Екатерина Макарова и Елена Веснина
Фото: «РИА Новости»
Текст: Даниил Сальников

«Надеемся в Рио взять золотую медаль для России»

Екатерина Макарова и Елена Веснина – о триумфе в Нью-Йорке, о выступлении в Москве и планах на Рио-де-Жанейро.
16 сентября 2014, вторник. 14:00. Теннис
Россиянки Екатерина Макарова и Елена Веснина завоевали в Нью-Йорке свой второй совместный титул на турнирах «Большого шлема». Вслед за «Ролан Гаррос — 2013» им покорился US Open — 2014. Об этом успехе, а также о дальнейших планах теннисистки рассказали на пресс-конференции в ТАССе, в которой также принял участие и генеральный секретарь – вице-президент ФТР, генеральный директор ЗАО «Кубок Кремля» Яков Шатхин.

— Девушки, что значит для вас эта победа?
Елена Веснина: Эта победа для нас была очень важная и значимая. Мы с Катей безумно были рады, что смогли победить. Выиграть турнир «Большого шлема» — мечта любого теннисиста, поэтому для нас эта победа крайне важна.

— Какое самое яркое воспоминание у вас осталось от этих двух недель? Может, какой-то момент из матча или чьё-то поздравление?
Екатерина Макарова: Мне, наверное, сейчас вспомнился наш матчбол в финале. Действительно, я как-то его решительно, уверенно, активно сыграла. Лена даже, как говорит, не совсем ожидала, что как-то всё быстро произошло. Поэтому для меня это воспоминание, наверное, на первом плане.
Веснина: «Эта победа для нас была очень важная и значимая. Мы с Катей безумно были рады, что смогли победить. Выиграть турнир «Большого шлема» — мечта любого теннисиста, поэтому для нас эта победа крайне важна».


Е.В.: С первого матчбола всё получилось. Тяжёлый матч был на «больше-меньше», были качели, и потом Катя таким уверенным хлёстким ударом закончила матч. Было неожиданно, но очень-очень радостно.

— А кто-нибудь поздравил, от кого вы не ожидали?
Е.В.:
Владимир Владимирович ещё не поздравил. (Смеётся.) Меня в Сочи поздравил мэр города, я сейчас туда летала.

— Вы обе шли ещё и по одиночной сетке. Катя прошла почти до самого конца. Как вы успевали восстанавливаться и играть фактически без перерыва каждый день?
Е.М.:
Наверное, это был у меня первый «Шлем», когда ни одного дня не было свободного. Но я была довольна своим расписанием, потому что у меня было только по одному матчу в день. И это действительно мне позволяло успеть восстановиться, было какое-то время позаниматься. Наверное, результаты говорят о себе.

— Катя, был ли шанс справиться с Сереной Уильямс в полуфинале?
Е.М.:
Мне кажется, шанс есть всегда. Она, конечно, великая теннисистка, против неё всегда очень сложно играть. Она всегда по ходу турнира набирает уверенность, форму, начинает играть всё более активно. Она в тот день отыграла чуть ли не в свой лучший теннис. Была очень активна, что я где-то не смогла переломить ход борьбы.

— Вы как пара уже отобрались на Итоговый турнир WTA. Отразится ли это как-то на вашем выступлении на турнире в Москве?
Е.М.:
У меня не было мысли, что как-то «Банк Москвы Кубок Кремля» может нам помешать перед Сингапуром. Это домашний турнир, и не было никакой мысли его не играть. Ведь всегда приятно выступать у себя дома, на своём родном турнире, где я мечтала играть с самого детства. Мы очень рады, что смогли отобраться в Сингапур, что сейчас поспокойнее будут проходить следующие турниры. У нас всё равно будет время туда вовремя прилететь и подготовиться.

Е.В.: Потому что парный турнир начинается чуть позже. Кажется, пятница, суббота и воскресенье, поэтому у нас будет время и долететь до Сингапура, и акклиматизироваться. А турнир «Банк Москвы Кубок Кремля» всегда для нас являлся приоритетным, мы всегда играли на нём с удовольствием. У меня, как и у Кати, даже в мыслях не было пропустить его ради Сингапура.

Яков Шатхин: «Банк Москвы Кубок Кремля» — это в первую очередь турнир для россиян: как для болельщиков, так и для теннисистов. Поэтому я могу сказать девочкам, что для своих мы создадим максимально комфортные условия, чтобы они потом удачно выступили и на итоговом турнире.

— Вопрос к Екатерине. Как спланируете подготовку к оставшимся в сезоне турнирам, учитывая выступления и в одиночке, и в паре?
Е.М.: У нас всё время плотный график, почти каждую неделю турниры. В этом плане мы привыкли, знаем, как восстанавливаться, как подготавливаться. В Америке я сейчас играла пять турниров, и к US Open вроде как была подготовлена. (Смеётся.) Поэтому однозначно всё будет здорово.

Е.В.: Мы как бы любим быть в тонусе, чтобы не расслабляться, а играть. Когда мы в турнире, мы играем, у нас есть соревновательный дух, какие-то соревновательные моменты. Их на тренировки ты не натренируешь, поэтому это очень важно – почувствовать это напряжение, это давление и справиться с ним, чтобы потом выигрывать на следующем турнире.

— Вопрос к Якову Савельевичу. Лена по одиночному рейтингу не прошла в основную сетку…
Е.В.: Да, я стою третьей в «ауте» (в листе ожидания. – Прим. «Чемпионата»).

— Если вдруг до Лены так и не снимутся три теннисистки, дадите ли вы ей wild card в основную сетку?
Я.Ш.:
В моей власти билеты на стадион. Я могу их предоставить. Есть директор женского турнира, есть директор мужского турнира, есть председатель совета директоров и есть ваш покорный слуга. Собирается директорат и решает, кому дать wild card. Предвкушая, я не могу это обещать, но я сделаю всё возможное. Как это? Одна Катя на турнире без Лены? Да они теперь как двое из ларца, одинаковы с лица. Они не разлей вода теперь.

— Девушки, как вам матч против сестёр Уильямс в четвертьфинале US Open? Справедливо ли то, что они не имеют номера посева? Хотя понятно, что они играют в паре не так много турниров. И какой матч был более сложный – против них или финал?
Е.В.:
Вы знаете, против сестёр Уильямс было очень тяжело играть. Это всегда непросто, они славятся очень сильными подачами, и, можно сказать, авторитет у них большой. Да и болельщики были за них, стадион болел. Но мы с Катей не так нервничали перед этой игрой, как перед финалом. У нас всё достаточно хорошо складывалось, мы повели 4:1, потом сёстры вернули брейк. Но после выигранного первого сета, который было очень важно взять, мы смогли во втором закрепить своё преимущество и уже их не отпускали. Да, они очень опасны, любят играть пару и хорошо играют, но они достаточно редко это делают, поэтому не хватает рейтинга для посева. Это, в принципе, справедливо. Если ты играешь в паре, то у тебя появляется рейтинг, а просто так за какие-то бывшие регалии, я считаю, сеять неправильно. А финальный матч, с Катей мы уже обсуждали, был очень сложный, нервный и на турнире был самый сложный для нас.

— Для вас победа в Нью-Йорке была второй совместной после «Ролан Гаррос». Есть желание выиграть «карьерный шлем»?
Е.М.:
У нас множество планов. Есть ещё много турниров, которые хочется выиграть.
Макарова: «Наверное, это был у меня первый «Шлем», когда ни одного дня не было свободного. Но я была довольна своим расписанием, потому что у меня было только по одному матчу в день. И это действительно мне позволяло успеть восстановиться, было какое-то время позаниматься. Наверное, результаты говорят о себе».


— Вопрос к Елене. Вы не совсем здоровой заканчивали турнир. Насколько сложно вам было играть и не было ли мысли сняться?
Е.В.:
Да, на самом деле я играла весь US Open с травмой плеча. Катя об этом знала с самого начала турнира. Сначала я вроде приноровилась играть, было только больно подавать. Но из-за того, что не было перерывов – практически каждый день были матчи, не было возможности зажить руке, и я получала всё новые и новые травмы плеча – дёргала всё новые мышцы, сухожилия. В конце турнира не было мысли сняться, если честно, особенно после победы над сёстрами Уильямс. Я уже понимала, что у нас есть шанс. Я не знала, как отреагирует моя рука. Катя – большая молодец. Это была очень сложная победа. Для меня это было сложно не только в плане боли, но и в том, что я не могла в полную силу подавать. Катя об этом знала, и всю ответственность брала на себя. (Смеётся.) Не имела права проигрывать свою подачу.

Е.М.: А получалось наоборот.

Е.В.: Ну, у нас так – 50 на 50. Кто как проснётся. (Улыбается.) И эта победа для меня ценна вдвойне, потому что я не припомню, чтобы я на протяжении всего турнира играла с травмой. Сейчас уже восстановление идёт полным ходом, я хожу на процедуры, восстанавливаюсь, пока не тренируюсь. Но планирую уже в ближайшее время начать именно теннисные тренировки.

— Вопрос снова про «карьерный шлем». Два титула у вас есть, на Australian Open был финал. А чего вам не хватает на траве?
Е.В.:
У нас был четвертьфинал на Уимблдоне.

Е.М.: Интересно, что мы обе очень любим играть на траве и в одиночке выигрывали Истбурн. Действительно, в паре, может быть, как-то не складывается жребий. Может быть, нам сразу неудобные соперницы попадаются. Мне кажется, что в какой-то год обязательно всё сложится.

Е.В.: Трава – это специфическое покрытие. Надо тренировать там специально парную комбинацию, она там чуть-чуть другая – и динамика движений, игры. Всё по-другому. А так как мы с Катей обе играем одиночки, то у нас нет времени тренировать пару. Когда мы выиграли в прошлом году «Ролан Гаррос», так получилось, что мы обе вылетели в первом круге в одиночке и каждый день планомерно тренировали с нашими тренерами именно парную комбинацию, и это сразу же принесло свои плоды. Поэтому на Уимблдоне нужно, чтобы получилось то же самое. (Смеётся.) Но не хочется проигрывать в первом круге, поэтому надо соблюдать баланс. (Улыбается.)

— Были ли у вас какие-то шероховатости между собой за время ваших совместных выступлений?
Е.М.:
Я не припомню шероховатостей. (Смеётся.)

Е.В.: Я тоже. По-моему, у нас во время матчей не было ни разу, чтобы или я, или Катя выказали своё недовольство по поводу каких-либо действий. Я даже не припомню хотя бы желания в чём-то упрекнуть Катю. У Кати, думаю, то же самое. Наверное, поэтому нам так легко играется в паре, потому что мы не оказываем друг на друга давления. У нас всё легко, и вне корта у нас тоже очень хорошее общение. Мы друг друга знаем с 9-10 лет, как начали играть детские турниры. В этом плане у нас проблем точно нет.

— Как отмечали победу?
Е.М.:
Отмечали уже в Москве вместе с Леной, с нашими друзьями. Посидели очень хорошо, пообщались, посмеялись.

Е.В.: Нам торт подарили.

Е.М.: Да, с такой красивой ракеткой.

Е.В.: Включили We Are The Champions, внесли торт, мы не ожидали с Катей. (Смеётся.)

— Вы стали самым опытным дуэтом в нашем теннисе. Наверное, теперь ваша следующая цель – Олимпиада в Рио-де-Жанейро?
Е.М.:
Согласна. (Смеётся.)

— Перед Лондоном ваш дуэт образовался стихийно. Наверное, к Рио будете готовиться более планомерно?
Е.М.:
Не знаю, будет ли нам проще или нет. Но ещё два года впереди, это очень долго. Я действительно надеюсь, что здоровье нам позволит хорошо подойти к Играм, поэтому так далеко не хочется загадывать.


Е.В.: Да, мы ставим такую цель. Перед Лондоном так получилось, что мы поздно нашли друг друга. Начали играть вместе, у нас было всего три месяца…

Е.М.: Мне просто повезло, можно сказать, что ты позвала меня играть. (Смеётся.)

Е.В.: Я просто увидела в тебе потенциал, скрытый. (Улыбается.) У нас сразу начало получаться играть пару, это было неожиданно. Но ожидать, что мы бы взяли в Лондоне медали, было рановато, так скажем. Там всё-таки многие играли пару много лет, планомерно готовились к Играм, а мы, получается, только стали вместе играть, пару месяцев. Сыграли два финала «Мастерса» и вроде бы сразу всё – готовы выигрывать медали. Ан нет! Это не так легко даётся, это надо заслужить. Надеюсь, что в Рио у нас с Катей получится взять золотую медаль для России.

— Поедете ли вы на матч Кубка Федерации в Польшу?
Е.М.:
Пока мне кажется, про это рановато ещё говорить, потому что только в феврале матч. Настя [Мыскина – капитан сборной] обязательно сообщит, когда будет знать, кого она пригласит.

— Оцените, пожалуйста, уровень современного женского парного тенниса. По матчам в Нью-Йорке показалось, что результат определяет не техническое или тактическое мастерство, а мотивация игроков. Ведь настрой той же Серены Уильямс на одиночку и пару был разный.
Е.М.:
Могу сказать, что уровень парного тенниса очень вырос за последние годы. Ведь если даже посмотреть на cutoff турнира, то он очень высокий.

Е.В.: Cutoff – это совместный рейтинг, по которому закрывается заявочный лист турнира.

Е.М.: Очень много одиночных игроков играет пары, и почти на каждом турнире получаются разные по составу финалы и полуфиналы. Очень много сильных пар. Не могу сказать, что мы с Леной очень здорово играли – проигрывали и второй, и третий круг, потому что уже с первого матча начинаются очень сильные пары. Поэтому действительно в паре не так легко играть, как кто-то, может быть, думает. (Смеётся.)

Е.В.: И если сравнить парный рейтинг сейчас с тем, который был несколько лет назад, где были только Хубер, Блэк, Рэймонд – одни и те же лица, которые только играли пару. Сейчас у нас Эррани / Винчи – десятка и двадцатка одиночного рейтинга, Пэн / Су-Вей – двадцатка, Макарова / Веснина – двадцатка и тридцатка, Мугуруса / Суарес-Наварро – двадцатка и тридцатка, и все остальные. Очень многие девочки понимают – да, это физически очень тяжело играть и одиночку, и пару, находить всё время мотивацию. Но у чемпионок, у спортсменок вообще нет проблем в том, чтобы найти мотивацию.
Веснина: «Ожидать, что мы бы взяли в Лондоне медали – было рановато, так скажем. Там всё-таки многие играли пару много лет, планомерно готовились к Играм, а мы получается, только стали вместе играть, пару месяцев».
Ты просто ненавидишь проигрывать, с самого раннего детства, как взял в руку ракетку и побежал с мячиком. Да, бывает, что ты просто устал и не можешь найти в себе силы, но мотивация есть всегда.

Е.М.: Добавлю про сестёр Уильямс, что они играют очень редко, но когда они записываются на пару, то у них кроме победы нет другого варианта. Матч был тяжёлый. Да, Серена закончила двумя двойными ошибками, но она тоже человек.

Е.В.: В тот день было очень жарко – самый жаркий день в Нью-Йорке за последние недели.

— Говорят, что некоторые теннисистки успешны в паре из-за того, что в одиночке было трудно совладать с нервами. Когда вы вдвоём играете – нервозность и эмоциональность делите напополам?
Е.М.:
Не знаю – на сколько: пополам или не пополам, но когда мы выходили на финальный матч, я сразу Лене сказала: «Извини, я что-то сегодня так нервничаю, что просто невозможно!»

Е.В.: А я ей ответила: «Странна, Катя. Мы играем финал турнира «Большого шлема», на корте Артура Эша, а ты вдруг нервничаешь. Я прямо удивлена». (Смех в зале.)

— Итоговая восьмёрка ещё не сформирована. Вы, Екатерина, просчитывали варианты, что хотя бы в качестве запасной сможете оказаться в Сингапуре и в одиночном разряде?
Е.М.:
Честно говоря, конечно же, хотелось бы заскочить в число запасных, если это удастся сделать. Наверное, в основной состав попасть тяжело, потому что мало турниров осталось, но я как-то особо об этом не думала. Мне кажется, что если чересчур много об этом думать, то мало что получится. Поэтому я буду просто выходить на корт и играть, стараться показывать свой лучший теннис.

— Вопрос к Кате Макаровой. Это был ваш первый полуфинал «Большого шлема» в одиночном разряде. Можете описать эти новые ощущения? Нервничали ли вы?
Е.М.:
Ну, конечно, нервничала. Мне кажется, спортсмены всегда нервничают перед матчем – это нормальное состояние. Если не нервничать – значит тебе это безразлично, всё равно. Не могу сказать, что волнение было какое-то очень большое или не очень. Он было обычное, но этот матч был для меня совсем другим, потому что для меня это первый полуфинал турнира «Большого шлема». Я пять раз была в четвертьфиналах, и вот, наконец, смогла перейти эту черту, попасть в полуфинал. Мне там понравилось (улыбается.), поэтому очень хочется пройти ещё дальше.

— На этой неделе вы обе были заявлены на турнире в Сеуле, но обе снялись. Сыграете ли вы азиатскую серию, в частности новый турнир в китайском Ухане?
Е.В.:
Я – нет.

Е.М.: Да, я буду играть Ухань и Пекин.

Е.В.: У меня Пекин ещё под вопросом – как будут дела с плечом. В принципе пока не уверена, но с Уханя я точно уже снялась.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →