Николай Давыденко
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Даниил Сальников

«Коля с братом сами себя сделали»

Эдуард Давыденко, Шамиль Тарпищев, Дмитрий Турсунов, Игорь Андреев, Теймураз Габашвили и другие об уходе из тенниса Николая Давыденко.
18 октября 2014, суббота. 10:30. Теннис

Николай Давыденко завершил карьеру. Фоторепортаж



В пятницу на центральном корте СК «Олимпийский» прошла трогательная церемония проводов Николая Давыденко из спорта. Коля очень хотел собрать весь состав сборной России, чтобы получилась большая фотография всех его партнёров по команде за долгие годы работы. Поддержать экс-третью ракетку мира вышли капитан Шамиль Тарпищев, игроки Евгений Кафельников, Михаил Южный, Игорь Андреев, Дмитрий Турсунов, Игорь Куницын, Теймураз Габашвили, физиотерапевт Анатолий Глебов, врач Сергей Ясницкий, российские теннисистки Светлана Кузнецова, Екатерина Макарова и Елена Веснина, генеральный директор турнира «Банк Москвы Кубок Кремля» Яков Шатхин, а также вдова первого президента России Бориса Ельцина Наина Иосифовна. Она вручила Николаю почётный приз, тот в ответ произнёс слова благодарности, в том числе в адрес присутствующих на корте, а также своей семьи и всех болельщиков.

Ну а после церемонии специально для «Чемпионата» партнёры по команде сказали добрые слова о Николае Давыденко.

Шамиль Тарпищев, президент ФТР, капитан сборной России в Кубке Дэвиса:

— Коля с братом в самые тяжёлые годы сами себя сделали. Они из-под Волгограда, потом уехали тренироваться в Германию. У нас тренировались с семи утра до работы, то есть они были преданными своему делу с самого детства и всё собирали по крупицам. Ну и я уже говорил, что это был самый быстрый теннисист в мире. И, конечно, тот золотой век – десятилетие успехов российского тенниса — без его результатов был бы немыслим.

Важно, что сохранилась преемственность поколений в сборной. Она должна обязательно быть. Потому что молодёжь должна учиться на примерах и соприкасаться с этими примерами, тем, что обеспечили поколения до них. Передавали друг другу как эстафету – не было бы Метревели, Какулия, Волкова, не появился бы Чесноков. Потом были Кафельников, Сафин, Коля. Потому что всё время надо иметь вариант – кто должен быть для тебя идеалом. Как правило, если они вместе тренируются, то неминуемо свой и становится идеалом. А это большая движущая сила. И сейчас появились у нас Рублёв, Хачанов, так что эту эстафетную палочку они передать успели. Так что жизнь продолжается!
Михаил Южный, Николай Давыденко, Дмитрий Турсунов и Марат Сафин в сборной России

Михаил Южный, Николай Давыденко, Дмитрий Турсунов и Марат Сафин в сборной России

Анатолий Глебов, массажист, физиотерапевт, тренер по физподготовке сборной:

— Он очень порядочный парень, поэтому даже как-то тоскливо, что он закончил. Настолько он честный во всех отношениях. Когда мы работали, у нас были и какие-то денежные дела, то есть по зарплате – он всегда был очень благодарный, всегда дарил подарки, всё выполнял. Исполнительный, порядочный парень, очень порядочный. Ничего не могу сказать. У меня было уже 17 игроков, сейчас вот с Катей Макаровой три года поработал, ввёл её в десятку… Так что о Коле могу говорить только самое лучшее. У меня два таких человека стоят особняком. Первым был Андрей Медведев, правда, он не российский игрок, а второй вот Коля. Я не только с ним занимался как массажист, но и был тренером по ОФП. Он очень взрывной, очень подвижный, очень скоростной. Вытягивал такие матчи, что просто… Характер такой — за счёт воли, за счёт своей работоспособности. Он всегда так ответственно относился к матчам Кубка Дэвиса, тяжело они ему давались, он так всё это переживал. Но он всегда играл на 100 процентов. Не всегда он был готов, иногда заболевал, или микротравмы. Но он никогда не отказывался, всегда играл, выходил и в любой ситуации выкладывался до конца. Он молодец, конечно!

Игорь Андреев, партнёр по сборной:

Коля, в первую очередь, — это хороший, близкий друг, больше чем партнёр по теннису, партнёр по сборной. И это самое главное. Он всегда будет настоящим другом. А как игрок он уникальный человек, который за счёт своей работы добился невероятных результатов, не обладая какими-то физическими сверхспособностями, за счёт именно каждодневной работы добился очень хороших результатов. Очень приятно было с ним разделить все эти годы – то, что мы вместе играли пару и командные турниры,
Турсунов: «Человек абсолютно одинаков – выигрывает ли он или проигрывает. Конечно, у него есть своеобразное чувство юмора, как у многих. Тем не менее он всегда шутил, смеялся, очень простой в этом отношении. Он никогда не пытался создать какой-то имидж, которого не существовало».
просто ездили на турниры. На самом деле я благодарен, что удалось встретить такого человека на своём пути. Много чему я тоже от него научился, но сейчас на спорте жизнь не заканчивается. Это только следующий шаг. Надеюсь, что у него всё получится – он сумеет хорошо адаптироваться к жизни и у него будут такие же победы или даже больше, чем были в спорте.

Теймураз Габашвили, партнёр по сборной:

— Коля был примером работоспособности, примером в том, как он отдавался своему делу. Думаю, для всех теннисистов он был примером профессионализма, примером для подражания. Я ему очень благодарен за то, что он показал, как и что надо делать. Конечно, он был лидером сборной, человеком, который очень многое сделал для российского тенниса. Поэтому могу сказать ему только слова благодарности. В принципе мы все очень простые люди. Да, спортсмены, но такие же люди, как и все остальные. Поэтому у нас совершенно человеческие, дружеские отношения в команде. Я могу сказать о Коле только лестные слова, ничего против него я точно не имею. Я очень благодарен судьбе за то, что удалось сыграть вместе со всеми этими теннисистами, в том числе и с Колей.

Александр Богомолов-старший, российский тренер:

— Коля на меня произвёл самые приятные впечатления как человек, а как игрок он был просто великий. Хороший командный игрок, было очень приятно с ним всегда общаться, разговаривать. Видно, что человек грамотный, естественно, хорошо понимает теннис. Великий профессионал. Его отличительная особенность как игрока – цепкость, он темп создавал, играл в очень грамотный теннис, по восходящему мячу, очень хорошо действовал на контратаках. И, в принципе, не обладал такими физическими качествами, какими обладают двухметровые гиганты, естественно, ему было сложнее. Но за счёт того, что он грамотно играл в теннис и создавал, за счёт этого он и побеждал – за счёт умного тенниса. Конечно, он недоиграл. Думаю, что у всех есть два-три года, когда можно было бы ещё поиграть. Но что поделаешь – тут такое дело, травмы. И потом, главное — накапливается усталость. Всё-таки – это такой тяжёлый хлеб, когда ты всё время должен ездить, мотаться по миру.

Дмитрий Турсунов, партнёр по сборной:

— Коля стоял третьим в мире, это сложно представить, что с таким ростом, такими данными это возможно. Конечно, он быстрый, но всё равно ему было очень сложно бороться с тем же Надалем, когда тот его мог спокойно загрызть на переходе. Конечно, он из себя выжал безумный уровень игры благодаря своему упорству. От него мало кто ожидал каких-то успехов – не только, чтобы он третьим стоял, но и в сотке. Мало кто прочил ему такое будущее. Конечно, это великое достижение.

Он всегда приносил очко команде, и когда ты играть и знаешь, что у тебя есть такой товарищ по команде, игрок такого калибра, как-то играется чуть-чуть легче, потому что ты понимаешь, что если ты где-то накосячишь, то есть человек, который может как-то тебя вытащить из этого. По поводу поддержки во время матча — тут всё очень индивидуально. Мише Южному всегда играется легче, когда есть оглушительная поддержка трибун. Как-то он от этого заводится. Я, например, начинаю больше думать об ответственности, и меня ещё больше начинает клинить. Сказать, что публика может выиграть матч, нельзя. Но и говорить, что она совершенно не имеет никакого значения, тоже неправильно.

