Андрей Кузнецов
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Артём Тайманов

Кузнецов: помню Соузу как игрока челленджеров

Первый номер России Андрей Кузнецов – о соперниках в Кубке Дэвиса, своих выступлениях в этом году и надежде закончить сезон ближе к топ-50.
10 сентября 2014, среда. 14:30. Теннис
Андрей Кузнецов в прошлом году впервые выступил за сборную России в Кубке Дэвиса, принеся команде победное очко в парном матче с ЮАР, где играл вместе с Константином Кравчуком. Спустя год Андрей оказался уже первым номером российской команды, которая вновь борется за сохранение места в первой европейско-африканской группе. Перед одной из тренировок в СК «Олимпийский» Кузнецов дал эксклюзивное интервью «Чемпионату», в котором оценил соперников, вспомнил свои матчи с Элиашем и выступления в сезоне в целом.

«Соуза, безусловно, за последний год стал другим игроком, вырос, вышел на более высокий уровень. Но какого-то давления в связи с его высоким рейтингом лично я не испытываю. Я помню его как игрока челленджеров, с которым провёл не один матч и ни разу не проиграл».
— Тот факт, что вы дебютировали в сборной в прошлом году, помогает сейчас чувствовать себя более уверенно в психологическом плане?
— Безусловно, это был положительный опыт, который поможет в этот раз. Пусть тогда я не сыграл решающую одиночку, но пара всё равно была достаточно ответственной. Думаю, было полезно почувствовать волнение, атмосферу. Сделал какие-то выводы из того матча, которые пригодятся сейчас.

— Тогда всё-таки были откровенно слабые соперники в составе ЮАР. Сейчас более серьёзные оппоненты, в первую очередь Соуза. Как в целом оцениваете шансы?
— Я считаю, что в целом у команды достаточно хорошие шансы на победу. Мы вполне можем выиграть каждый из матчей – и одиночки, и пару. Соуза, безусловно, за последний год стал другим игроком, вырос, вышел на более высокий уровень. Но какого-то давления в связи с его высоким рейтингом лично я не испытываю. Я помню его как игрока челленджеров, с которым провёл не один матч и ни разу не проиграл. Но хотя он не выиграл у меня ни одного матча, к нему нужно относиться серьёзно – он ведь теннисист топ-50. С Элиашем у меня, наоборот, 0-2 по личным встречам, но оба матча прошли в жуткой борьбе. Всё решали один-два мяча, так что не думаю, что это настолько серьёзный показатель, говорящий о том, что он намного сильнее меня. Но в каждом отдельном матче надо показывать свой максимум, стараться.

— От Элиаша у вас ведь было очень обидное поражение в решающем раунде квалификации «Ролан Гаррос» — 9:11 в решающей партии.
— Там был драматический матч. Я легко выиграл первый сет, во втором немного расслабился, а потом он разыгрался. Я сравнял счёт с 1:5 в решающем сете, и у меня не один раз были хорошие шансы повести с брейком. Но как сложилось, так сложилось. После Уимблдона мы с ним ещё встречались в Гамбурге, где я, по сути, не смог нормально доиграть из-за того, что травмировался. Была неприятная ситуация – я травмировал плечо при 3:1 в третьем сете, потом помучился ещё с ним, пришлось сняться с нескольких турниров. Хотя тот матч доиграл всё равно. И Элиаш, и Соуза – неудобные соперники, которые мало дарят, всё приходится выигрывать самому. Но всё вполне реально.

— Касаемо Соузы – у него ведь в этом сезоне серьёзных результатов именно на харде не было. Есть полуфинал Хертогенбосха на траве и финал Бостада на грунте, но на харде он ничего особенного не показывал.
— Ну, можно и так сказать. Но всё равно победа на турнире ATP – очень хороший результат, которым можно гордиться, и выиграл он его именно на харде.

«У Маррея были проблемы, спады и в первом, и во втором круге, которыми пользовались его соперники. В матче со мной у него был спад в третьем сете. Он ходил, хромал, казалось даже, что может сняться».
— Да, но в прошлом году уже.
— Всё равно ведь это показывает, что он как минимум умеет играть на харде. Не думаю, что разучился за год (смеётся). На US Open он прошёл один круг, выиграв пятисетовый матч, значит, физически, в принципе, готов выдерживать пятисетовые поединки на харде.

— А свои результаты в этом сезоне как оцениваете? Мне со стороны кажется, что победа на челленджере в Остраве была довольно важна – особенно над Радеком Штепанеком в четвертьфинале со счётом 12:10 на тай-брейке решающего сета.
— Вообще сезон получился достаточно хороший, хоть он и начинался, может быть, немножко неудачно. Там был челленджер в Германии, где я проиграл в первом круге. Надо было набраться уверенности, нужны были какие-то победы. Потом я прошёл квалификацию и пробился в четвертьфинал Загреба. Ещё был четвертьфинал Касабланки, то есть были победы, хорошие матчи. В целом достаточно ровный сезон, потому что было мало турниров, на которых я проигрывал в первом круге. В прошлом году такое случалось намного чаще. Безусловно, и титул в Остраве придал уверенности, и победа над Феррером. Каждая победа важна.

— Вы впервые дошли до третьего раунда на взрослом турнире «Большого шлема» — и сделали это дважды подряд, одержав при этом хорошие победы над Феррером на Уимблдоне и над Вердаско на US Open. Можно сказать, что в целом вы стали увереннее себя чувствовать на взрослых турнирах «Большого шлема»?
— Безусловно, такие результаты придают уверенности на подобных крупных турнирах. Я знаю, что могу обыгрывать игроков топ-30 и топ-10. Но всё равно надо продолжать работать. Два таких результата – это, конечно, хорошо, но хотелось бы и в следующем году показать что-то подобное – может быть, уже в Австралии. Просто, по сути, я в большинстве случаев в этом сезоне побеждал тех людей, которых должен был, исходя и из рейтинга, и из уровня игры. Ну и одержал несколько таких побед, как в матчах с Феррером и Вердаско, где я был аутсайдером, но мне удавалось выиграть.

— Как думаете, в матче с Марреем были шансы добиться чего-то большего – по крайней мере взять не только третью, но и вторую партию и завязать ещё более упорную борьбу, чем вышло на деле?
— Я считаю, можно было. Главная моя ошибка была в том, что я начал немного неуверенно. Если бы с самого начала играл так, как с середины второго сета, то, уверен, шансов было бы больше. У Маррея были проблемы, спады и в первом, и во втором круге, которыми пользовались его соперники. В матче со мной у него был спад в третьем сете. Он ходил, хромал, казалось даже, что может сняться, – проскакивали такие мысли. Но если бы я стартовал лучше, было бы больше шансов – может быть, даже мог бы выиграть.

— По итогам сезона-2012 вы были в топ-80, но в следующем году оказались за пределами первой сотни – и отмечали, что одной из причин было большое количество обязательных турниров. Сейчас у вас достаточно хорошие шансы снова закончить год в топ-100. Тот опыт 2013 года поможет вам, учтёте какие-то допущенные ошибки в подготовке к стольким обязательным соревнованиям?
— Безусловно. Во-первых, в тот раз я попал в сотню в основном за счёт челленджеров, когда выиграл три подряд. Конечно, это хорошо, но всё-таки не тот уровень. В этом году я набрал больше очков на соревнованиях ATP и на турнирах «Большого шлема». Но действительно, в 2013-м большую роль сыграл тот фактор, что я одним из последних попал на «Мастерсы» в Индиан-Уэллсе и Майами, участвовать в которых мы не планировали. Получилось, что я два месяца подряд играл турниры, из-за чего толком не было подготовки, и вдобавок я там получил травму. Безусловно, как-то учтём это. Ещё зависит от того, каким я закончу сезон. Есть шансы подобраться ближе к топ-50 – ещё остались турниры, на которых можно хорошо сыграть. Потом спланируем подготовку. Но главное, думаю, в этом году немного пораньше закончим сезон, не будем до конца играть челленджеры, чтобы было больше времени на полноценный отдых и более длинную предсезонную подготовку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →