Марин Чилич
Фото: Getty Images
Текст: Илья Рывлин

Чилич: эта победа не поменяет меня как человека

Марин Чилич рассказал о самой большой победе в карьере, мужском теннисе в целом, Горане Иванишевиче и многом другом.
9 сентября 2014, вторник. 14:00. Теннис
Марин Чилич стал одним из самых неожиданных чемпионов турниров «Большого шлема» нового века. После финального матча US Open с Кеем Нисикори хорват рассказал о значении этого успеха, тренере Горане Иванишевиче и многом другом.

— В прошлом году вы отбывали дисквалификацию за применение допинга. В этом году вы показываете потрясающие результаты, а сегодня стали чемпионом турнира «Большого шлема».
— Это так непривычно, когда меня кто-то называет победителем турнира «Большого шлема». Я всегда об этом мечтал. В последние пять дней я показывал невероятный теннис. Всё началось с пятого сета матча с Симоном. Эта победа значит для меня очень многое. Это огромное достижение для меня, моей команды и всех, кто был рядом со мной все эти годы. Я говорю о людях, которые верили в меня и не опускали руки. Сейчас я на седьмом небе от счастья.

— Вынужденная пауза в выступлениях помогла вам?
— Я думаю, что я стал сильнее психологически. Я стал иначе относиться к тренировкам и матчам. Я начал работать ещё усерднее. До 2010 года я наслаждался теннисом, и у меня были результаты. Затем я уже не получал такого удовольствия от игры. Я всегда ждал побед и надеялся, что они вернутся. Но этого не происходило.
«Это так непривычно, когда меня кто-то называет победителем турнира “Большого шлема”. Я всегда об этом мечтал».
Тем не менее мне удалось вновь найти любовь к теннису, я начал наслаждаться игрой, а это помогло мне стать более спокойным игроком. Мне кажется, что это самое главное изменение.

— После финала я разговаривал со своими хорватскими друзьями из Дубровника. Они знали, что у меня будет шанс задать вам вопрос. Они просто просили передать, что вы герой страны, вся Хорватия за вас переживала. Что вы можете им ответить?
— Я уже успел кое с кем поговорить: с семьёй, с крёстным отцом в Загребе. Он сказал, что я не могу себе представить, как все празднуют мой успех. Все прильнули к экранам телевизоров. По его словам, царит атмосфера, словно на футбольном чемпионате мира. Так что я хочу сказать всем соотечественникам большое, большое спасибо за всю поддержку и веру в меня. Это сделало меня сильнее, я стал более голодным до побед. Это особенный день для меня, но ещё более знаменательный для Хорватии.

— Изначально вы планировали, что так долго задержитесь на турнире? Вам пришлось менять билеты?
— Нет, мы изначально хотели уехать во вторник. Я, конечно, надеялся, что дойду до финала, но тогда это казалось очень далёкой целью. В начале турнира проходишь первый круг, второй, можешь показывать хороший теннис, но ты ещё не встретился с топ-теннисистами. Ты не знаешь, чего ожидать, как ты будешь справляться с ответственностью. В трёх-четырёх последних матчах я имел отрицательный баланс встреч с каждым из игроков. Так что ты просто пытаешься выиграть. Учитывая все обстоятельства, мою победу можно назвать чудом.

— С какого момента вы начали работать с Гораном? Потому что источники сообщают о разных датах — с июня по ноябрь.
— Мы начали работать 1 сентября. И сразу же очень усердно и плотно. Горан во время своей карьеры всегда был отлично готов физически — так про него говорят. Мы много работали именно над физической составляющей. Он помог мне вырасти как спортсмену. Во всех компонентах он помог мне стать более сильным игроком.

— Насколько тяжело вам было выйти на этот уровень? Вы верили, что тяжёлый труд в итоге окупится?
— Конечно. Именно такие ощущения у меня и были в последние годы. Я метался по рейтингу от 15-й до 25-й позиции, иногда что-то получалось, иногда нет. Мне кажется, что моя победа может стать источником вдохновения для других ребят, которые, возможно, иногда теряют мотивацию, перестают верить в себя. Я бы точно чувствовал себя увереннее, если бы кто-то другой добился подобного успеха. Фактически я победил ни с того ни с сего. Всё совпало в нужные моменты. В последних трёх матчах всё работало просто прекрасно.

— US Open — 2014 как-то может изменить не только вашу дальнейшую карьеру, но и мужской теннис в целом, учитывая, что в этом году на первых ролях были совсем другие люди?
— Многие хотят, чтобы в финалах играли топ-игроки, потому что это привлекает внимание болельщиков, телевидения. Но в какой-то момент всё равно придёт кто-то новый. Нам, игрокам второго эшелона, немного повезло, что у Маррея проблемы со спиной, Вавринка нестабильно выступает после Австралии, некоторые другие игроки тоже сейчас не в лучшей форме. А Надаля тут не было вовсе. Так что все эти обстоятельства открыли нам дорогу. Думаю, со следующего года за большие титулы будет более ожесточённая борьба. Уверен, что теннис будет развиваться.

— Вы победили на US Open и в Кубке Дэвиса, Горан Иванишевич первенствовал на Уимблдоне, Любичич был третьим в мире, Карлович — в топ-15. Почему теннис имеет такой успех в маленькой стране?
— В Хорватии все спортсмены, не только теннисисты, очень любят игру. Они эмоционально реагируют на победы и поражения. Мы любим бороться и добиваться результатов. Другого объяснения нет. У нас нет хороших теннисных школ, у нас нет богатых традиций, нет теннисных центров, как в больших странах — Франции, Испании. Каждые несколько лет молодые ребята и девочки появляются из ниоткуда и показывают отличный теннис. Это самое важное.

— В прошлом году, когда вы не играли, вы смотрели матчи US Open?
— Я очень много смотрел. Смотреть на лучших игроков полезно, потому что ты можешь подметить что-то для себя. В прошлом году Рафа показал отличный теннис в матче с Новаком, а сам турнир вышел отличным. Вавринка тоже сделал большой шаг вперёд, обыграв Маррея. Я постоянно тренировался или играл и продолжал думать о теннисе, поскольку я надеялся вернуться на корт в любой день.

— Вы помните, что делали 9 июля 2001 года, когда Горан победил на Уимблдоне? Вы смотрели тот матч, какие были ваши эмоции?
— Это, наверное, самый популярный вопрос в Хорватии (смеётся). Не то чтобы он был плохой, просто любой хорват знает, где он был в тот день, поскольку это очень значимый момент для страны. Мы все надеялись, что он наконец-то победит, ведь завершение карьеры было уже близко. Я был в летнем лагере недалеко от дома. Множество детишек смотрели на экран и прыгали. Вся Хорватия невероятно праздновала тот успех. Различные ролики дают представление о том, как мы все его поддерживали. 200-250 тысяч человек ждали его победы.

— Вавринка после победы в Мельбурне сказал, что ему было не так просто осознать свой успех, учитывая ожидания и все эмоции. По вашему мнению, как отреагируете вы?
— Мне надо подождать дней семь, чтобы вернуться в Хорватию и понять, чего я добился. Все хорватские спортсмены меня сильно поддерживают. Даже футбольная сборная. Они послали мне видеопоздравление. Думаю, эта победа изменит мою жизнь. Не знаю, как именно, но лично я не поменяюсь. Я хочу продолжать играть в теннис, наслаждаться игрой и ждать новых больших турниров.

— У вас был отрицательный баланс встреч с Кеем. Как вы подходили к этому матчу?
— Мы никогда не играли в таком важном матче. Это самый важный день для нас обоих. Мы всегда играли в четвертьфинале или даже раньше. Я знал, что если покажу хороший теннис, то у меня будет неплохой шанс победить, поскольку некоторые проигранные матчи были очень близкими. В Брисбене в этом году тоже шла упорная борьба. Нельзя выходить на корт и иметь в голове только одну тактику. Если она работает, всё отлично, но если нет, то тебе надо думать, что изменить. Я был сосредоточен на том, чтобы хорошо выполнить свою работу.

— Горан был очень суеверным игроком. Что-то изменилось, когда он стал тренером?
— Нет. Каждый выходной день Горан, мой фитнес-тренер и физиотерапевт завтракали в одном и том же месте.
«Фактически я победил ни с того ни с сего. Всё совпало в нужные моменты. В последних трёх матчах всё работало просто прекрасно».
Я оставался в номере и завтракал сам. И ещё много других вещей. Например, мы не брились. В общем, Горан соблюдал всё то, что помогло ему выиграть Уимблдон (смеётся).

— За счёт чего вам удалось победить на этом турнире?
— Ключевым моментом было играть в свой теннис, и всё работало просто отлично. Я показал отменную игру в последних 10 сетах. Подача, передвижение, все удары. С Федерером отлично получался приём. Там вообще всё удавалось.

— Как вы собираетесь праздновать?
— Мне сказали, что завтра будет большой день. А сегодня я собираюсь прогуляться по Манхэттену.

— Как собираетесь распорядиться тремя миллионами?
— Не знаю. Я ещё не думал об том. Конечно, я держал в голове сумму призовых, но я фокусировался на игре. Я собираюсь разделить эти деньги с командой. Они заслужили. Для нас всех это большая победа.

— Тяжёлый вопрос. Все знают, что у вашего тренера есть три состояния: обычный Горан, необычный Горан и сумасшедший Горан. Вы сталкивались со всеми тремя его состояниями?
— Он как-то сказал, что то интервью было самой большой ошибкой, поскольку все спрашивали его об этом. Горан — отличный человек. Он очень добрый. Если кто-то попросит его помочь, он всегда постарается что-то сделать. Он такой человек. Для меня он одно целое — человек с очень большим сердцем и любовью.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →