётся.) Я знаю даже больше, чем могла себе это представить. Увы, это часть игры. Все имеют свои травмы и проблемы со здоровьем. У всех разные организмы. Все по-разному используют свои суставы и мышцы, в зависимости от того, как они играют. Я считаю, каждый привыкает к травмам по-разному.

— С ментальной точки зрения, насколько тяжело возвращаться после этой травмы?
— Не так тяжело, как после той, которая была у меня несколько лет назад.
В определённом смысле мне пришлось пройти несколько стадий, чтобы прийти в себя. Я вернулась на корт и начала играть матчи и теперь могу в полной мере понять, насколько моё плечо готово к работе. Было здорово окунуться в ту атмосферу, которая царила в Брисбене.
Это было очень трудно, учитывая, что я перенесла операцию. Сейчас всё не так серьёзно. Это было лишь вопросом времени. Хотя, конечно, очень неприятно, когда ты приходишь в офис к доктору, а он тебе говорит: "Время, время, подожди ещё, подожди ещё".

Не хватает терпения, потому что существует расписание, мы должны играть турниры. Это трудно принимать спокойно, ведь вы не знаете, когда спадёт воспаление, когда вы сможете снова выполнять такие удары, которые необходимы.

— Вы много занимались йогой, чтобы прийти в состояние спокойствия?
— Пару раз я практиковала бикрам-йогу, но не для религиозных целей.

— Что вы делали, чтобы набрать физическую форму?
— Сама по себе я не очень спортивный человек. Не знаю, как правильно выразить эту мысль. Люблю заниматься чем-то на открытом воздухе. Я совсем не поклонница тренажёрного зала. Стараюсь жить в более тёплом климате, поэтому могу выйти на улицу и чем-нибудь позаниматься, будь то езда на велосипеде, ходьба или бег по пляжу. Хотя, конечно, большую часть времени приходится проводить в тренажёрном зале, чтобы стать физически сильнее.

В общем, я много времени провела в реабилитационном центре и делала там то, что было необходимо.

— Вы должны постоянно принимать противовоспалительные лекарства?
— Да, иногда ради предосторожности.

— Из-за травмы плеча вы не смогли провести обычную полноценную работу в межсезонье. Как считаете, это скажется на вашем состоянии во время матча при 40-градусной жаре?
— Я не думаю, что кто-либо в состоянии подготовить себя к игре на такой жаре. При таких погодных условиях крайне тяжело даже просто тренироваться на высоком уровне.

Знаете, я выросла во Флориде и тренировалась на улице по много часов в день. В летнее время это делать довольно тяжело. Иногда вы понимаете, что будет чуть легче, если начнёте тренировку пораньше или, наоборот, позже. Думаю, чтобы процесс гидрации проходил лучше, вам поможет хорошее питание. Это действительно помогает в таких экстремальных условиях.

— Говоря о жаре, вы вспоминаете матч первого круга, который был у вас здесь пару лет назад?
— Как я могу об этом забыть? (Улыбается.)

— Что вы помните об этом?
— После матча я себя чувствовала не очень хорошо. Это действительно тяжело. В таких условиях ты не столь много думаешь о самом теннисе, сколько о том, чтобы сохранять здравый ум. Ты должен концентрироваться на более коротких розыгрышах, чтобы меньше передвигаться по корту.

— Вы говорили о том, что сознательно старались побольше гулять по городу. Где вы были?
— Если честно, ничего захватывающего не произошло. (Улыбается.) За несколько недель до мэйджора вы можете позволить себе потратить время на то, чтобы погулять по городу заняться какими-то делами, может быть, съездить покушать где-то за пределами твоего отеля. После того как турнир начался, вы должны сконцентрироваться на том, чтобы тренироваться, отдыхать, восстанавливаться — в общем, готовить себя к следующему раунду. У вас просто нет времени, чтобы куда-то сходить.

Я не делала ничего сумасшедшего.
В таких условиях ты не столько думаешь о самом теннисе, сколько о том, чтобы сохранять здравый ум. Ты должен концентрироваться на более коротких розыгрышах, чтобы меньше передвигаться по корту.
Я позволяла себе прокатиться в какой-нибудь ресторан в пределах 15 минут, а не спускаться в лобби отеля или что-то вроде этого.

— Вы сфотографировались с официантом в одном из ресторанов, да?
— Да, я действительно сфотографировалась с одним парнем. (Смеётся.) Это правда.

— Вы любите смотреть на турнирную сетку? Изучаете в ней своё расположение?
— Я видела сетку, но не анализировала её. Я не из тех, кто смотрит на сетку и старается проанализировать расположение каких-то отдельных игроков. Совершенно неважно, какой у тебя номер посева или рейтинг, мы все находимся в этой сетке.

— Разве не важно знать, кто ждёт тебя в первом круге, во втором или в третьем? Просто чтобы понимать, с кем тебе, возможно, предстоит сыграть?
— Нет. Ты думаешь только о следующем сопернике. Нет смысла забегать далеко вперёд.
Источник: Australian Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →