Роджер Федерер проиграл Рафаэлю Надалю
Фото: Getty Images
Текст: Артём Тайманов

"Матчи с Марреем и Рафой – как день и ночь"

Федерер после поражения от Надаля проанализировал ход матча, рассказал о затягивании соперником времени, настрое на сезон и многом другом.
24 января 2014, пятница. 21:30. Теннис
В полуфинале Australian Open состоялось очередное теннисное "класико" между Роджером Федерером и Рафаэлем Надалем – и швейцарец в очередной раз уступил. На послематчевой пресс-конференции он проанализировал детали этого поединка, рассказал о своём настрое на нынешний сезон, об ощущениях от первых недель работы со Стефаном Эдбергом, затягивании времени со стороны Надаля и о многом другом.

— Что сегодня больше всего вас разочаровало?
Я показывал здесь очень хороший теннис. У меня всё ещё есть ощущение, что я способен прибавить и выйти на новый уровень. Так что я с нетерпением жду ближайших месяцев. Мне интересно, как всё сложится. Надеюсь, к апрелю я буду на своём максимуме.
— Пожалуй, то, как мало я создал шансов зацепиться на приёме. Я очень часто ходил вокруг да около, но… У меня была надежда, что удастся завязать более серьёзную борьбу на его подачах, и её отсутствие меня разочаровало. Захвати я лидерство в счёте в первом или хотя бы во втором сете, наверное, смог бы действовать более расслабленно, играть так, как я надеялся, – агрессивнее. Но нужно было постоянно держать свои геймы, чтобы сохранять равенство, нужно играть по счёту. В любом случае это был тяжёлый матч.

— У вас осталось ощущение, что вы сыграли не так качественно, как надеялись, или просто Рафаэль сегодня был слишком хорош?
— Думаю, Рафа сыграл хорошо. Я отлично знаю его, и он уже много раз действовал так против меня. Не уверен только, что я сегодня подавал на своём максимуме. Но на протяжении примерно полутора сетов ему ни разу не удалось сделать брейк – а это совсем неплохо. Я надеялся, что мой форхенд будет работать несколько лучше, чем получилось на деле. Этот удар подвёл меня. А то, что у меня было так мало шансов на приёме, увеличивало психологическое давление. Он проделал хорошую работу. Не слишком много ошибался, хотя я пытался бить плотно и плоско. Я пробовал играть в свой теннис; в какие-то моменты мне удавалось действовать очень хорошо, в какие-то – нет. Но в целом он был более стабилен и последователен. Он заслужил эту победу, потому что сыграл лучше меня.

— Насколько вы удовлетворены двумя неделями в Мельбурне с новой ракеткой и со Стефаном Эдбергом в вашей команде?
— Всё это очень помогает мне, тут нет никаких сомнений. Я бы хотел победить сегодня и организовать чисто швейцарский финал. Это то, о чём я долго буду жалеть. Но в целом для меня это отличный старт сезона. Было бы хорошо победить в Брисбене, было бы хорошо выиграть сегодня, но нельзя получить всё. Я показывал здесь очень хороший теннис. У меня всё ещё есть ощущение, что я способен прибавить и выйти на новый уровень. Так что я с нетерпением жду ближайших месяцев. Мне интересно, как всё сложится. Надеюсь, к апрелю я буду на своём максимуме.

— В среду вы сказали, что у Стефана есть определённые идеи насчёт тактических изменений в матче против Рафы. Сегодня вы пробовали что-то особенное, что хорошо сработало?
— Да, кое-что я попробовал. Но Рафе всегда удаётся хорошо нейтрализовать сильные стороны соперника. И к тому же, как я уже отмечал, из-за отсутствия серьёзной борьбы на приёме тяжело пробовать что-то необычное на своей подаче. Нужно просто играть жёстко, агрессивно и стабильно. Так что мне далеко не всегда удавалось делать то, что хотелось, но здесь нужно отдать должное Рафе.

— Сегодня вы жаловались судье на вышке на звуки, издаваемые Надалем во время ударов. Они были громче, чем обычно? Это вас отвлекает?
— Когда он делает так каждый раз – нет. Но сегодня получалось чередование. В одном розыгрыше они были, а в другом – нет. На это я и обратил внимание судьи. Но, разумеется, на результате матча это никак не сказалось.

— Вы уже жаловались на подобное раньше?
— Да, бывало.

— Надаль больше всех отвлекает вас во время очных матчей?
Рафе всегда удаётся хорошо нейтрализовать сильные стороны соперника. И к тому же, как я уже отмечал, из-за отсутствия серьёзной борьбы на приёме тяжело пробовать что-то необычное на своей подаче. Нужно просто играть жёстко, агрессивно и стабильно. Так что мне далеко не всегда удавалось делать то, что хотелось, но здесь нужно отдать должное Рафе.
— Нет, далеко не всегда. Мне нравится играть против него. Наши матчи всегда проходят на центральных аренах, и у нас солидная история противостояния. Именно ради таких моментов ты проходишь через упорные тренировки. Так что я всегда рад встречам с ним. На наших матчах особенная атмосфера, и я получаю от всего этого удовольствие. Конечно, проигрывать три партии подряд неприятно. Но и сегодня были хорошие моменты.

— В последние годы он очень удачно играет против вас.
— У него и в целом хорошие результаты против меня (Улыбается.).

— Такое количество поражений от одного соперника подрывает веру в то, что вы всё ещё способны обыграть его?
— Нет, вовсе необязательно. Сегодня Рафа очень здорово поддавливал на меня. Думаю, к третьему сету я немного устал. Но в целом я очень доволен. Он сыграл очень хорошо, последовательно. Так что у меня нет какого-то острого чувства сожаления после матча – ведь у меня было не слишком много шансов. Я не ожидал, что Рафа будет играть хуже обычного только из-за мозолей на ладони или из-за того, что на этом турнире он действовал с перепадами. В матчах против меня он всегда играет хорошо, можно даже сказать — великолепно. Так что я знал, что это будет тяжёлый вечер.

— У вас было ощущение, что сегодня вы двигаетесь немного медленнее, чем до того? Было ли это причиной не самой хорошей работы бэкхенда, особенно на приёме?
— Это совершенно другой матч. Честно, не знаю, как вам объяснить. Игра против Рафы не похожа на игру против любого другого соперника. Матчи с Марреем и с Рафой – это как день и ночь. Дело не столько в уровне тенниса, сколько в том, что каждый розыгрыш проходит совсем иначе и мне нужно полностью менять свою игру. Говорю это не в качестве оправдания, просто факт есть факт. Я пытался бороться, но мне было очень тяжело.

— Пит Сампрас сказал перед сегодняшним матчем, что восхищён тем, насколько свежим и мотивированным вы выглядите в свои годы. Когда он был в вашем возрасте, то ощущал себя полностью выхолощенным. Насколько вам помогло хорошее начало сезона, придало ли оно вам дополнительных сил?
— Да, в той степени, в которой мне это было необходимо. Мне нужно было получить какой-то позитивный импульс, поскольку до того я пережил непростые времена. Конечно, можно сказать, что в Базеле, Париже, Лондоне я выступил лучше, показал более хорошие результаты – но мой теннис там не был по-настоящему блестящим. Да, я действовал неплохо, но я люблю брать инициативу в свои руки, вести игру. В последние недели мне это удавалось, и это меня вдохновляет. Я чувствую, что хорошо стартовал в нынешнем году, поэтому не так сильно расстроен сегодняшним результатом. Я откатился далеко назад и теперь возвращаюсь, хотя у меня и не было операции, как у Маррея, или проблем со здоровьем, выбивших меня из тура на семь месяцев, как Рафу. Мне удалось сделать шаг в нужном направлении. Я хочу продолжить поступательное движение и верю, что меня ждёт хороший год.

— Что вы можете посоветовать Станисласу Вавринке в финале?
— Надеюсь, он выиграет и отдаст в этом матче всё, что у него есть. Я верю, что он может обыграть Рафу, и не вижу никаких причин не верить в это. Конечно, у Стэна плохое соотношение личных встреч с ним, но оно является таковым у многих теннисистов. Так что это не столь важно. Под психологическим давлением здесь будет именно Рафа,
Игра против Рафы не похожа на игру против любого другого соперника. Матчи с Марреем и с Рафой – это как день и ночь. Дело не столько в уровне тенниса, сколько в том, что каждый розыгрыш проходит совсем иначе и мне нужно полностью менять свою игру. Говорю это не в качестве оправдания, просто факт есть факт. Я пытался бороться, но мне было очень тяжело.
который обязан выигрывать этот поединок. Стэн впервые вышел в финал турнира "Большого шлема", так что сложно предсказать, как он там сыграет, – и это тоже хорошо. Он должен использовать это преимущество.

— Понятно, что это не сказалось на результате матча, но всё же можно сказать, что арбитры слишком снисходительно относятся к издаваемым Рафой во время игры звукам, к тому, что он затягивает время между розыгрышами? Было ощущение, что вы всё время ждёте.
— Рафа в этом плане стал гораздо лучше, чем был поначалу. Я не слишком-то люблю жаловаться на затяжки времени. Но я играл с ним уже 33 раза. За всё это время он получил, кажется, два предупреждения по этой причине. Думаю, на это просто не обращают внимания. Ведь все знают, сколько времени он тратит на самом деле. Я не жалуюсь, но правила или есть, или их нет. Если правил нет, отлично – все могут делать то, что им хочется. Нужно, чтобы все игроки были в одинаковых условиях. Нельзя спускать что-то с рук мне или Джоковичу только потому, что мы – это мы. Всех нужно судить одинаково, не так, что, скажем, парень на 16-м корте получает предупреждение за затяжку времени после очень длинного розыгрыша, а игроки на центральном корте – нет. Работая на главных аренах, арбитры боятся выносить такие решения. А мне просто интересно немного проверить их. Я не хочу обивать пороги кабинетов и постоянно жаловаться, никогда так не поступал. Просто надеюсь, что они будут хорошо делать свою работу. В ином случае что нам остаётся? Смотреть и ждать. Иногда можно что-то высказать. Разумеется, эти затяжки времени не стали причиной моего поражения. Это мне не мешало. Я просто чувствовал, что нужно это отметить.
Источник: Australian Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →