Янкович: хочу, чтобы Сербия сошла с ума!
Текст: Тимофей Муха

Янкович: хочу, чтобы Сербия сошла с ума!

Сербка Елена Янкович второй раз в карьере выиграла крупный грунтовый турнир в Риме и сейчас преисполнена желания добиться успеха уже на "Ролан Гаррос".
26 мая 2008, понедельник. 11:34. Теннис
Сербка Елена Янкович – безусловный фаворит стартовавшего "Ролан Гаррос". В середине мая третья ракетка мира недавно второй раз в карьере выиграла крупный грунтовый турнир в Риме и сейчас преисполнена желания добиться успеха уже в столице Франции.

Приближаясь величавой походкой, одетая в блестящее красное платье и туфли на высоком каблуке, Елена Янкович, широко улыбаясь, произносит торопливые извинения за опоздание длиной в несколько часов. Предлог для задержки, впрочем, оказывается на редкость веским.

Девушка, занимающая сейчас третью строчку в мире, только что вернулась из Белграда, где она присутствовала на запуске новой сербской марки. "Это очень классно! – говорит Янкович. – Иметь марку с собственным изображением. Теперь, когда люди хотят отправить письмо, они могут приклеить на конверт моё лицо. Это делает мне большую честь. Я думаю, сербы ценят то, что я смогла стать одной из лучших в мире, родившись в маленькой стране без каких-либо теннисных традиций, и считают это большим достижением".

Мысли о том, что её слава в Сербии может стать ещё более всеобъемлющей, заставляют Янкович сверкать своей ослепительной улыбкой. Выиграв ещё один серьезный титул в Риме, Елена подходит к French Open с серьёзными шансами на свою первую победу в турнире "Большого шлема". "Я уже играла три полуфинала турниров "Большого шлема": на US Open, в Австралии и в прошлом году во Франции. Каждый раз я проигрывала будущему победителю турнира. В прошлом году лучше меня на грунте играла только Жюстин Энен, и у нас с ней всегда были напряженные матчи, часто заканчивающиеся со счётом 7:5 в третьем сете. Но во французском полуфинале я сыграла ужасно. Я проиграла – 2:6, 2:6. На этот раз я хочу попасть в финал, и если получится, то победить".

После того как Энен неожиданно ушла в отставку в возрасте 25 лет, восхождение интеллигентной и очаровательной Янкович стало бы лучшим ответом на обвинения в том, что женский теннис парализован тем, что в него играет толпа неизвестных молодых профессионалов, лишённых индивидуальности. Её путешествие из Белграда было настолько же шумным, насколько интригующим, и если бы знаменитая сербка воплотила в жизнь свою угрозу бросить теннис ради университета, данную два года назад в Риме, то это стало бы большой потерей для тенниса. Проиграв девять из десяти стартовых матчей в 2006 году, Янкович признаётся, что была очень несчастна: "Я впала в депрессию и никак не могла из нее выйти. Я выходила на корт, опустив голову, что совсем мне не свойственно. Один проигрыш – это уже достаточно тяжело, но девять раз подряд!"

"Я позвонила маме и сказала ей: "Я больше не могу. Я хочу повесить ракетку на гвоздь и пойти учиться, чтобы стать обыкновенной девочкой". Я плакала в трубку, а мама сказала: "Я еду в Рим, а тебе надо набраться оптимизма. Тебе надо поверить в себя". Тогда я с каждым проигрышем всё больше опускалась в собственных глазах - это было чем-то вроде саморазрушения".

Римский турнир в мае 2006 года изменил всё. Янкович встретилась со своей мамой, Снежаной, и события стали развиваться как в сказке. "В первом раунде в Риме я выиграла первый сет и вела 5:2 во втором. Я смотрела на табло и на маму и не могла поверить в то, что я видела. Мне казалось, что табло сломалось, ибо в таком положении я не оказывалась уже полгода. Однако я выиграла тот матч, и вы не можете себе представить, насколько я была счастлива. Можно было подумать, что я выиграла главный турнир в карьере. Это была точка поворота".

Завоевавшая в следующие два года в столице Италии два чемпионских титула, 23-летняя сербка вспоминает, насколько тяжелы были для неё первые шаги в теннисе. Ей было девять с половиной лет, когда она впервые взялась за ракетку – чрезвычайно поздний возраст для спорта, переполненного подростками, игравшими с малолетства. Сначала уроки тенниса шли параллельно с занятиями по фортепиано, но когда политическая ситуация в Белграде усложнилась, цена проживания резко подскочила. "Мне пришлось выбрать себе что-то одно. Мои родители спросили меня, что мне нравится больше. Мне хотелось играть в теннис. Не знаю, как так вышло, но спустя шесть месяцев люди говорили: "Она лучшая сербская теннисистка из всех, что я видел". Мои родители, правда, не воспринимали это всерьёз, так как для них приоритетным было образование".

Но те, кто верил в способности Янкович, настаивали, и в конце концов прямо перед тринадцатилетием она отправилась в Америку, в академию Ника Боллеттьери. "Я не знала ни слова по-английски. Моя мама иногда приезжала ко мне, но потом уезжала, так как ей надо было работать. Те дни, когда она отсутствовала, были очень трудными. Я была очень стеснительна и замкнута. Я стала таким интровертом из-за того, что жила в чужой стране с чужим языком. Моя мама иногда плакала, и я плакала вместе с ней. Я говорила, что хочу домой и что мне очень одиноко. В особенности это было из-за того, что другие девочки были порой очень суровы. А когда мне было 14, началась война, Сербию бомбили, а я была в Америке и смотрела это по телевидению. Они бомбили одно здание за другим, там были мои родители без электричества и вынужденные прятаться в бомбоубежище. Это было невыносимо. Но я знала, что хочу достичь мастерства в своем спорте, и, когда я выходила на корт, я забывала обо всём остальном".

Одной из конкуренток сербки в академии была Мария Шарапова. "Не помню, кто у кого выигрывал, но мы жёстко соревновались. И не без обманов, – улыбается Елена. – Помню все эти мячи, близкие к линии. Она никогда их мне не уступала. Будучи детьми, мы столько всего делали, чтобы просто выиграть. Теперь, оглядываясь назад, мне это кажется таким смешным".

На вопрос о том, стала ли Шарапова теперь более общительна, Елена пожимает плечами: "Я бы не сказала. Она больше сама по себе, со своей командой. Если она и общается с кем-то из игроков, то с немногими".

Янкович совсем другая: "Моя философия состоит в том, что на корте мы соперницы, но потом мы вполне можем выпить вместе кофе и посмеяться. Многие девочки живут только теннисом. Для меня это просто правила хорошего тона – сказать "доброе утро" или "здравствуйте, как ваши дела?". Многие игроки не желают даже здороваться. Это чистой воды высокомерие, они ведут себя, будто мир вертится вокруг них. Это нехорошо. Даже если ты известная и достаточно успешная спортсменка, ты всё равно должна уважать других и быть хорошей девочкой".

Её обаяние стало видно всем, когда Янкович и Джейми Маррей выиграли Уимблдон в миксте, подняв шумиху в прессе по поводу их отношений. Воспоминание об этом вызывает у Елены смех. "Его агент попросил меня сыграть с Джейми, а я даже не знала, кто он такой. Я знала только Энди Маррея. А пресса пустила слухи типа: "О, Елена не ровно дышит к Джейми". Но как мне мог нравиться тот, кого я даже не знаю? А когда мы стали играть вместе, все стали называть нас голубками. Было столько статей – "Любовь витает в воздухе" и всё такое".

"Мы хорошо ладили. С самого начала нам было друг с другом комфортно. Мы смеялись, показывали хороший теннис, и так мы оказались в финале на Центральном корте. Только тут меня ударило: "Мы ведь можем выиграть Уимблдон!". В этот момент я впервые по-настоящему завелась. Но это всё. Я люблю его как друга. Он очень хороший парень с хорошим характером и очень скромный. До него я встречала много теннисистов, и из всех он был самый милый. Но я не хочу связывать себя интимными отношениями с теннисистом. В ATP-туре играет множество симпатичных парней, однако я не хочу ходить смотреть, как мой парень играет в теннис".

Янкович чистосердечно описывает трудности своей личной жизни. "Мой молодой человек раньше был баскетболистом, но теперь он окончил университет и занимается бизнесом. Он интеллигент – знает пять языков. Мешает то, что мы часто вдалеке друг от друга. Наши отношения длятся два с половиной года с некоторыми перерывами. Но если вы нравитесь друг другу и знаете свои приоритеты, то всё может получиться. Мне пришлось сказать ему, что для меня сейчас главный приоритет – это карьера".

Хотела бы сербская звезда, вне романтического контекста, снова сыграть с Марреем на Уимблдоне в этом году? "Да, с удовольствием. Посмотрим. Это тяжело физически. Особенно когда в Лондоне дождь, ожидание, а затем игра в личном первенстве и потом ещё в парах очень выматывает. Нам было весело в паре, но главная задача – это выиграть одиночный турнир. Он первичен. И знаете, если это у меня получится, Сербия сойдёт с ума!"
Источник: The Guardian
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →