Каролина Возняцки
Фото: Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Возняцки: теннис – это отлично, но здоровье важнее

Возняцки рассказала о беспокойстве за соперницу по полуфиналу Пэн Шуай, которую мучили судороги, и об ожиданиях от финала с С. Уильямс.
6 сентября 2014, суббота. 19:30. Теннис
Каролина Возняцки второй раз в карьере пробилась в финал US Open. В 2009 году она проиграла Ким Клейстерс, а теперь попробует победить Серену Уильямс. В полуфинале датчанка провела двухчасовой матч с Пэн Шуай, в концовке которого китаянка начала испытывать судороги из-за жары и в итоге была вынуждена сняться. На
«Мне было очень тяжело видеть, как Пэн падала на корт. Конечно, теннис – это здорово, но здоровье важнее. Я видела, как она мучается, и хотела убедиться, что с ней всё будет в порядке. Мне сказали, что сейчас она в норме, ей оказывают помощь. Я очень рада этому».
послематчевой пресс-конференции Каролина много говорила о состоянии соперницы, а также о предстоящем финале со своей подругой.

— Поздравления с выходом в финал – хотя вы явно вышли туда не так, как хотели бы. Было тяжело смотреть на происходившее на корте в концовке.
— Да, мне тоже было очень тяжело видеть, как она падала на корт. Конечно, теннис – это отлично, но здоровье важнее. Я видела, как она мучается, и хотела убедиться, что с ней всё будет в порядке. Мне сказали, что сейчас она в норме, ей оказывают помощь. Я очень рада этому. Что касается финала – безусловно, это отличное достижение. В последний раз я играла в финале «Шлема» пять лет назад, так что я счастлива вновь оказаться там.

— Вы видели Пэн в раздевалке?
— Нет, я её не видела.

— Вы знаете детали правила о медицинских тайм-аутах, о штрафных очках? Думали об этом, когда всё происходило?
— Я не знаю точных правил. Оказывается, когда у тебя просто судороги, то нельзя брать тайм-аут. Но просто старалась фокусироваться на себе. Я знала, что всё выглядело плохо, однако не могла быть уверена, что медицинский перерыв не поможет ей прийти в себя. Потом она опять упала на корт, и я подумала: «Чёрт, это определённо не хорошо». Я сразу подошла к ней узнать, как она. В 13 лет у неё была операция на сердце, и это наверняка могло служить дополнительным поводом для беспокойства в такой ситуации.

— В результате перерыва у неё был брейк-пойнт на протяжении примерно десяти минут. Вы думали об этом, нервничали?
— Я старалась думать о том, что она скоро вернётся на корт и будет готова играть. В эти минуты я много тренировала подачу, пыталась попасть по центральной линии – мне хотелось направить мяч именно туда. Это сработало. Дальше пошло хуже, потом я сделала ещё одну двойную. Так что, видимо, смысла так много тренировать подачу и не было. Конечно, сильно мешал ветер. Он дул сзади меня, в результате чего мяч при подбросе нередко сносило вперёд, и мне было неудобно бить.

— Вы думали, что Пэн уже вот-вот должны вывести на корт, что она отсутствует слишком долго?
— Я уже говорила, что здоровье важнее. Так что я только думала о том, чтобы с ней всё было в порядке, надеялась на это.

— Вы что-то сказали ей, когда уходили с корта?
— Ну, я попросила кого-нибудь достать лёд и охладить её. И сказала ей: «Надеюсь, тебе скоро станет
«Было очень жарко. Конечно, я ощущала это. У нас было немало затяжных розыгрышей, особенно в конце первого сета. Но, несмотря на палящее солнце, я чувствовала себя нормально. Я брала лёд при каждой смене сторон, пыталась охладиться за отведённые на это полторы минуты».
лучше».

— А в каком физическом состоянии вы подошли к матчу? Как себя чувствовали?
— Было очень жарко. Конечно, я ощущала это. У нас было немало затяжных розыгрышей, особенно в конце первого сета. Но, несмотря на палящее солнце, я чувствовала себя нормально. Я брала лёд при каждой смене сторон, пыталась охладиться за отведённые на это полторы минуты.

— Что было самым сложным лично для вас в то время, как вы наблюдали за мучениями соперницы?
— В первую очередь я хотела, чтобы с ней всё было в порядке. Но при этом думала, что мне нужно быть готовой на случай, если она придёт в себя, вернётся на корт и начнёт раз за разом бить навылет. Надо ожидать всего, что только может произойти.

— В интервью на корте вы упоминали, что несколько дней провели в постели. Что случилось?
— Да, я лежала в кровати, потому что подхватила простуду. Сейчас я уже чувствую себя гораздо лучше, а впереди ещё день отдыха, так что в воскресенье я должна быть полностью готова.

— В теннисе становится всё больше туалетных и медицинских перерывов. Иногда игроки даже не получают особой помощи, но всё равно вызывают врача. Вы нормально относитесь к разрешающим это делать правилам или хотели бы что-нибудь поменять? Если да, то что?
— Я верю в лучшее в людях, в то, что если кто-то берёт туалетный перерыв, то это потому, что ему нужно в туалет, а если вызывает врача, то потому, что нужна помощь. Не думаю, что правила на этот счёт надо менять.

— Вы заметили, что к концу первого сета она уже неважно выглядела? Чувствовали, что вы сильнее, чем она, лучше готовы?
— Нет. Но думаю, ей было сложно выдерживать такую погоду. 30 градусов Цельсия, жарко и влажно. Конечно, в такой ситуации проигрыш первого сета перенести тяжелее, чем обычно. Нужно провести ещё два сета, чтобы выиграть. Мне очень помог успех в первой партии. Я чувствовала себя хорошо и подумала, что теперь матч должен быть моим. Хотя она повела с брейком во втором сете, мне удалось даже выйти вперёд в счёте.

— Чего вы ждёте от возможного финала с Сереной (пресс-конференция прошла до завершения второго полуфинала. – Прим. ред.)? Как оцениваете свои шансы?
— Сейчас есть ощущение, что она играет на кураже. При этом она великая теннисистка, выигравшая много турниров «Большого шлема». Она моя хорошая подруга. Когда турнир только начинался, мы посмотрели сетку, увидели, что попали в разные половины, и сказали друг другу, что встретимся в финале. Не хочу её сглазить, но она, безусловно, очень тяжёлая соперница. Её крайне трудно победить, когда она на кураже. Но мне удалось провести с ней два упорных поединка на предыдущих неделях. Я была близка к успеху. Надеюсь, на третий раз мне улыбнётся удача.

— У вас был очень неприятный инцидент с судорогами в Дохе. Вы не против рассказать об этом? И ещё вопрос: какова Серена как подруга?
— Да, у меня там были судороги несколько лет назад. Они сковали всё моё тело, и это выглядело так, словно меня подстрелили, начала кататься по корту туда-сюда. Я лежала и пыталась подняться, а мне сказали, что не могут разрешить никому помочь мне встать, что я должна сделать это сама. Я испытывала судорогу каждый раз, когда двигалась, но каким-то образом сумела встать и в итоге даже выиграла матч. Не знаю, как мне это удалось. Было больно, но я справилась. К следующему поединку я отдохнула и была в порядке. А Серена – весёлая девушка. Мне всегда нравится быть рядом с ней. Она заставляет и меня, и всех окружающих смеяться. Находиться рядом с ней здорово.

— Несколько лет назад вы победили Серену в Майами. Вы здорово подавали в том матче. С какими чувствами сейчас подходите к финалу?
— Я всегда верю в себя, когда выхожу на корт. Верю, что могу победить, вне зависимости от того, кто стоит на той половине. Как я уже говорила, два наших последних матча получились очень боевыми, трёхсетовыми. Это финал US Open, разумеется, он не может быть лёгким. С нетерпением жду этого матча. В любом случае я провела отличный турнир и надеюсь, смогу одержать
«Надеюсь, я просто выйду на корт и буду играть. Терять мне нечего, я могу лишь получить что-то. Хочу убедить себя, что это просто ещё один матч. Знаю, что это непросто, но всё же хочу получить от игры удовольствие».
на нём ещё одну победу.

— Насколько вы изменились за эти пять лет? У вас ведь было много перепадов, и вот теперь вы вновь возвращаетесь наверх.
— Я многому научилась за эти годы, определённо. Теперь за моими плечами гораздо больше матчей. Я лучше узнала, как реагирую на те или иные ситуации. Что касается того финала с Ким – я знала, что это будет очень тяжёлый матч. Не знала только, чего ожидать от себя, насколько я буду нервничать. Она до того уже была в таких поединках, в отличие от меня. Надеюсь, в этот раз опыта мне хватит. Надеюсь, я просто выйду на корт и буду играть. Терять мне нечего, я могу лишь получить что-то. Хочу убедить себя, что это просто ещё один матч. Знаю, что это непросто, но всё же хочу получить от игры удовольствие.

— Что для вас будет значить титул чемпионки US Open?
— О, очень многое. Я буду счастлива победить, завоевать титул на турнире «Большого шлема». Это точно прекратит разговоры в СМИ о том, что я неспособна выиграть «Шлем», и это хорошо. (Смеётся.).

— Как вам Нью-Йорк и местные болельщики?
— Я люблю Нью-Йорк. Мне кажется, зрители симпатизируют мне, я чувствую их поддержку, чувствую любовь. Мне очень нравится быть здесь, и я в восторге от того, что проведу ещё один матч в воскресенье.

— Какое влияние на вас оказывает дружба в целом? Дружить с теми, с кем вы играете в туре, проще или сложнее?
— У меня несколько друзей в туре. Я спокойно разделяю происходящее на корте и вне корта. В воскресенье, безусловно, будет очень важный матч. Когда мы выходим на корт, дружба остаётся в стороне. Мы просто играем, бьёмся за каждое очко. После матча проигравшая поздравляет победительницу, и мы снова становимся подругами.
Источник: US Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →