100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: Игорь Макаров
Фото: Getty Images

Азаренко: говорю то, что хочу, и играю так, как хочу

Пресс-конференция Виктории Азаренко, которая ещё не отдала ни одного сета на турнире и уверенно идёт навстречу Серене Уильямс.
24 января 2015, суббота. 23:00 Теннис

Виктория Азаренко вышла в 1/8 финала Открытого чемпионата Австралии по теннису. В 3-м раунде соревнований белорусская теннисистка встречалась с чешкой Барборой Заглавовой-Стрыцовой. Матч завершился со счётом 6:4, 6:4 в пользу Виктории. Стоит отметить, что, несмотря на недавнюю травму, Азаренко пока не отдала соперницам ни одного сета. После матча Вика призналась, что не испытывает проблем со здоровьем.

«Сейчас чувствую себя хорошо. Могу продвигаться дальше по турниру, и это именно то, чего я хочу, — получить новую возможность выйти на корт»
На пресс-конференции Азаренко рассказала о возвращении после травмы и об отношениях между теннисистками в туре.

Чувствую, что играю лучше, чем два года назад. Уровень женского тенниса стал выше, так что мне не нравится сравнивать с прошлым. Я просто хочу смотреть в будущее. Думаю, моя игра развивается. И я предпочитаю двигаться вперёд, а не вспоминать, как играла раньше

— С каждым раундом, играя такие матчи, становитесь ли вы более уверенной в своих силах?
— Да. Ещё один матч — ещё одна возможность для прогресса. У меня была совсем другая соперница по сравнению с предыдущими, и из-за разных стилей игры довольно сложно сравнивать уровень тенниса. Я просто рада, что смогла пройти через эти матчи. Очевидно, ещё есть вещи, которые я хочу улучшить. Но это уже прогресс. Я стала на шаг ближе к цели и рада, что у меня есть возможность сыграть в понедельник.
— Насколько далеко вы сейчас от уровня, на котором были, когда победили здесь?
— Не хочу подобных сравнений, так как думаю, что уровень тенниса в целом вырос. И я чувствую, что играю лучше, чем два года назад. Уровень женского тенниса стал выше, так что мне не нравится сравнивать с прошлым. Я просто хочу смотреть в будущее. Думаю, моя игра развивается. И я предпочитаю двигаться вперёд, а не вспоминать, как играла раньше.

— Над чем вы работаете, чтобы двигаться вперёд?
— Быть более стабильной, играть агрессивнее, лучше использовать свои шансы. Ещё я чувствую, что двигаюсь по корту намного лучше и свободнее. Эти элементы всегда можно улучшить. Чувствую, что мне ещё нужно оттачивать все аспекты игры, а также повышать выносливость.

— Вы превзошли свои ожидания, которые были в прошедшие 6-12 месяцев?
— Ожидаю от себя, что смогу выкладываться на сто процентов каждый день. А в остальном пусть всё будет как будет. Но я строго оцениваю свои выступления.

— Бывали моменты во время восстановления, когда вы думали, что не сможете вернуться на топ-уровень, и был ли момент, когда вы поняли, что вернулись, и знали, что вы вернулись и готовы играть?
— Думаю, сомневаться и спрашивать себя, сможешь ты сделать что-то или нет, – нормально, это отвечает человеческой натуре. Но главное, как ты относишься к таким мыслям. Это определяет, можешь ли ты быть чемпионом. Это принесло мне все успехи, которые были у меня в прошлом. Я имею в виду умение контролировать сомнения, бороться с ними. Они будут появляться и впредь; нужно просто принять этот вызов и работать изо всех сил. Соревнования, труд — те вещи, которые помогают справиться со всеми сомнениями.

— Как вы боретесь с сомнениями?
— Я просто хочу иметь возможность концентрироваться на своей работе. Думаю, это то, что ты по-настоящему можешь контролировать. Это я собираюсь делать и впредь.

— Вы чувствуете, что изменились как личность, пока восстанавливались после травмы?
— Не думаю, что это произошло. Думаю, что выросла как личность, стала выражать мысли свободнее, чем раньше. Раньше я сдерживалась и пыталась держаться в рамках, как делают многие люди, многие игроки. Считаю, очень важно оставаться собой, не изменять себе, быть такой, какая ты есть. Я научилась этому, приняла себя такой. Это вопрос взросления. И хотя мне есть куда стремиться, мне уже нравится выбранное направление.

— Можно сказать, что розыгрыш перед матчболом стал иллюстрацией вашего девиза «Никогда не сдавайся»?
— Когда пропустила свечу, я держала в уме пару ругательств. Это было на эмоциях, и я злилась. Не буду вам их говорить, потому что вы всё равно будете вынуждены их «запикать». Да, я промахнулась, но мяч все ещё был в игре, так что нужно было бежать за ним. Я даже не раздумывала на этот счёт. Ругалась недолго, и это позволило мне добраться до мяча.

Я есть я. Говорю то, что хочу сказать. Смеюсь, когда хочу смеяться. Играю так, как хочу играть. Ворчу, когда хочу ворчать

— Вам нравится, что в этом году вы не находитесь в центре общего внимания? Это помогает играть свободнее?
— Думаю, я больше не обращаю на это внимания. Мне это не важно. Я здесь, чтобы делать свою работу, и я хочу делать её так, как мне нравится. Я собираюсь концентрироваться на том, что должна сделать, вот и всё. Думаю, это облегчает задачу. Ты делаешь то, что должна, идёшь к цели. Это всё упрощает.

— Что думаете о предстоящем матче с Доминикой [Цибулковой]?
— Она тяжёлая соперница, как и все, с кем я играла здесь до того. Безусловно, она добивалась здесь большого успеха. Постараюсь показать свой лучший теннис, выложиться на 100 %, действовать агрессивно. Она будет сильно бить по мячу, будет очень мотивированной. Мне нужно справиться с этим.

— Учитывая, как долго вы были вне игры, цените ли вы возвращение на корт сильнее, чем раньше?
— Я получаю гораздо больше удовольствия.

— Вы говорили о том, как не изменять своей самобытности. В чём она проявляется?
— В чём? В первую очередь посмотрите на мои леггинсы. Не так много игроков, которые могут такие надеть (улыбается). Как они вам?

— Неплохие.
— Не знаю, как это описать. Я есть я. Говорю то, что хочу сказать. Смеюсь, когда хочу смеяться. Играю так, как хочу играть. Ворчу, когда хочу ворчать.

— И ругаетесь так, как хотите ругаться?
— Да.

— Верите ли вы, что у игрока может быть определённая связь с турниром или местом? Вы добились здесь больших успехов.
— Всегда есть такие воспоминания. Они могут вдохновлять и мотивировать. Но каждый год, даже каждый день ситуация отличается от той, что была раньше. Нужно упорно работать, сосредотачиваясь на этом. Но, определённо, эти воспоминания сидят где-то в подсознании.

— Вы говорили о том, чтобы свободно выражаться, об изменениях, которые произошли в последнее время, о том, чтобы не пытаться быть в определённом образе, в котором, по вашим словам, пребывают другие. Что это за образ?
— Может быть, я неправильно выразилась. Как бы я это описала? Иногда не знаешь, что сказать, но многочисленные интервью тебя учат, и ты начинаешь держать какие-то мысли при себе. Но я хочу говорить всё что думаю, вот и всё. Не хочу сказать, что кто-то хочет казаться не таким, какой есть. Наверное, не совсем правильно ставить вопрос таким образом. Я просто хочу быть вольна говорить всё что думаю. Раньше я так не делала.

— Другими словами, ничего не скрывать, а просто говорить, что у вас на уме.
— Да. Думаю, все хотят нравиться окружающим. Это не вопрос популярности, а желание понравиться людям. Безусловно, все этого хотят, и никто не хочет быть тем, кто никому не нравится. Но надо быть честным и уважать других игроков. Мы не часто говорим, как изменился женский тур. Уже нет такого напряжения между игроками вне корта, и мне это нравится. Я говорю с другими игроками, и это намного веселее. Мы должны уважительно ко всем относиться. Понятно, что мы соревнуемся друг с другом, но иметь такую связь очень важно, так как мы часто друг друга видим. Просто быть вежливыми и любезными друг с другом.

— Изменились люди в раздевалке или ваше к ним отношение?
— Всё зависит от тебя. Моё отношение сильно изменилось. Не то чтобы я была недружелюбной, но сейчас считаю, что лучше узнавать других девушек – это здорово. Сегодня я была в раздевалке и слышала, как все девушки говорили по-итальянски. Я пыталась понять, о чем они говорили, и мне это даже немного удалось. Потом мы присоединились к разговору. Я говорю о таких взаимоотношениях между игроками. Думаю, все мы должны избавиться от напряжения вне корта и наслаждаться общением. В других видах спорта связи между спортсменами гораздо крепче, и мы в туре можем добиться того же. Всё начинается с игроков. Я очень сильно скучаю по Ким Клейстерс, потому что она всем нравилась, все хотели с ней пообщаться. Думаю, мы все можем общаться намного больше, чем сейчас.

— Вы чувствуете, что игроки стали теплее к вам относиться?
— Определённо, и это взаимно. Нужно самой прилагать усилия независимо от того, будут другие игроки делать это или нет. Я хочу быть той, кто идёт навстречу, лучше узнавать теннисисток. Не то чтобы я хочу быть важной частью их жизни; не думаю, что мы сможем быть лучшими друзьями. Но думаю, важно общаться друг с другом.

— Вы не думаете, что из-за этого вам может быть сложнее соревноваться с ними? Или это неверный подход?
— Всё-таки мы все здесь делаем свою работу. И я уважаю других игроков за тяжкий труд, который они вкладывают в неё. Но на корте друзей нет, не считая судей, с которыми ты стараешься быть любезной (улыбается).

— Вы с кем-нибудь тренируетесь, когда проводите время в Лос-Анджелесе?
— Честно говоря, я ещё не встречалась там ни с кем из девчонок. Но я жду подобной возможности. Знаю, что Мария живёт там. Но мы с ней не тренировались. Надеюсь, когда-нибудь это произойдёт. Это было бы весело.

— Вы ей это предложите или думаете, что такое предложение может поступить от неё?
— Попробую. Посмотрим, что получится. Может быть, когда-нибудь. Не знаю.

— Слоан выросла в том районе.
— Знаете, я её никогда не видела в Лос-Анджелесе. Я бы с удовольствием с ней потренировалась. Она отличный партнёр для этого. Посмотрим.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 октября 2017, вторник
23 октября 2017, понедельник
22 октября 2017, воскресенье
Партнерский контент