Что касается Коли, то мне кажется, что к концовке карьеры он чуть-чуть начал больше зажиматься, чуть больше ответственности начал воспринимать на свой счёт. Мне кажется, ему было тяжелее играть в Кубке Дэвиса, его заметно зажимало. По крайней мере, мне казалось со стороны, что он всегда волновался намного больше, чем
Габашвили: «Коля был примером работоспособности, примером в том, как он отдавался своему делу. Думаю, для всех теннисистов он был примером профессионализма, примером для подражания. Я ему очень благодарен за то, что он показал, как и что надо делать».
когда просто играл индивидуальные матчи. Ну, здесь уже психология – кто как может с этим справиться.

По поводу человеческих качеств я бы отметил его простоту. Человек абсолютно одинаков – выигрывает ли он или проигрывает. Конечно, у него есть своеобразное чувство юмора, как у многих. Тем не менее он всегда шутил, смеялся, очень простой в этом отношении. Он никогда не пытался создать какой-то имидж, которого не существовало. Да, ему в какой-то момент была присуща уверенность в себе. Многие бы сказали, что это была излишняя самоуверенность, но стоять третьим в мире и не быть уверенным в себе – это очень сложно, это неотъемлемое качество для таких достижений в индивидуальном спорте. С этой точки зрения могу сказать, что он один из тех людей, которые так и не зазвездились.

Про сегодняшнюю церемонию — считаю, что всё равно всё должно меняться. Это очень хороший жест в его адрес. Не знаю, мне, наверное, было бы тяжело оказаться в таком центре внимания, так прощаться и не накосячить, говоря речь. Мне кажется, мне бы было эмоционально очень тяжело держаться настолько непринуждённо, как это сделал он. Я надеюсь, что это не забудется, потому что у нас очень часто проводятся какие-то праздники раз в году. Допустим, все вспоминают ветеранов только в День Победы, а в остальное время как-то о них забывают. Поэтому я надеюсь, что у нас будут продолжать помнить его заслуги и почитать его.

Эдуард Давыденко, брат и личный тренер:

— Мне кажется, что теннис изменился, когда Коля начал играть. Когда играли Женя [Кафельников] и Марат [Сафин], они прекрасно играли, но и теннис был другой. Просто время было другое, и теннис был немножко другой. Как-то удачно для России сложилось, что один теннисист менял другого в то время. Это было очень удачно, когда Женя уже уходил, Марат ещё играл и Коля как бы перехватил лидерство, тут же вошёл в десятку мира, в пятёрку. У нас удачно для России сложилось, что во всех матчах Кубка Дэвиса наша команда всегда имела игрока десятки мира – всегда стабильно и чётко, поэтому мы здорово играли и хорошо держались. Каждый из них играл по-своему. Женя играл красиво на точность, всё было чётко. Марат играл в более силовой теннис, с хорошей подачей и мощной игрой с задней линии. Коля играл на скорость, на резкость, на перемещение, на взрывное действие. Это три совсем разных спортсмена, теннисиста, совсем разные стили игры. И в этом, может быть, и интерес российского тенниса, что совершенно разные теннисисты, при этом каждый из них выдающийся теннисист, по большому счёту. Каждый из них был в десятке мира, в пятёрке мира – это всё-таки уровень высокий.

То, что Коля привнёс в теннис, а это не только российский, но и мировой, — он изменил всё. Насколько я знаю, общаясь с игроками (я общаюсь со всеми игроками – это и Федерер, и Джокович). И мне все говорили, что такую работу ног Коли им все тренеры приводили в пример. Такая работа ног есть не у каждого теннисиста мира, даже когда он заканчивал, она ещё сохранялась. Видение площадки, умение переламывать ход матча – такие моменты, конечно, отрабатываются в тренировках. Создать, развить игрока такого уровня нелегко. Это годы, когда ты с утра до вечера в работе. Ты встаёшь с ним в 8 утра, начинаешь работу и ложишься спать практически и психологически постоянно с ним. Это такой тяжёлый труд – я на протяжении 10 лет фактически не видел семьи. Я был с ним в туре по 30 турниров в году – из турнира в турнир, из игры в игру. Непростая работа.

Но это стоило того, когда ты идёшь к цели. Надо отдать должное, благодаря ему всё-таки в середине карьеры я уже не расставался с семьёй, потому что средства, которые Коля зарабатывал, позволяли нам возить с собой 10 человек. Я всю свою семью мог брать на турнир, и она так же колесила со мной по всему миру. И это позволяло ему продолжать играть в пятёрке мира, потому что фактически все члены семьи были рядом. Они его поддерживали на всех турнирах, и он продолжал выигрывать, потому что он не был одинок. Постоянно у него была поддержка – для такого уровня игроков это очень важно.

Трудно сейчас что-то комментировать, потому что каждый год был по-своему необычный. Цели разные создавались. Какие-то годы я его вёл на более стабильную чёткую работу на задней линии, какие-то годы изменял игру на обострение, то есть как тренер я из года в год работал разный теннис, потому что теннис менялся. И мы, как тренеры, должны были из года в год менять манеру игры. Теннис вообще менялся постоянно, и Коля не играл в один теннис, потому что сам теннис менялся. Как мне один из теннисистов сказал: «Мы качаемся-качаемся, а ATP всё мячики сдувает и сдувает. Нам всё больше и больше надо фитнеса». И вся манера игры, в общем-то, зависела от того, как меняется ситуация. Вот скажем, один из теннисистов десятки мира мне сказал: «Я подал, к сетке пошёл, с лёта положил и уже я знаю – очко моё. А тут против Коли играю, я один с лёта – он достал, я второй – он опять достал, обводкой. Что за фигня такая, что я не могу ничего забить?» То есть теннис изменился, игроки стали быстрее – это точно. С приходом таких игроков, как Надаль, Кория, Коля, теннисисты стали больше доставать, больше обводить – и изменилась вся система тенниса. Теннис поменялся очень сильно. Для зрителей это, конечно, приятно, потому что картинка игры обострилась, интереса стало больше. Игроки могут сыграть из сложных ситуаций, из неудобных положений положить мяч в корт очень остро.

Я вспоминаю такой матч, как полуфинал «Мастерса» в Шанхае Коли с Джоковичем. Игра просто держала в напряжении до последнего тай-брейка в третьем сете, когда просто Джокович уже сломался, когда была конкретная игра на очень остром уровне. Новак ко мне подошёл тогда и сказал: «Я играл сегодня в лучший теннис, в какой я вообще мог играть, и у меня не было шансов вырвать этот матч». И это было видно, потому что когда Коля затем вышел в финале против Надаля, у того вообще не было шансов. Было видно, что ребята очень прибавляют в теннисе. Уровень иногда в мире на пределе того, что вообще можно создать спортсменам на корте. Может быть, когда-нибудь вырастет какой-нибудь игрок, который тоже сможет так создать. Но сейчас мы смотрим, и гвардия в основном не меняется. Просто они травмируются, уходят, но те, кто были, те и остаются. Эта гвардия основная, и она не меняется – Надаль, Джокович, Федерер – они продолжают. Не знаю, сколько они ещё будут. Сам теннис, с того момента как Коля вошёл и до сегодняшнего дня, он не изменился. Я вижу, что если бы не его травма, он бы мог взорваться на корте и легко играть с любым. Не знаю, как далеко потом шагнёт теннис, но сейчас пока это предел, чего может добиться человеческий организм в розыгрыше мяча на корте.
Евгений Кафельников, Игорь Куницын, Дмитрий Турсунов, Шамиль Тарпищев, Николай Давыденко, Михаил Южный, Теймураз Габашвили, Игорь Андреев

Евгений Кафельников, Игорь Куницын, Дмитрий Турсунов, Шамиль Тарпищев, Николай Давыденко, Михаил Южный, Теймураз Габашвили, Игорь Андреев

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →