Российские звёздочки – как горячие пирожки
Текст: Анастасия Грищенко

Российские звёздочки – как горячие пирожки

После публикации о том, что академия Жюстин Энен "украла" российскую теннисистку Иру Хромачёву, "Чемпионат.ру" предоставил трибуну родителям Ирины, чтобы они могли высказать свою позицию.
19 мая 2008, понедельник. 19:44. Теннис
Давно известно, что юные российские теннисисты – настоящий лакомый кусочек для всевозможных иностранных школ и академий, их расхватывают как горячие пирожки. Не так давно в интервью корреспонденту "Чемпионат.ру" председатель тренерского совета федерации тенниса России, директор московской школы "Белокаменная" посетовал на то, что академия Жюстин Энен "украла" у них талантливую российскую девочку Иру Хромачёву, стоящую в европейском рейтинге до 14 лет в первой тройке. После публикации этого интервью родители Ирины попросили дать им слово, чтобы высказать свою позицию. Естественно, мы предоставляем им такую возможность.

Но прежде чем прочитать интервью с Натальей Хромачёвой – мамой Иры, хотелось бы объяснить ситуацию для тех, кто с ней не знаком. То, что талантливые российские юниоры уезжают на обучение за рубеж, – это ни хорошо и ни плохо. Это данность, с которой надо считаться. Причины, по которым это происходит, лежат на поверхности, о них все знают. И это проблемы не российского тенниса, а нашего спорта вообще. Понятно, что родители Иры Хромачёвой думают прежде всего о благе ребёнка, а Владимир Наумович Камельзон, как представитель федерации тенниса России, ещё и о том, чтобы наша страна не потеряла перспективного игрока.

В конце концов, есть множество разных примеров, когда кто-то растерял за рубежом и талант и здоровье, а кто-то это всё ещё и преумножил. Жизнь всё расставит по своим местам. Будем надеяться на лучшее, что Ира за свою долгую спортивную карьеру ещё не раз впишет слово "Россия" в историю мирового тенниса...

– Наталья, кто был инициатором обучения Иры в академии Энен?
– На нас вышел представитель академии. Он сказал, что им нравится игра Иры и они хотели бы провести тесты. Конечно, нам было интересно. Но прежде всего нам было интересно мнение Карлоса Родригеса, тренера Жюстин Энен, скажем так, не последнего человека в теннисном мире, ну и, конечно, нам было интересно и мнение самой Жюстин о нашем ребёнке. Думаю, что все, у кого есть дети, меня поймут. Родителям всегда интересно узнать, что думают об их детях другие люди, тем более если это Жюстин и Карлос, которые имеют непререкаемый авторитет в теннисном мире.

Представитель академии присутствовал на её тренировке, и Ира им очень понравилась. В итоге они сделали нам очень заманчивое предложение. Сразу же после первого просмотра Жюстин и Карлос (они присутствовали на этой тренировке) предложили Ире заниматься в их академии. Не понадобилась ни повторная встреча, ни дополнительные тестирования.

На просмотре были также и представители "Адидас". Таким образом, организовалась целая команда, которая хотела нам помочь. Ну, конечно, не нам, родителям (смеётся), а Ире. И теперь фирма, помимо того что предоставляет форму и амуницию, полностью оплачивает тренировочный процесс. К финансовой стороне дела мы не имеем никакого отношения. "Адидас" сам решает все вопросы, касающиеся финансов с академией Энен.

– Где Ира будет получать школьное образование? В связи с отъездом за границу обучение в российской школе представляется затруднительным.
– Совсем нет. Мы нашли решение этого вопроса. Ира обучается на экстернате. Прошлый учебный год она училась в обычной школе, а с сентября этого года она перешла на экстернат. Всё происходит по обычной схеме экстерната: сначала учат, потом сдают экзамены, тесты. В этом году она заканчивает сразу два класса – седьмой и восьмой. И с девятого класса в той школе, где Ира учится, предусмотрена возможность обучения по Интернету. Я думаю, что для нас, принимая во внимание последние события, это будет очень удобно. По Интернету учителя дают задания, ребёнок выполняет и пересылает его обратно. Таким образом, происходит общение между преподавателем, можно задавать вопросы по заданиям, по программе. Вот такие у нас есть теперь возможности!

Плюс к школьному обучению Ира начала активно учить французский. Мы живем в Бельгии во франкоговорящей провинции, и знание языка – вопрос актуальный. Так что одна из первостепенных задач – освоить за лето французский язык. Может быть, Ира сможет посещать какие-то занятия в местной французской школе. Это отличная возможность практиковать язык. Естественно, это будет не в ущерб нашей московской школе.

Со всеми тренерами в академии мы общаемся по-английски. По-русски, кроме нас, родителей, никто с ней не разговаривает. Таким образом, Ира получает широкую языковую практику. Вообще я очень рада, что, находясь в Бельгии, Ира сможет освоить сразу два языка.

– Ещё когда вы не получили приглашение от Жюстин Энен, было ли у вас в планах заниматься теннисом за границей? Или не было таких стремлений?
– Нет, мы никогда не думали над тем, чтобы уехать в академию за границу. Мы жили и тренировались в Москве. В три года мы отдали Иру в школу "Спартак". И занималась она там более шести лет. Потом полтора года в школе "Белокаменная".

– Во время нашего с ним интервью Владимир Наумович Камельзон сказал, что с ним не советовались при принятии решения, не было ни переговоров, ни других согласований.
– Я могу сказать, что академия сделала предложение нам, родителям. После того как мы приняли решение перейти в академию Энен, мы пришли поговорить об этом с Натальей Александровной Рожковой, одним из руководителей школы "Белокаменная". Пришли и рассказали о предложении, которое сделала нам академия во главе с Жюстин Энен и Карлосом Родригесом. Разговор продолжался без малого полтора часа. Мы попытались объяснить нашу позицию, почему мы пришли именно к такому решению. Все были поставлены в известность.

А что касается переговоров, по идее, их и не должно было быть. Ведь мы – родители Иры, и переговоры велись с нами. Контрактных взаимоотношений со школой "Белокаменная" у нас нет. Когда-то полтора года назад мы точно так же перешли из "Спартака" в "Белокаменную". Между ней и "Спартаком" тоже никаких переговоров не было. Когда в "Спартаке" сложилась определённая ситуация, мы просто перешли к Владимиру Наумовичу. Он нас взял, и на тот момент это было нормально.

А что касается сегодняшнего дня, давайте посмотрим на ситуацию объективно. Обучение теннисом, предложенное нам в Бельгии, полностью оплачивается. Для Иры создана индивидуальная программа. Наверное, было бы не очень умно отказаться от этого.

– Наталья Рожкова пыталась вас отговорить?
– Она мне сказала, что предложение Энен кажется ей не очень интересным. Да, у них в "Белокаменной" был налажен какой-то тренировочный процесс. Мы, родители, оплачивали корты, тренеров. Финансово мы были от них полностью независимы. Между нами и школой не было долговых обязательств. Мы как встретились, так и расстались.

Конечно, мы очень благодарны школе за те полтора года, что они с нами работали. С Ирой занимались так же, как и остальными детьми, никого не выделяя. Мы это ценим.

Я считаю, что друг перед другом мы остались честны. Ничего за чужой спиной мы не предпринимали. И ничего ни от кого не скрывали. Как только нам сделали предложение, я пришла к Наталье Александровне и поставила её в известность, рассказала, что да как. Заплатила за прошедший месяц.

– С Владимиром Наумовичем вы поддерживаете отношения?
– Знаете, с кем у нас не получается поддерживать отношения, так это с Владимиром Наумовичем. 15 мая у Ириши было день рождения, и, к сожалению, так сложилось, что нас поздравили все: и первый тренер, и тренер, что был в "Белокаменной" – Файнгерш Михаил Юрьевич. Только Владимир Наумович о нас не вспомнил. Но это, знаете, хочется оставить без комментариев. Все люди разные. Мир так устроен, ничего не поделаешь. Наверное, человек решил, что так ему лучше, комфортнее. Как говорится в русской пословице, насильно мил не будешь.

– Вы сказали, что вам оплачивают обучение в академии, как обстоит дело с поездками на турниры? Ведь на это тоже большие средства уходят. Эти траты уже ложатся на ваши плечи?
– По крайней мере пока поездки на турниры мы оплачиваем самостоятельно. На данный момент меня это устраивает. Потому что я не хотела бы попасть в долговую кабалу, от которой предостерегал Владимир Наумович. Вроде как другие родители вынуждены по прошествии времени отдавать те деньги, которые в них вложили спонсоры. Я в такую ситуацию не хочу попасть. Слава богу, я работаю и неплохо зарабатываю.

Как я уже сказала, для Иры предусмотрена своя индивидуальная программа. Даже если она играет с кем-то, тренер всё время находится на корте. Думаю, это достаточно финансовоёмкая сторона. И это оплачивается. А поездки на турниры мы берём на себя. И меня это вполне устраивает. Никто никому ничего не должен. И Ире в будущем не придётся отрабатывать какие-то деньги.

– Как вас приняли в академии? Всё-таки другая страна, другой менталитет.
– Даже если бы хотела, пока ничего плохого сказать не могу. Её очень тепло приняли, и отношение к ней очень хорошее. Это касается и тренерского состава, и ребят. Отношения и с мальчишками и с девчонками сложились очень быстро. По субботам и по воскресеньям они играют командные игры между академиями. Может, составы на этих турнирах и не очень сильные, зато это очень сближает детей. Хотя английский у Иры не на самом высоком уровне, но никаких трудностей в общении она не испытывает.

Ира также не забывает своих московских друзей, со всеми поддерживает связь. При таком развитии технологий по Интернету они общаются каждый день. На территории академии есть безлимитный Интернет, сейчас он появится и в квартире, где мы живём.

А если вернуться к теме академии, мне очень понравилось то, что как только мы приехали, где-то в течение трёх дней Иру протестировали с медицинской точки зрения. Всё проверили от головы до ног. Кровь брали. Всё тщательно посмотрели. Мне очень нравится, как они ставят вопрос: мы хотим, чтобы она играла в теннис долго. Вот, например, они посмотрели, что мышцы спины не очень крепкие. Так наш тренер два раза в день делает с ней специальные упражнения на укрепление той мышцы, которая может дать какой-то сбой. Ещё каждые три месяца там берут кровь. И вообще делают всё, чтобы каким-то образом предотвратить травмы.

Знаете, что самое главное не то, состоится ли она как теннисистка или не состоится. Очень хочется, чтобы она была просто счастлива, получала удовольствие от того, что она сейчас делает. Жила на свежем воздухе, не стояла по два-три часа в пробках, как у нас Москве. Ведь чтобы приехать потренироваться в лучшем случае два часа, а то и полтора, надо сначала ехать два часа туда, а потом два часа обратно. Такой режим просто выбивает. Никакого отдыха. Проводить такое количество времени, скрючившись в машине, очень тяжело.

А так мы живём недалеко от академии. Дорога занимает 15-20 минут. С Ирой в Бельгии живёт папа. Я к ним часто приезжаю. Поэтому нельзя сказать, что Ира оторвана от семьи. С самого начала оговаривалось, что Ира не будет проводить всё время в академии. Другие спортсмены живут на территории академии. Мы сняли часть дома, где они с папой и живут. Что касается питания, то Ира завтракает и ужинает дома. Обедает она в академии, что очень важно. Там большое внимание уделяют рациону, чтобы конфет, например, поменьше ели, кока-колу исключить. И они сразу попросили, чтобы Ира обедала в академии и не отрывалась от коллектива. Так вот, после завтрака Ира идет на первую тренировку. Затем после обеда следует вторая тренировка. Потом французский, после которого она идет домой, отдыхает, ужинает.

В конце каждой недели нам даётся расписание на следующую неделю. То есть мы чётко знаем, что мы будем делать, и можем спланировать её занятия французским или ещё чем-то.

Мы стабильно играем два раза в день по два часа. Плюс растяжки и физподготовка. Но если предстоит какая-то обширная физподготовка, то второй тренировки может и не быть. В Москве всё было по-другому. Мы привозили детей. Они там тренировались. Затем мы их увозили домой. Все вопросы, связанные с питанием и медицинским обеспечением, мы решали сами. Занятия по физической подготовке практически отсутствовали. Ну, в очень минимальном объёме, и то только в летний период. У Владимира Наумовича очень неплохие летние корты, там находится стадион. Физподготовка проводилась на улице. А зимой: у них собственный один корт в театре эстрады. Все остальные корты арендованные. Поэтому, как я понимаю, ни места не было для физподготовки, ни тренера.

В академии же есть свой тренер по физподготовке, который, поскольку все дети протестированы, знает проблемы каждого ребёнка. И даже когда они все вместе приходят в зал, у каждого помимо общих есть ещё своё упражнение. В академии десять открытых грунтовых кортов, шесть хард-кортов закрытых и три грунтовых закрытых. В общем, полный набор!

Помимо основной академии есть ещё и отделение в Брюсселе, а также открыта академия в Америке. То есть когда мы поедем на турнир в Америку, мы сможем также тренироваться в той академии.

– Будет ли Ира выступать в дальнейшем за сборную России?
– Я вам так скажу. Ире нравится выступать за сборную. Она всегда этого хотела. И вообще в ней сильно развиты командные качества. Но вот сейчас мы были на турнире в Чехии. И Иры не было в официальном составе нашей российской команды. Она первая сеяная в этом турнире, но в официальном списке команды России, которая приехала на этот турнир, Иры не оказалось. Я не знаю, что это – официальная позиция теннисной федерации относительно нас или что-то другое.

Мне трудно ответить на ваш вопрос. Всё, что касается Иры, я знаю, ей нравится играть за сборную, она этого очень хочет. А все эти закулисные игры мне, честно говоря, не очень интересны. И более того, мне не хотелось бы, чтобы в этом участвовал мой ребёнок.

– Есть ли планы по поводу смены гражданства?
– Нет. Таких планов нет, не было, и я думаю, что не будет.

Напоследок Наталья Хромачёва попросила дать ей возможность высказать свою позицию.

Мне было очень обидно прочитать мнение Владимира Наумовича о нашем переходе в академию. Не за себя. Про нас ничего плохого не было сказано. Мне было обидно за Жюстин Энен и за Карлоса Родригеса. Никто нас никуда не крал. Это было обоюдное добровольное решение. Нами заинтересовались, нам предложили, нам это понравилось. Никто нас в багажнике машины не увозил. Ничего подобного не было. В статье прозвучало слово "украли", я думаю, что это неправильно и нечестно по отношению к этим людям. Ничего подобного они не сделали. Точно так же мы перешли из "Спартака" к Владимиру Наумовичу, и точно так же шли разговоры, что Владимир Наумович нас переманил. Нас, и Гаврилову Дашу. Тогда нас никто не переманивал. И Владимир Наумович тогда сказал, что мы не крепостные и что мы, родители и дети, можем сами принимать решение, можем уходить или оставаться.

Мне очень хочется защитить Жюстин Энен, хотя я думаю, что она не нуждается в моей защите. Это человек, у которого безупречная репутация в теннисном мире. Их, по-моему, не так много, это Энен и Федерер, у них репутации очень выдержанных, очень трудолюбивых и очень честных людей. Так что обвинения совершенно беспочвенны.

Может, у нас ничего и не получится. Но на данные момент мой ребёнок счастлив. С ней работает очень хорошая команда. И я благодарна и "Спартаку", и Марии Андреевне Марьенко, у которой мы там тренировались. И школе "Белокаменная" во главе с Владимиром Наумовичем и Натальей Александровной Рожковой, и тренеру Файнгершу Михаилу Юрьевичу. Мы там прожили полтора года. Но сами понимаете: время идёт, жизнь так устроена.

Тем более, что надо учитывать, что теннис – индивидуальный вид спорта. И из групп надо переходить на индивидуальную работу. У всех свои проблемы: у одного удар справа не очень, у другого подача... Вот наш тренер Файнгерш Михаил Юрьевич не всегда мог присутствовать на турнирах. А как вы знаете, все ошибки на турнирах и вылезают! А не на тренировках.

Я не понимаю, почему наше обучение за границей рассматривается как предательство. И почему такой шум подняли из-за имени Иры?! Каждый год тысячи людей уезжают учиться за границу, тренироваться. А стоило уехать нам, поднялась шумиха!

Хочу отметить, что нет в нашем отъезде ни пренебрежения, ни недоверия нашим бывшим тренерам. Просто пришло время что-то поменять. Рано или поздно этот момент всё равно бы настал.

Не знаю, что будет дальше. Чтобы получился выдающийся — или просто хороший спортсмен, нужно, чтобы сложилось вместе много факторов, нужно громадное трудолюбие, хорошая команда, которая работает с этим спортсменом, масса удачи, чтобы жизнь хорошо сложилась, чтобы везло. Все эти факторы важны, чтобы прорваться в элиту любого спорта, не только тенниса. Не знаю, получится ли это у Иры. Если получится – хорошо. Но, по большому счёту, она ещё совсем ребёнок! Она любит мягкие игрушки, куклы. Дай бог, чтобы состояние детства у неё продлилось как можно дольше. Взрослой она всегда успеет побыть.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →