Шамиль Тарпищев: любую победу надо ценить
Текст: Алексей Бояринцев

Шамиль Тарпищев: любую победу надо ценить

Капитан российской команды Шамиль Тарпищев обстоятельно рассказал о победе над сборной Сербии в матче первого круга Кубка Дэвиса.
11 февраля 2008, понедельник. 02:04. Теннис
После победы над сборной Сербии в матче первого круга Кубка Дэвиса капитан российской команды Шамиль Тарпищев на пресс-конференции обстоятельно рассказал о том, что интересовало журналистов, передаёт корреспондент "Чемпионат.ру".

— Насколько велика доля удачи в победе сборной России?
— До игры расклад был 45 на 55 процентов в пользу сербов. Расчёт был, что мы выиграем на их втором номере, Джокович выиграет две свои встречи, а Сафин в паре с Турсуновым против Зимонжича и Джоковича — непонятный вариант, может быть, с небольшим преимуществом наших соперников. Но это было изначально, а потом всё было сломано — то, что они молодых поставили, — оправданно, у молодых нет тормозов, нет ответственности за результат. Поэтому логика этих матчей — не важно как повели со счётом 2:0. Пара была изначально большим преимуществом для сербов, а реально нашим было пятое очко, поэтому даже при отсутствии Джоковича я считал, что мы должны победить — 3:2. А когда вышел Джокович с Давыденко — единственная задача была его утомлять. Задача Давыденко была выиграть один из трёх сетов, плохо, что два проиграл, но он очень плохо играл в середине корта, потом ещё живот потянул в начале второго сета — так что могли и мы раньше сняться. Даже не знаю, говорил он о травме или нет. А при счёте 0:3 я ему сказал: "Теперь играй свободно, потому что это во многом определяющий сет, сейчас уже не надо рисковать, утомлять — он уже подсел, и надо играть на удержание, то есть из середины вкручивай, а косые бей". Он, в основном, из середины справа ошибался много, когда комбинацию разыгрывали, Джокович резко играл в середину, и он ошибался раз за разом.

Вот он и стал в ущерб скорости больше на ту строну играть. За счёт цепкости уже плывший Джокович был добит окончательно. Но, правда, там и удача была — когда две проигранные подачи удачно отыгрались на приёме. Но факт, что хоть и в неверной последовательности, но удалось сделать то, что планировалось, — во что бы то ни стало выиграть один их первых сетов, ведь при таком раскладе вероятность обыграть Джоковича возрастала. Конечно, доля везения присутствовала. Ну, а пятый матч — мы больше экспериментировали, работали на перспективу — говорил, что надо делать, как будто это был тренировочный матч. А если бы это был матч за настоящее решающее очко, то в пятисетовой победе я тоже не сомневался, потому что при той скорости и темпе, в котором играет Турсунов, у Троицкого не хватило бы сил играть. Я считал, что он не должен был успеть восстановиться после первого пятисетового матча, который впервые в карьере играл. После того, как их начало лихорадить, счёт 3:2 начал приобретать вполне реальные формы.

— Матч выигран, но не осталось ли неприятного осадка оттого, что сербы заболели, ведь у них хорошая команда…
— А что мы должны были делать?

— Не обидно, что так повезло?
— Ну, конечно. Сербия — это та команда, которая реально может выиграть Кубок Дэвиса, и даже этот розыгрыш могла выиграть. Вообще, очень хорошая команда с длинной скамейкой, с чем нужно поздравить их капитана. А что касается привходящих факторов, то мы тоже в такой же ситуации оказались, просто у нас это без афиш идёт. Проблемы и у Южного, и у Давыденко, а тем более у Сафина, который к тому же простыл. Конечно, когда лидер не играет — очень страдает команда. У нас просто поровнее состав. Я думаю, что победы никогда не принижаются, потому что игроки в каждом матче, как бы он ни складывался, отдают всё. Ребята молодые — делают всё, что могут, и даже если бы проиграли, я всё равно был бы им благодарен. Самоотдача у игроков феноменальная, и этим мы намного сильнее независимо от результата. Турсунов один здоровый (смех в зале).

— Следующий матч предстоит с чехами…
— Думаю, мы оба матча — и Кубок Дэвиса, и Кубок Федерации — будем снова играть на Малой спортивной арене "Лужников". У ребят (с большой долей вероятности, что на грунтовом покрытии, потому что летний сезон начинается — потом идёт турнир в Монте-Карло после Майами) задача будет — как можно раньше выйти на грунт. С девочками я просто ещё не разговаривал, да и с мальчиками ещё не со всеми, я просто свои мысли рассказываю. Девочки 26-27 апреля играют — уже грунтовый сезон. Но здесь всё зависит от того, кто приедет у американок, потому что если Шарапова — то надо делать быстрые корты, если Кузнецова — то медленные. Я должен сначала со всеми обсудить этот вопрос.

— Так медленные или быстрые? Грунт тоже разный бывает — и медленный, и быстрый…
— Одна половина медленная, другая – быстрая (смех в зале).

— А Шарапова и Кузнецова вместе — возможен вариант?
— Если в финале будем играть, то обе точно будут.

— Кого бы поставили на пятый матч, если бы он был решающим?
— Турсунов ещё до игры Давыденко и Джоковича знал, что будет играть в пятом матче. Мы определили, что Типсаревич не будет играть, а будет играть Троицки. Турсунов хорошо подаёт и быстро играет, а Троицкого не должно хватить на пять сетов после большой нагрузки в первый день, тем более что это был его первый пятисетовый матч. Логика была в том, что за счет темпа, независимо от результата первых трёх сетов, надо выигрывать один, и дальше должно быть всё ясно... А когда ещё начинать играть решающие матчи? По качеству игры все ребята играли отлично, просто микротравмы выбивают.

— Если бы вы были на месте сербского капитана, то выставили бы Джоковича на игру?
— Мне тяжело судить, в каком состоянии Джокович. Если домысливать, то он мог играть и с Южным в первый день, потому что температуры уже не было, так — по наблюдениям. А с Южным, в принципе, у него счёт личных встреч 0:2, так что Миша знает, как против него играть. По логике, если Джокович заболел гриппом, то это неделя, а если неделя, то значит физики нет, но можно играть. Если его поставили, значит он согласился играть, и надо играть до конца в таком случае. Результат был бы неоднозначный, если бы он вышел на четвёртый сет против Давыденко. Четвёртый сет был бы определяющим в конечном итоге. Тем более что он подаёт хорошо, а при усталости и принимать тяжелее. В ситуациях, если физика слаба, нужно играть через гейм — выиграл гейм на своей подаче, следующий отдыхаешь. Зачем за всеми мячами бегать?

— Дмитрий, вы знали, что у Виктора Троицкого сегодня день рождения?
Ш.Т.: Так он ему подарок и сделал (смех в зале).
Д.Т.: Он после матча сказал: "Спасибо, у меня сегодня день рождения". А до начала поединка я об этом и не знал.
Ш.Т.: Реально нам этот матч можно было и проиграть, и выиграть, но всё, конечно, было скомкано из-за травм — и наша стратегия, и их тоже. Они шли, как по минному полю, выбирая единственное решение, а у нас вариантов побольше было. Побольше здоровых вариантов (смех).

— Как себя чувствует Марат Сафин, где он?
— Сафин уже два дня с высокой температурой. Он сегодня весь день лежал на койке в раздевалке. Я ему говорю: "Уезжай!", а он отвечает: "Нет, я буду слушать". Смотрел по телевизору.

— А что, это тот же вирус?
— Ну, грипп. Может, от Джоковича заразился (смех).

— Дмитрий, когда Джокович выиграл два первых сета у Давыденко, где вы были, о чём думали?
Д.Т.: Я был в раздевалке. Ну, что я делал? (кивает на Тарпищева, после чего смех в зале). Разминался. Обматывал ракетку. Принял душ. Вытерся (смех).

— Вы смотрели матч? Вас массировали?
Д.Т.: До матча нас не массируют.
Ш.Т.: Они с Сафиным друг друга массировали (оглушительный смех в зале).

— А когда Давыденко выиграл — облегчение почувствовали или разочарование, что не придётся играть в решающем матче?
Д.Т.: Я думаю, что никто особо не рвётся играть решающее очко. Если можно выиграть без решающего, то почему бы не выиграть? Я готовился играть пятый матч, знал об этом заранее. Но когда выиграли 3:1, то, естественно, понял, что особенно готовиться не надо — будет обычный матч, можно сказать, тренировочный.

— Случалось в вашей богатой капитанской практике, чтобы игрок побеждал в матче за счёт отказа соперника, при этом проигрывая по партиям?
— 1976 год. Какулия играет с Карлом Майлером, первые два сета проиграл, а потом у немца начались судороги. Три минуты судья молчит, после чего Майлера уносят на носилках, он так и не встал — нам было очко, и мы выиграли 4:1. Это очко ключевое было. Майлер тогда чемпионом мира в паре был.

— Был ли в сегодняшнем матче Давыденко и Джоковича момент, когда вы подумали, что Коля проиграет?
— Нет. Был момент, когда Давыденко не смог сыграть чисто. Обычно из середины он не мажет очки. Он играл сложные мячи, а ошибался из середины на простых, потому что пытался всё время нагнетать — это не получилось. А в третьем сете, когда 0:3 стало, то есть матч уже проигран, но резко сел Джокович. Я Давыденко сказал: "Вращай, крути, чтобы мяч всё время был в корте". И как раз удачно, что он сразу выиграл гейм на его подаче. После этого появился вариант зацепиться. При счёте 0:2 во втором сете такого варианта не было.

— После ухода Кафельникова сборная играет практически одним составом — 4-5 человек, все соперники нас уже изучили, есть какие-нибудь резервы?
— Я не считаю, что наша команда "старая", потому что каждый из них совершенствуется. Южный, Турсунов, Андреев — избавились от травм, идут по возрастающей. Я считаю, что Южный в этом году реально может за десятку сильнейших зацепиться, а Турсунов должен быть где-то между 15-м и 20-м, качество игры им это сделать позволяет. Андрееву чуть сложнее, потому что он предпочитает играть на грунте, но реально уже стабильный игрок мировой тридцатки. Давыденко стабильно играет в десятке. Сафин играл очень прилично и в Австралии, и сейчас хорошо работал, я думаю, что должен в двадцатку влезать. Поэтому у нас реально вся команда в тридцатке на сегодня по качеству игры. Что касается молодых, то у нас на сборе был Кудрявцев из Екатеринбурга — его задача в сотню влезть. Привлекался Кириллов. Резерв есть. Есть задумка по Федерации сделать элитную группу ребят, которых надо обкатывать, — 6-8 теннисистов.

— Почему у нас перевелись парные игроки? После Ольховского никого не видно…
— Дело в том, что парная игра — это отдельная дисциплина. Нужны определенные средства, чтобы эту отдельную дисциплину развивать. Её у нас никто не ведёт в силу отсутствия финансовых возможностей. Надо искать парников и их готовить, а у нас в паре играют — или неудавшиеся "одиночники", или… удавшиеся "одиночники" пару не играют (ухмыляется).

— Давыденко отметил большую роль при подготовке команды Андрея Ольховского, вы его позвали в первый раз, а будете ли использовать в дальнейшем?
— Ещё когда был в Израиле с женской командой, попросил Андрея Ольховского на несколько дней раньше начать заниматься со сборной. Он с радостью согласился и будет помогать в дальнейшем и в Кубке Дэвиса, и в Кубке Федерации. Я хочу, но ему ещё, правда, не предлагал, чтобы он стал одним из тренеров, которые будут отвечать за резерв. Надо ещё с ним обсудить этот вопрос.

— Как вам поддержка сборной трибунами, организованной группой с трубой, с флагами?
— Они так болели, что игрокам надо было закончить и слушать концерт. Дело в том, что всё это очень здорово, спасибо, но есть одно "но" — они помешали нам "убивать" Джоковича — паузы перед подачей у него были в среднем на 15 секунд дольше, где он отдыхал. На самом деле игрок ничего не слышит, а вот когда паузы растягиваются… 15 секунд для отдыха — это очень много.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →