Мария Шарапова
Фото: Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Шарапова: у Майкла Джордана особенная аура

Мария Шарапова рассказала о работе со Свеном Грёневельдом, физическом состоянии, своём магазине в Нью-Йорке и многом другом.
28 августа 2014, четверг. 16:00. Теннис
Мария Шарапова в упорной борьбе одолела Александру Дулгеру, проиграв первый сет и проведя на корте больше двух с половиной часов. Россиянка вышла в третий круг US Open, где встретится с финалисткой Уимблдона-2013 Сабиной Лисицки. На пресс-конференции Мария рассказала о работе со Свеном Грёнефельдом, физическом состоянии, ощущениях от выступлений на US Open, своём магазине в Нью-Йорке и многом другом.

— Мария, сегодня вам пришлось непросто, особенно в первой и второй партиях. В чём основная причина?
— Думаю, здесь сработала комбинация факторов. Она играла очень хорошо. Правда, мне удалось здорово стартовать, я могла повести со счётом 3:0 – но затем она начала находить свой ритм, и мне пришлось тяжело.
«Поединок получился очень длинным. Но к концу матча я чувствовала, что нахожусь в гораздо более хорошем состоянии, чем она, и могу даже провести ещё несколько сетов. Это ощущение сильно помогло мне в психологическом плане».
Условия проведения матча тоже были непростыми. Мы начали, когда светило солнце, а заканчивали уже при искусственном освещении. Поединок получился очень длинным. Но к концу матча я чувствовала, что нахожусь в гораздо более хорошем состоянии, чем она, и могу даже провести ещё несколько сетов. Это ощущение сильно помогло мне в психологическом плане.

— Ваши приготовления к розыгрышу за задней линией помогают вам сконцентрироваться? Ведь вы делаете подобное уже годами.
— Да, я уже давно соблюдаю подобный ритуал. В игре всё происходит очень быстро. Ты идёшь от одного розыгрыша к другому на глазах тысяч зрителей. Иногда приятно ненадолго уйти в себя. Именно поэтому я начала делать это – вне зависимости от того, показывала ли я хороший теннис в последних геймах и хочу сохранить это состояние или же мне нужно собраться, вернуть концентрацию.

— В следующем круге вы играете с Сабиной Лисицки.
— Она отличная теннисистка, играющая очень мощно и агрессивно. Я жду очень непростого матча.

— Можете немного рассказать о своём сотрудничестве со Свеном Грёневельдом?
— Пока всё идёт замечательно. Мы встретились примерно в это время в прошлом году. Тогда я ещё была травмирована и не знала, когда вернусь в тур. Но мне было очень интересно поработать с таким опытным тренером. Он провёл в туре много, много лет, тренировал, в том числе, моих соперниц. Ему удалось привнести позитивную атмосферу в тренировки. Он ведёт за собой, но при этом прислушивается к другим членам команды, что очень важно. На этом этапе карьеры я очень довольна своей командой.

— Он активно ведёт себя в боксе, буквально излучает энергию. Вам это нравится?
— Мне кажется, раньше он таким не был. Видимо, я придаю всем энергию (улыбается). Так что у него просто нет выбора.

— После таких матчей, как сегодняшний, вы больше концентрируетесь на мыслях о том, что неправильно сделали на старте, или радуетесь тому, как закончили?
— Вне зависимости от условий игры всегда ожидаешь от себя, что сыграешь хорошо, одержишь простую победу. Бывает полезно оглянуться и оценить прошедшую ситуацию, условия матча и тому подобное. И, конечно, здорово суметь преодолеть себя, выбраться из очень непростого положения и ударно закончить поединок.

— Вопрос глобального характера. Вы уже много лет соревнуетесь в туре, преодолеваете один вызов за другим. При этом вы успешны в мире бизнеса. Что вы считаете своей лучшей частью на данный момент?
— Думаю, лучшая часть в том, что я всё ещё сохранила достаточно здоровья для того, чтобы соревноваться на таком уровне. Для меня это самое важное. Ведь ровно год назад я была здесь, в Нью-Йорке, ходила по разным врачам, выслушивала их мнения. Мне проводили различные тесты, предлагали разные методы лечения. Легко забыть, что после такого мне удалось вернуться на уровень, позволяющий выиграть турнир «Большого шлема», что я выступаю на US Open, который пропустила в прошлом году. Так что сейчас есть много позитивных моментов. При этом я добилась многих других вещей, которые помогут мне в жизни, когда я закончу с теннисом.

— Вы когда-нибудь говорили себе перед большим матчем: «Мне очень повезло, что я здесь»?
— Да, безусловно. Особенно тогда, когда идёшь по туннелю на таком большом турнире. Все «Шлемы» отличаются друг от друга, но на каждом есть какая-то уникальная атмосфера. Конечно, всегда тяжело вставать рано утром, чтобы потренироваться на маленьком корте, где никто тебя не видит. Нужно заставлять себя делать подобное. А затем выходишь на корт на глазах тысяч зрителей и выступаешь перед ними. Это то, ради чего я упорно работаю.

— Майкл Джордан вчера был здесь на матче Федерера. Роджер сказал, что вдохновлялся выступлениями Джордана, когда был ребёнком. А как вы к нему относитесь?
— Знаете, несколько лет назад я случайно встретила Майкла Джордана в аэропорту. Обычно я спокойно отношусь ко встречам со звёздами, но он, конечно, выдающийся человек и спортсмен. У него какая-то особенная аура. И он тогда сказал мне: «А, да ты ведь та теннисистка». И я такая: «О боже, Майкл Джордан знает, кто я». Это было что-то (улыбается).

— Как считаете, вы уже достигли своей лучшей формы или ещё есть, куда прогрессировать, от чего восстанавливаться?
— Считаю, что с физической точки зрения всё в порядке. Во многом это показывает статистика моих трёхсетовых матчей в нынешнем году. Наверное, за этот сезон я уже сыграла их больше, чем за всю карьеру до того. Тем не менее, мне удаётся нормально восстанавливаться.
«Считаю, что с физической точки зрения всё в порядке. Во многом это показывает статистика моих трёхсетовых матчей в нынешнем году. Наверное, за этот сезон я уже сыграла их больше, чем за всю карьеру до того. Тем не менее, мне удаётся нормально восстанавливаться».
Не думаю, что в принципе могу восстанавливаться быстрее, чем сейчас. Безусловно, в это вложено очень много труда. Часы на корте, часы в тренажёрном зале. Только это позволяет поддерживать хорошую форму.

— Вы долго ждали начала решающего сета, а затем ждали, когда закончится её медицинский тайм-аут, который тоже затянулся. Похоже, вы хорошо справились с этим. Можно сказать, что здесь вы достигли определённого прогресса, что раньше подобное сильнее вас раздражало?
— Главное всегда – двигаться, не сидеть на месте пять, шесть, семь минут. Нельзя давать телу застаиваться слишком долго. Не столь важно, выполняешь ли ты подачи, разминаешься, машешь руками. Нужно, чтобы и тело, и мозг работали. Иначе запросто можно засидеться, и в твоей игре наступит спад.

— Сегодня у вас пробегали мысли о том, что вы можете проиграть, что оказались в затруднительном положении? Или опыт трёхсетовых матчей позволял вам сильно не волноваться?
— Конечно, опыт всегда помогает – но и Дулгеру провела в туре много лет, так что ей опыта тоже не занимать. Но я чувствовала, что была сильнее физически, находилась в лучшей форме.

— Насколько отличается ваш магазин в суетливом, шумном Нью-Йорке от магазина в спокойном Уимблдоне?
— Разница есть.

— Вы рады, что он пользуется таким успехом?
— Да, безусловно. Магазин здесь немного меньше, поскольку является частью кофейного магазина в отеле – а на Уимблдоне мы создали всё с нуля, в полностью принадлежащем нам пространстве. В Нью-Йорке всё несколько сложнее, особенно на Пятой авеню. Но я очень рада. Мы растём, и впереди нас ждёт ещё много интересного.

— А какой отель?
— «Андаз».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →