Аслан Карацев
Фото: tennisacadem.ru
Текст: Артём Тайманов

Карацев: игроки на фьючерсах могут делать глупости

Карацев рассказал о Кубке Кремля, своих результатах в этом сезоне, тренировках с Турсуновым, Симоном и Ниеминеном и многом другом.
15 октября 2014, среда. 00:15. Теннис
Аслан Карацев второй раз подряд прошёл квалификацию на турнире «Банк Москвы Кубок Кремля». Выиграть матч в основной сетке, правда, ему снова не удалось – 21-летнего россиянина остановил Ричардас Беранкис – 3:6, 4:6. В эксклюзивном интервью Аслан рассказал о Кубке Кремля, выступлениях в этом сезоне, о том, что отдаёт предпочтение грунту, и о тренировках с Симоном, Ниеминеном, Марченко и Турсуновым.

— Вы второй раз подряд проходите квалификацию на Кубке Кремля. Считаете это успехом или сейчас хотелось большего, добиться чего-то и в основной сетке?
— Можно сказать, мне повезло с жеребьёвкой — я попал на другого победителя квалификации. Конечно, хотелось большего. Квалификацию я прошёл и в прошлом году, а сейчас к тому же сделал это достаточно уверенно. Рассчитывал на большее, скажем так. Но сегодня мне не удалось показать свой лучший теннис. Не шла подача,
«Всё-таки я вышел в основную сетку, и некоторое волнение в начале матча было. Но не думаю, что это было помехой для того, чтобы сыграть нормально. Он достаточно уверенно играл, хорошо принимал мою подачу, и за счёт этого сделал брейк. Я пытался менять ритм игры, пробовал перейти на резаные удары, сбить его с темпа. Во втором сете у меня это получилось, я вернул брейк, но затем опять проиграл свою подачу, под 40:0, по-моему — и всё».
достаточно много ошибался — и это привело к поражению.

— Можете выделить какие-то причины того, что не удалось показать свой лучший теннис? Возможно, нервничали немного больше обычного?
— Всё-таки я вышел в основную сетку, и некоторое волнение в начале матча было. Но не думаю, что это стало помехой для того, чтобы сыграть нормально. Он достаточно уверенно играл, хорошо принимал мою подачу и за счёт этого сделал брейк. Я пытался менять ритм игры, пробовал перейти на резаные удары, сбить его с темпа. Во втором сете у меня это получилось, я вернул брейк, но затем опять проиграл свою подачу, под 40:0, по-моему — и всё.

— В этом году вы ещё играли в квалификации Уимблдона и Кицбюэля, причём на втором из этих турниров остановились в шаге от выхода в основную сетку.
— К Уимблдону я готовился в Москве. Всё было хорошо, но я подвернул левую ногу. Два дня из-за этого не играл, ничего не делал. На третий день один раз потренировался и поехал на Уимблдон. Можно сказать, не повезло в этом плане. А в Кицбюэле я достаточно уверенно прошёл два круга. В третьем была борьба с Жоау Соузой (бразильским, а не португальским. – Прим. ред.) — я там в трёх партиях проиграл. Не повезло. Не скажу, что я там играл плохо, – скорее играл очень даже хорошо, но не повезло.

— Помимо этого в мае у вас были финал и полуфинал челленджеров в Узбекистане и несколько хороших результатов на фьючерсах. В целом есть удовлетворение от своих выступлений в этом сезоне? Тем более что в прошлом году вы отмечали, что хочется закончить 2014-й в топ-200, и сейчас близки к этой цели, находясь на 221-м месте.
— Я провёл предсезонку в ноябре и закончил её только в конце февраля. На то были свои причины. Пытался сыграть фьючерсы в Египте, но у меня ничего не получалось. И наступил момент, когда у меня сгорало 75 очков. Я в прошлом году там сыграл пять фьючерсов и победил на трёх из них, плюс ещё был в полуфинале и в четвертьфинале. И как раз поехал на челленджеры в Узбекистан. Было понятно, что если я там успешно не сыграю, то упаду мест на четыреста. И удачно сложилось то, что я вышел там в полуфинал и финал – сделал максимум того, что мог.

— То есть на данный момент в целом довольны своими выступлениями в этом сезоне, особенно во второй половине?
— Да. Думаю, грунтовый сезон я тоже отыграл хорошо. Я выступал на челленджерах, у меня там были полуфиналы, четвертьфиналы. Сейчас неделю отдохну, потренируюсь – и ещё четыре челленджера в зале впереди. Надеюсь показать там свой лучший теннис.

— И на этом сезон уже будет закончен?
— Да, в конце ноября.

— Вам в целом на каком покрытии удобнее играть? Понятно, что на траве вы совсем мало играли. Но если взять грунт, открытый хард, хард в зале — что из этого вам больше подходит?
— Мне нравится грунт. Там можно разыгрывать комбинации и в целом показывать больше, чем на харде, особенно быстром. На прошлой неделе, например, был быстрый хард в Ташкенте, и я там ничего не успевал. Проиграл во втором круге (Евгению Донскому. – Прим. ред.). Я предпочитаю играть на грунте и не против медленных залов.

— Если здесь вы и в прошлом году играли квалификацию, то в Санкт-Петербурге вам предоставили wild card в основную сетку. Наверное, в связи с этим вам должно быть особенно обидно, что в этом году питерский турнир не состоялся?
— Обидно с какой стороны? Оттого, что Питер не состоялся, мне ни холодно, ни жарко. Мне бы там всё равно никто сейчас wild card не дал.

— Но если в прошлом году предоставили, может, и в этом дали бы?
— В прошлом году – да, но в этом предоставили бы кому-то другому. Я считаю, что не получил бы её в этом году всё равно.

— В целом насколько вы ощущаете разницу в уровне игры соперников на фьючерсах, челленджерах и турнирах ATP – пусть последние для вас пока что редки?
— Разница в том, что игроки на фьючерсах и даже в первом-втором круге челленджеров делают всякие глупости. Они нестабильны, а игроки уровня ATP таких глупых ошибок не допускают, не суетятся и в нужный момент постоянно попадают в корт.
«Мне нравится грунт. Там можно разыгрывать комбинации и в целом показывать больше, чем на харде, особенно быстром. На прошлой неделе, например, был быстрый хард в Ташкенте, и я там ничего не успевал. Проиграл во втором круге. Я предпочитаю играть на грунте и не против медленных залов».
А теннисисты более низкого уровня начинают паниковать, делать глупые ошибки. Как-то так. В большинстве случаев, по крайней мере.

— Просто Эдуард Давыденко несколько дней назад отмечал, что, по словам Николая, на некоторых фьючерсах можно побеждать, даже толком не умея играть в теннис – просто за счёт того, что упрёшься.
— Ну пусть Эдуард Давыденко меня научит. Если научит, то я тоже буду так на «расслабоне» выигрывать фьючерсы.

— Нет, речь не про «расслабон» шла, а про то, что если сильно упереться, то можно победить там только за счёт желания и упорства.
— Может быть, может быть. Я как бы согласен с ним. Но всё-таки на фьючерсах попадаются игроки уровня челленджеров, которые просто приезжают туда защищать очки. Можно ведь и на них попасть.

— Дмитрий Турсунов отмечал, что финансовую поддержку сейчас вам оказывать уже не может, но по-прежнему внимательно следит за вашими результатами. Насколько вам в целом пошла на пользу его поддержка? Он ещё говорил, что зимой 2013-го вы тренировались вместе с ним, Жилем Симоном и Яркко Ниеминеном. Это дало вам большой опыт?
— Он стал мне помогать, когда я закончил играть ITF. В такой ситуации думаешь, что тебе играть дальше, что делать. Я с ним приехал на сборы в Дубай. Он помогает, ведёт меня уже три года. Да, в 2013-м он взял меня на сборы в Германию с топ-игроками – Ниеминеном, Симоном, Марченко. Мы тренировались там где-то две недели, и для меня это был большой опыт. Он мне очень много помогает. Так что спасибо ему за это.

— Как сами думаете, почему Дмитрий решил оказывать поддержку именно вам? Вы впечатлили его своей игрой, выступлениями?
— Ну, не знаю. Что я могу ответить на этот вопрос? Наверное, он был мне послан оттуда (смотрит наверх и улыбается. – Прим. ред.). Не знаю, почему он так решил.

— А то, что вы говорите про завершение игры в ITF, – это юниорские имеются в виду?
— Да. Я не очень хорошо там выступил, закончил на 46-й позиции и приехал играть Кубок Кремля. Мой спонсор попросил Турсунова потренироваться со мной. На следующий день мы провели совместную тренировку. Ему понравилось, и с тех пор он начал мне помогать, поддерживать меня.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 2
21 января 2017, суббота
20 января 2017, пятница
19 января 2017, четверг
Кто из нового поколения россиян сможет первым пробиться в топ-20?
Архив →