Николай Давыденко: надеюсь, черная полоса позади
Текст: Александр Чигляков

Николай Давыденко: надеюсь, черная полоса позади

Николай Давыденко, выигравший в четвертьфинале турнира в Майами у серба Янко Типсаревича, признался на послематчевой пресс-конференции, что даже не надеялся пройти по сетке так далеко.
4 апреля 2008, пятница. 17:02. Теннис
Николай Давыденко – единственный из россиян, кто остался в Майами сражаться за главный приз этого крупного турнира. После четвертьфинального матча с сербом Янко Типсаревичем лучший теннисист России признался на послематчевой пресс-конференции, что даже не рассчитывал пройти по сетке так далеко.

— Ваш матч с Янко Типсаревичем получился весьма скоротечным…

— Ну, что я могу сказать… Я старался играть быстро, и получалось это у меня, вроде бы, неплохо. Как на подаче, так и на приёме. Сегодня было очень жарко. Мячи после моих ударов летели так, как мне бы и хотелось, гораздо лучше, чем в предыдущих трёх матчах, в которых мне пришлось сыграть по три сета. Сегодняшний же поединок против Янко сложился для меня достаточно легко.

— Федерер в трёх сетах уступил Энди Роддику, но вы неоднократно встречались с Роджером и постоянно проигрывали. О чём вы обычно думали, возвращаясь домой после очередного поражения? Не было ли у вас желания что-либо поменять в своей игре?


— Хммм, да, я проиграл ему уже 11 раз. И, вы знаете… Если бы я проиграл ему 12-й раз, это не имело бы никакого значения.

Да, одержать победу было бы здорово. Я ведь никогда особенно хорошо не играл на этом турнире. Не знаю уж почему, но пройти дальше третьего или четвёртого раунда на турнире в Майами у меня никогда не получалось.

И вот в первый раз мне наконец удалось дойти здесь до полуфинала, и я надеюсь, что с неприятной полосой неудач покончено. Да, до четвертьфинала я добрался в том числе и благодаря удаче, но против Типсаревича я сыграл намного лучше, чем в предыдущих матчах. Уже на совершенно ином уровне. Я значительно лучше чувствовал мяч, корт, лучше наносил удары.

— И всё же из ваших слов получается, что вы сами не верите в возможность когда-нибудь обыграть швейцарца.

— Вовсе нет. На корте я так никогда не думаю. Там я стараюсь показывать всё, на что способен, стараюсь победить. И порой просто не понимаю, как у этого везунчика получается выбираться из самых сложных ситуаций и одерживать победу в матче!

— Давайте немного поговорим об Энди. Насколько я знаю, вы и его ни разу не обыгрывали (счёт личных встреч Энди и Николая 5:0 в пользу американца. – Прим. «Чемпионат.ру»). Что вы думаете о его игре?

— Он обладает отличной подачей, благодаря которой выигрывает немало очков эйсами. К тому же у него отличный форхенд. Ему бывает достаточно сделать один единственный брейк на подаче соперника, чтобы довести сет до победы, так как выиграть у Энди гейм на его подаче – задача архисложная. Для него вполне приемлемой является победа, скажем, со счётом 6:4, 6:3… К тому же Роддик сейчас находится в прекрасной физической форме. Так что победить его будет крайне сложно.

— Типсаревич сегодня весьма лестно отзывался о вас. На его взгляд, вы являетесь одним из самых спокойных и уравновешенных теннисистов в туре, и никакие прошлые неприятности не способны серьёзно потревожить вас. Расскажите, как вам удаётся сохранять спокойствие и концентрироваться на игре, когда вокруг вашей персоны происходит столько не самых приятных событий?

— Хмм… Возможно, я просто не такой безумный парень, как Типсаревич (смеётся).

На самом деле мне очень сильно помогает моя команда. Да и поддержка со стороны брата и жены также крайне важна мне. Да, у меня тоже порой бывают бзики, когда пропадает желание играть в теннис или что-то в этом духе. Но поддержка семьи всегда помогает мне собраться с мыслями и, начав с нуля, снова выходить на корт.

— Ваш английский стал гораздо лучше, чем раньше.

— Возможно, возможно…

— АТP больше не подозревает вас в участии в договорных матчах. Вы, в свою очередь, не собираетесь подавать в суд на ATP?

— Нет, вы не правы. Пока ещё этот вопрос до конца не закрыт. Расследование всё ещё продолжается, но я уже довольно давно ничего нового о нём не слышал. Я знаю, что следователи хотели получить записи телефонных разговоров моего брата, но детали мне неизвестны. Всеми делами занимается мой адвокат, а меня они заботят не слишком сильно.

— Но если в конечном итоге функционеры ATP скажут: «Да, Давыденко здесь не при чём. Мы приносим извинения за всё случившееся…»

— И?

— Вы станете подавать в суд на АTP?

— Хммм… Знаете, я и так уже заплатил немало денег адвокатам. И если я сейчас ещё начну судиться с ATP, то, боюсь, потрачу все заработанные в туре деньги (смеётся).

Я не думаю, что для меня имеет какой-то смысл подавать в суд на ATP. В конце концов ATP не сделала мне лично ничего плохого. АTP занимается расследованием, никаких доказательств найдено не было. Жаль только, что пока неизвестно, когда это дело будет закрыто.

— Однако в разговоре со мной ваш менеджер, Ронни Лейтгеб, отметил, что вам, по его мнению, следует подать в суд на ATP.

— Думаю, мне следует ещё раз переговорить с менеджером и юристом. Сейчас я чувствую себя превосходно, я полностью сосредоточился на теннисе. На меня не оказывается никакого давления, и это прекрасно. Я бы не хотел, чтобы в этом аспекте что-то менялось.

— Что вы думаете о предстоящей в этом году Олимпиаде? Хотелось бы услышать ваше мнение как относительно предстоящих игр в целом, так и о значимости олимпийского теннисного турнира.

— Знаете, лететь из Америки в Китай и затем обратно в Америку – затея не из лёгких. Я уже проделывал такое путешествие. Я летал в Пекин после US Open. Представьте себе: сначала вам предстоит двенадцатичасовой перелёт, и затем вы попадёте в место с двенадцатичасовой разницей во времени относительно США. То есть день и ночь просто-напросто поменяются местами, и на адаптацию к новым условия вам потребуется не менее трёх-четырёх дней. Переносить всё это очень и очень тяжело.

Ну а затем вам придётся возвращаться в Америку, и вновь три-четыре дня отходить от смены климата и часовых поясов.

— Но вы уже определились относительно своего участия в Олимпийских играх или же пока размышляете над этим вопросом?

— Пока я думаю. Сейчас я не могу дать стопроцентных гарантий того, что я поеду на игры, так как US Open для меня является весьма важным турниром, на котором мне хотелось бы выступить успешно.

— Вы никогда не добивались победы в турнире из серии «Большого шлема». Насколько важна для вас задача победить хотя бы на одном турнире из этой серии?

— Очень важна. Впрочем, и завоевание золота Олимпиады – тоже весьма значимая цель для меня. Мне вообще важны победы в любых турнирах. Где бы ты ни выигрывал, эта победа навсегда остаётся в твоей памяти. Я не думаю о… Я хочу сказать, что сейчас я не думаю об Олимпиаде или турнире «Большого шлема». Я думаю лишь о своей игре здесь, в Майами.

— Обычно игроки топ-класса говорят о том, что они предпочитают фокусироваться на турнирах «Большого шлема». А вы, в противовес им, говорите, что вам важны любые турниры, а не только крупные.

— Нет-нет-нет. Конечно, к турнирам «Большого шлема» у меня особенное отношение, я стараюсь сыграть на них максимально хорошо. Знаете, я стараюсь показывать свой лучший теннис на любом соревновании.
Источник: SonyEricsson Open Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 марта 2017, вторник
27 марта 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →