Анастасия Мыскина
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Даниил Сальников

Мыскина: не спрашивайте, что я говорю Шараповой на скамейке

Анастасия Мыскина – о внимании к Шараповой, настрое Серены, очках Стосур, цепкости Энен, пресс-конференции Быкова и Квартальнова и другом.
9 апреля 2015, четверг. 14:00. Теннис
На следующей неделе сборная России будет принимать сборную Германии в рамках полуфинала Кубка Федерации, а перед отлётом в Сочи в редакции «Чемпионата» побывала капитан нашей команды Анастасия Мыскина, которая ответила на вопросы журналистов и читателей. Анастасия с присущим ей юмором вспомнила матч против Польши, рассказала об атмосфере в команде, о роли Шараповой в сборной, о том, как ей наконец обыграть Серену Уильямс, о проблемах тенниса, о пресс-конференции Быкова и Квартальнова, о футбольных передачах, о своих детях и многом другом.

«Акапулько сыграл не лучшую роль в расписании Маши»


— Анастасия, формально четвёрка участниц полуфинала в Сочи от сборной России ещё не объявлена, но всё же обрисуйте круг основных кандидатов.
— Официальная заявка будет завтра (беседа проходила во вторник. – Прим. ред.), но, конечно же, это все те первые ракетки, которых можно посмотреть по рейтингу на сайте WTA. В этом году нам очень повезло – у нас очень хороший состав. Девочки, которые играют в этом году, входят в первую сотню. Так как большинство из них попадёт по рейтингу на Олимпийские игры, естественно, девчонкам хочется сыграть в Рио-де-Жанейро, и они ставят перед собой высокие цели. Ну и, естественно, им обязательно нужно сыграть в матчах Кубка Федерации. То есть это не потому, что их заставили и пригнали играть, а это естественное желание сыграть и в самом Кубке Федерации, и это хорошая платформа для того, чтобы почувствовать немножко командный дух.

— Первоначально Мария Шарапова не значилась в числе участниц второго матча, но потом передумала и решила всё-таки поехать в Сочи. Как в команде восприняли её решение?
— Наверное, я вернусь немножко в прошлое, потому что мы очень волновались перед Польшей. Это было связано не только с Машей, и Света [Кузнецова] очень давно не была в команде. Очень сложный был матч. Поэтому мы хотели и старались создать комфортную атмосферу в команде, прежде всего для девчонок. Понятно, что цели ставили очень высокие – победить, но лично для меня была цель, чтобы девчонки поверили в то, что они не просто приехали за себя сыграть в Кубке Федерации, а именно почувствовали, что мы очень хотим, чтобы команда собралась, чтобы девчонки были одним целым. И мне кажется, это удалось, и уже было чуть проще общаться с ними после Польши, потому что все помнили те эмоции, которые пережили в Кракове. Все пережили очень хорошие эмоции, поэтому к следующему матчу, естественно, договариваться было чуть легче.

— Как относитесь к тому, что матч пройдёт именно в Сочи?
— Мы играли там в прошлом году в апреле [с Аргентиной], поэтому ничего нового лично для меня не будет, потому что мы играем на том же стадионе, на тех же кортах, живём почти в той же гостинице. Это очень хороший город, мы выиграли в прошлом году, и это важно с точки зрения именно положительного опыта. Мы немножко знаем это место, поэтому нам будет чуть проще в этом плане, чем немкам.

— В какой форме подходят российские теннисистки к этому матчу? Скажем, у лидера сборной Марии Шараповой была не очень удачная американская серия турниров Акапулько – Индиан-Уэллс – Майами.
— Ну, в Акапулько Маша заболела, причём было всё очень серьёзно, какой-то тяжёлый вирус. Я общалась с её агентом, они очень сильно переживали и считают, наверное, что это была их ошибка – ехать в Мексику, потому что это очень сильно повлияло на её подготовку к американскому циклу. Но что сделано, то сделано. Мне кажется, у всех бывают такие неудачные серии. Мы не берём Серену Уильямс, которая всё время хорошо играет (смеётся). У всех бывают разные состояния. На мой взгляд, у Маши была великолепная австралийская серия, плюс очень много эмоций было отдано в Кракове. У Светы, например, в Австралии не сложилось, но потом она в Польше показала очень хороший результат. Сыграла неплохо, я считаю, в Майами. Поэтому, вы знаете, это такой момент – кто где лучше подготовился, где лучше подошёл физически и психологически лучше адаптировался. Поэтому, наверное, Акапулько, сыграл не лучшую роль в Машином расписании.
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

«Очень стараюсь создать приятную атмосферу в команде»


— Если говорить о соперницах, то Сабина Лисицки сейчас заметно прибавила, Петкович и Кербер – крепкие теннисистки топ-20. Что думаете о них, кого опасаетесь?
— Это достаточно ровная команда, в которой любая может сыграть и одиночку, и пару. Барбара Риттнер – отличный капитан с огромным опытом. Для меня удивительно, как она каждый год собирает одних и тех же девчонок, даёт им какой-то хороший стимул, что они очень дружные и вместе проводят все матчи Кубка Федерации. Это, конечно, потрясающе. Мы опасаемся всех, потому что, как вы правильно отметили, сейчас немки прибавили. В феврале я была на турнирах в Дохе и Дубае и смотрела на них. Скажем так, они не лучший теннис там показывали. А сейчас – да, американский цикл сложился как раз для них очень неплохо, но мне хочется верить, что всё-таки Кубок Федерации – это немножко другая история. Это всё более эмоционально в плане того, что тут команда, и если у команды есть хороший, твёрдый стержень, то всем играть чуть легче. Я очень надеюсь, что немки устали в Америке (смеётся). Пусть лучший теннис для них они показывают там, а здесь уже мы постараемся показать всё, на что способны.

— Как ваша команда будет готовиться к матчу, когда собирается?
— Основная часть команды улетает в воскресенье. У нас на сбор отведено два дня – воскресенье и понедельник, потому что некоторые девчонки играют в Чарльстоне, поэтому у всех, естественно, есть возможность спокойно прилететь домой, разобрать и опять собрать чемоданы и прилететь в Сочи. С теми девчонками, кто играет в Чарльстоне, мы на связи, постоянно общаемся, обсуждаем, как кому что лучше сделать.

— Как раз примерно на пятый день после прилёта, когда девушкам играть матч, приходится самый тяжёлый период акклиматизации. Как с этим будете справляться?
— Вы знаете, во-первых, мы будем не единственными, кто на этот пятый день попадёт. А во-вторых, мне кажется, всё-таки теннис – это такой вид спорта, что мы постоянно куда-то перелетаем, меняем часовой пояс, климатический, поэтому организм уже адаптировался к таким нагрузкам и сменам. Да, от этого, конечно же, будет тяжелее, но ты на это не так обращаешь внимание, потому что понимаешь, что всё это уже было, ничего страшного, ведь у тебя впереди очень сложный матч, и к нему надо готовиться.

— Вы выступали в Кубке Федерации в качестве игрока, сейчас вы капитан. Что этот турнир означает лично для вас?
— Безусловно, для меня это очень важный турнир, потому что ты несёшь за него ответственность, и хочется, чтобы всё было сделано хорошо и, естественно, очень хочется победить. Мне кажется, это нормальные и вполне объяснимые амбиции. Но в то же время теперь я могу понять и сторону спортсмена, и сторону Шамиля Анвяровича, который раньше был капитаном. Это очень сложно, очень тяжело, потому что я разговариваю с девочками и прекрасно понимаю, когда у них есть какие-то моменты, нюансы. Но в то же время я понимаю, что с нашей стороны, со стороны федерации тенниса, нужно что-то от них. Это сложно, но я очень надеюсь, по крайней мере, я знаю, что делаю всё возможное для того, чтобы всем было хорошо. А как уже будет, мы увидим.

— Ну, по крайней мере, со стороны кажется, что вы получаете от этой работы удовольствие. Есть такое?
— Безусловно, потому что я знаю девчонок очень давно, мне с ними очень комфортно, надеюсь, им со мной тоже. Я вообще, наверное, всё-таки такой человек, как мне кажется, что если я что-то делаю, то мне хочется это делать хорошо. Я очень стараюсь создать приятную атмосферу в команде, наверное, я уже повторяюсь, но для меня это явилось главной целью. Когда я играла в Кубке Федерации, знала, чего мне не хватало – какой-то сплочённости, дружности, какого-то общего, единого духа. Я очень стараюсь, чтобы именно вот это было сейчас. Того, чего, может быть, не было, когда я играла.
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

«Очень переживали, даже боялись, писали письма»


— В Польше, по рассказам, было повышенное внимание со стороны журналистов, болельщиков. Все хотели посмотреть на Шарапову, сфотографироваться. Насколько тяжело к этому привыкнуть? И какого отношения ждёте в Сочи?
— Когда мы приехали в Краков, было неожиданно увидеть этот огромный зал, кажется, он вмещает 13 тысяч. Но, к удивлению, не было какого-то давления, когда трибуны на тебя давят. Было всё спокойно, хорошо и комфортно. А что касается болельщиков, то они хотели со всеми девчонками сфотографироваться. Мне кажется, они и с нашим пресс-атташе Соней тоже пытались сфотографироваться (смеётся). Они очень хорошо к нам отнеслись, именно теннисные болельщики, и приняли нас очень хорошо.

— Вы сильно удивились, что в Польше вас хорошо приняли? Всё-таки ждали какого-то подвоха от принимающей стороны?
— Мы действительно очень переживали, даже боялись. Писали письма, в которых просили, чтобы повнимательнее к нам отнеслись. Однако всё было просто прекрасно. Единственное, что мы поменяли гостиницу, но это не имеет никакого отношения к организаторам.

— Вы выиграли со счётом 4-0. Даже из-за такого крупного счёта не было агрессии у болельщиков по отношению к российским теннисисткам?
— Всё прошло в дружелюбной обстановке. Очень сильно всё нагнеталось до матча, но мы были приятно удивлены. Абсолютно никаких проблем. Нам же рассказывали, что в Кракове были неприятные случаи. Об этом говорили именно теннисисты прошлых лет, что нас всех обыграют, и мы ищем себе уже оправдания. То есть нагнетание какое-то было, но нас оно не коснулось.

— Матч был выигран всухую. Как объяснить людям, его не смотревшим, что встреча получилась тяжёлой, несмотря на счёт?
— Я когда начала работать с командой, то поняла, что уже никому ничего не объяснишь. И не надо этого делать. Уже есть свершившийся момент, мы его пережили, выиграли, и объяснять что-то нет смысла. Главное, что мы выполнили те задачи, которые были перед нами поставлены.

Мы действительно очень переживали, даже боялись. Писали письма, в которых просили, чтобы повнимательнее к нам отнеслись. Однако всё было просто прекрасно.

«Для Даши было сделано очень много»


— Вопрос от наших читателей. Почему, на ваш взгляд, в последние годы есть тенденция к тому, что российские игроки выступают за другие страны? Например, сейчас нашумевший случай с Дарьей Гавриловой.
— Мы очень переживали, когда ушла Путинцева. Думаю, сейчас все ровно к этому моменту относятся. Касаемо Даши Гавриловой… Хочется быть сдержанной, так как я всё-таки сейчас не имею права на лишние эмоции. Однако я знаю, что для Даши было сделано очень много в нашей федерации, поэтому все её обвинения беспочвенны. Если человек хочет уйти, то он уйдёт в любом случае. Я знаю, что у неё молодой человек из Австралии. Возможно, ей так проще. Но ей точно не стоит обижаться на федерацию тенниса. Что касается остальных девчонок, то сейчас в Сочи будет проводиться сбор. Там будут присутствовать молодые теннисистки — 16, 17 лет, даже моложе. Это наше будущее, за которым мы действительно следим. Будут и совсем юные — по 11,12 лет. Конечно, мы не можем сделать всё, так как ресурсы ограниченны, однако мы очень стараемся им помогать.

Например, мы Даше Касаткиной помогаем, мы с ней на связи постоянно. Я знаю, что Андрею Рублеву помогают. Игорь Куницын за мальчиков отвечает, трепетно относится к ребятам, старается делать всё возможное. Я сейчас в Сочи лечу пораньше, чтобы познакомиться с девчонками, которых ещё не знаю.

Идёт работа, никто на месте не сидит, делаем всё возможное, но, к сожалению, охватить всё невозможно.

— Насколько велик список игроков, которые рассматриваются в этом цикле с прицелом на Олимпиаду?
— В Рио-де-Жанейро мы рассматриваем Шарапову, Макарову, Павлюченкову, Кузнецову. Пара — Макарова и Веснина. Ещё одна пара будет составлена из одиночек. На самом деле мы уже готовимся к следующей Олимпиаде. Уже сейчас есть примерный круг 16-17-18-летних спортсменок, которые, как мы думаем, могут попасть в расширенный список к 2020 году.

— Из молодых теннисисток, находящихся наверху рейтинга, в Кубке Федерации не заиграна Елизавета Куличкова. Как с ней обстоят дела?
— С Лизой и её папой я общалась несколько раз. Евгения Александровна Манюкова также общалась. Она, кстати, сейчас будет на этих сборах в Сочи. У нас идут постоянные предложения на участие в Кубке Федерации. С начала года я несколько раз звонила её папе, разговаривала, предлагала. Хочется верить, что они примут наше предложение. Здесь уже всё зависит от них. Лично я два раза предлагала играть в Кубке Федерации.

— Вы получали отказ? Или ответа не было?
— Нет. У нас постоянно идут переговоры, в основном с родителями. Думаю, что Лиза хочет играть. Тем более что команда у нас собирается отличная. Это большой опыт: посмотреть, как спортсменки, выигрывавшие турниры «Большого шлема», готовятся к матчам. Но на данный момент Куличкова и её папа сосредоточены на личных турнирах. Предпочтение отдаётся им.

— Вы были вынуждены просмотреть многих юных теннисисток, когда у вас были проблемы с составом. Кто-то из них поразил своим отношением к делу?
— Мне очень нравится Виктория Кан. К сожалению, у неё очень серьёзная травма колена. Потрясающая девчонка, знаю, что она снова начала играть. Мне очень нравится Ника Кудерметова. У неё шикарный потенциал. Вспомню, как она удивила Стосур своей подачей. Она даже очки сняла, не поверив, что в 16 лет можно так подавать. Ирина Хромачёва, у неё очень хорошая база, которую ей заложили ещё на Ширяевом поле. Её первый тренер — мама Андрея Рублёва. К сожалению, сейчас Ирина немного потерялась, но я думаю, она ещё может вернуться в сотню. С нами ещё была Лера Соловьёва, она преимущественно парный игрок, но она сейчас хочет больше одиночку поиграть. Я стараюсь поддерживать отношения со всеми девчонками.

— Наталья Вихлянцева раскрылась в этом году. В Майами ей дали wild card. Что про неё скажете?
— Я общалась с её папой. Очень хотела её видеть на сборах, но они никак не успевают вернуться из Америки. У Наташи ещё экзамены. Мы с ними на связи. Мне тоже хочется посмотреть на неё, пристально понаблюдать, особенно в таком возрасте.

— Очень переживают наши читатели за Марию Кириленко и Надежду Петрову. Будут ли у них возможности вернуться в топ-100? Как вы считаете?
— За Марию Кириленко отвечать не буду, так как у неё сейчас своя жизнь началась. Надежда же после той страшной трагедии немножко поменялась, почти перестала играть. Она сейчас в США больше времени проводит. Я хочу верить, что мы их ещё увидим. С другой стороны, главное, чтобы всё хорошо у них было в этой жизни.

— А Звонарёва?
— О Звонарёвой мы ещё скоро услышим. Верочка вчера выиграла у Кнапп, в Катовице. Она играет и хочет играть, просто вот это плечо… Я знаю по себе — не могу до сих пор подавать, хотя не играю в теннис уже восемь лет. Кажется, что всё должно давно там зарасти, но тем не менее эта травма очень серьёзная, после которой восстановление занимает огромное количество времени.
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

«Серена по-спортивному наглая, и этой наглостью давит»


— Как игрокам уберечься в современном профессиональном мире, когда они обязаны сыграть столько турниров?
— Не знаю. Мне кажется, уберечься совсем от травм нереально. Причём не только теннис, но и любой профессиональный спорт – это точно не здоровье. Ну, конечно же, это правильно составление своего графика, расписания, это правильно распределять своё время, не только на тренировочный процесс, но и на время восстановления: массаж, отдых, физиотерапевты, ОФП, которое укрепляет мышечный корсет и вообще все твои мышцы. То есть, безусловно, должна работать команда, которая тебя готовит, или восстанавливает, или просто оберегает. Без команды, конечно, очень сложно.

Мария Шарапова – особый игрок для нашей страны, и многих интересует – какова её роль в команде? Насколько она выделяется в коллективе и насколько хороши у вас с ней взаимоотношения? Потому что в былые годы сложился стереотип, что не всё гладко, и насколько сейчас Мария Шарапова является лидером сборной России?
— Вы знаете, роль у всех одна – все играют в теннис (смеётся). Понятно, что на первый номер возлагается чуть больше ответственности, потому что, грубо говоря, если счёт в матче 2-0, то надо поставить точку, а если 1-1, то надо вывести команду вперёд. Поэтому на нём, конечно, чуть больше какого-то напряжения. Но я уверена, что человек, который выиграл все четыре турнира «Большего шлема» и которая играет перед огромной публикой, умеет нести это бремя ответственности. Поэтому, на мой взгляд, конечно, это всё сложно, но в то же время выполнимо для Маши, для Светы, которая, я считаю, тоже может быть таким же лидером. Что касается отношений, то отношения были шикарными, мне кажется, что было просто здорово – все друг друга понимали. Все понимали, когда кому нужно тренироваться, потому что у всех достаточно индивидуальный подход к тренировочному процессу, скажем так. Кому-то можно или нужно поиграть полтора часа, кому-то час, а кому-то два. То есть все подстраивались под свой график – все понимали, что кто-то вернулся чуть позже из Австралии, поэтому рано вставать не может, или наоборот. То есть это было очень дружно, все вместе и все с очень большим взаимопониманием. У меня лично с ней отличные отношения.

— И ещё вопрос про Машу. Вы с ней посидели на скамейке в качестве капитана…
— Только не спрашивайте, что я ей говорю, потому что я не понимаю, как отвечать на этот вопрос (смеётся).

— Не про это немного. Она не может выиграть у Серены Уильямс с 2004 года. Очень длинная серия поражений у неё. Как вы считаете, способна ли она её победить и что бы вы ей подсказали? Чего ей не хватает?
— Вы знаете, мне кажется, это уже какая-то психология, когда ты проигрываешь одному человеку очень много раз, это очень сложно психологически. Серена же очень, по-хорошему, по-спортивному наглая, и она именно этой наглостью давит. Притом что Маша, в принципе, тоже отличается именно таким же качеством. Но тут, видимо, сильнее сказывается характер Серены. Мне кажется, может быть, нужно чуть-чуть поспокойнее именно в плане психологии подходить к этому матчу. Я вот не любитель раздавать советы, особенно издалека. Всё зависит от обстановки, от матча, от покрытия и так далее. Все эти нюансы должны сказываться, и они главные. Но по мне, это такой психологический момент в большей степени.

Для Даши было сделано очень много в нашей федерации, поэтому все её обвинения беспочвенны. Если человек хочет уйти, то он уйдёт в любом случае.

«Жюстин Энен – это вообще невозможно»


— А в вашей спортивной карьере была такая соперница?
— Ой, Жюстин Энен – это вообще невозможно. Для меня это камень преткновения во многих моих важных турнирах начиная от Олимпиады и заканчивая восьмёркой сильнейших. И когда я видела, что иду по сетке на Энен, мне уже прямо не хотелось играть этот турнир (смеётся). Было с ней сложно.

— Какой самый сложный с ней матч был?
— Афины. Это единственное, о чём я очень сильно жалею, что так сложились Олимпийские игры в Афинах. А всё остальное – это теннис.

— Долго переживали поражение?
— Я до сих пор переживаю (смеётся). Уже больше 10 лет прошло.

— А в чём феномен Энен как игрока, как вы считаете?
— Цепкость. Сейчас, наверное, очень редко встретишь таких игроков, которые из защитного тенниса переходят в атакующий и при этом находят очень неожиданные моменты для перехода в этот атакующий теннис. Ким Клейстерс тем же отличалась. Наверное, то поколение, уже не побоюсь этого слова, всё-таки отличалась именно такой манерой игры. То есть если сейчас мы видим в основном атакующую манеру, то и все стараются, стремятся играть в силовой теннис. Там мы больше видели какие-то комбинации, из которых потом уже выходил атакующий теннис.

— Как раз было много вопросов на тему, кто из игроков вам нравился по манере игры во время ваших выступлений. И назовите кого-то из современных – и россиянок, и остальных.
— Ой, я вообще в восторге от всей десятки, когда я играла. Это Жюстин, Ким, Линдсей [Дэвенпорт], Амели [Моресмо]. Потому что все разные. Мне кажется, это было очень интересно, для меня это эмоционально очень сильные воспоминания. Что касается сегодняшнего дня, то я не перестаю повторять, наверное, каждый раз, может быть, уже всем надоело, о том, что Света Кузнецова – игрок, который может делать и играть всё. Потрясающий человек, который просто может фантастически играть. А чего ей не хватает, не будем говорить (смеётся). Я считаю, что Катя Макарова – очень классная теннисистка, классный человек, очень работоспособный, настоящая работяга. Она заслуживает быть там, где она находится сейчас, и даже выше. Она всю жизнь пахала для того, чтобы быть в пятёрке-десятке. Очень нравятся эти две наши теннисистки. Но я вообще люблю наших девочек, честно вам скажу. Я очень трепетно ко всем ним отношусь. У меня нет никакого соперничества, про которое кто-то может мне вспомнить, вообще нет никаких таких эмоций. Мне наоборот очень хочется, чтобы наши хорошие отношения только развивались, и всё шло только вперёд.

— А из иностранных игроков кто-то нравится сейчас по манере?
— Мне всегда почему-то нравилась Возняцки, хотя все её бедную заклевали в своё время. Она совсем уже потом боялась журналистов, всех этих пресс-конференций. Но мне она нравилась всегда. Мне кажется, она всё может: и пойти вперёд, и укоротить. А я люблю, когда так играют.

— Если сравнить с вашим лучшим игровым периодом карьеры, кого бы вы сейчас назвали своей наследницей? Кто на вас похож?
— Ой, не сравнивайте (улыбается). Все сейчас играют всё равно в какой-то свой теннис, как мы видим. Мне кажется, все молодые сейчас вообще уже не смотрят ни на кого, они просто идут вперёд, не обращая внимания ни на регалии, ни на возраст, ни на что.
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

«В комментаторской кабине всё время засыпаешь»


— Вот вы говорили о важности физио, ОФП и так далее. Можете оценить, насколько сейчас выросла важность этих компонентов при подготовке спортсменов, чем допустим лет 10-15 назад?
— Это очень важно. Знаете, и тогда всё равно это было, даже у меня. У меня не было, конечно, команды, которая со мной ездила, на это не было возможности. Но всё равно, у меня был тренер по ОФП, который был здесь. Мне процедуры делала жена моего тренера Станислава Петровича Мирзы. Его жена в своё время работала в больнице, и я ездила к ней на процедуры, на физиотерапию. То есть мы всё равно находили способы, понимая, что это очень важно и без этого невозможно, во-первых, удержать своё здоровье на высоком уровне, и без этого просто невозможно стать сильнее. Поэтому всё равно мы находили способы, и сейчас это вдвойне важно. Теннис физически стал очень сильным. Если раньше ещё скорости были не такие, хотя и нам казалось, что они очень высокие. То сейчас просто сумасшедшие скорости. Меня тут недавно, в январе, попросили сыграть микст против нашей юной девочки, Насти Потаповой. И представьте картину – после Нового года сонная Анастасия приходит на корт, и тут я понимаю, что мимо меня пролетают с сумасшедшей скоростью мячи. Скорость у 13-летнего ребёнка уже сумасшедшая. Что говорить о тех, кто играет в профессиональный теннис. То есть очень важно всё это физически держать – кисти, колени, плечи, которые «летят» сейчас… Опять же, мячи легче, тяжелее, всё время меняются. Корты быстрее, жёстче. Обязательно нужно, чтобы кто-то у тебя был, даже если возить с собой нет возможности. Но что-то находить в городе, где ты живёшь и тренируешься, обязательно надо.

— Став капитаном, стали ли вы больше смотреть теннис, чем раньше?
— Вы знаете, я стала больше его смотреть, наверное, когда я стала больше работать с девчонками. Я с Катей Макаровой иногда езжу на турниры, когда Евгения Александровна Манюкова не может. Со Светой Кузнецовой тоже, когда кто-то из её команды не может. Вот тогда я стала смотреть больше. Ну и ещё когда я работала на теннисном канале. Но в комментаторской кабине всё время засыпаешь – как-то ты не можешь уловить там весь смысл происходящего (смеётся). Там такое маленькое пространство, что всё время спать хочется.

Мне всегда почему-то нравилась Возняцки, хотя все её бедную заклевали в своё время. Она совсем уже потом боялась журналистов, всех этих пресс-конференций.
— Расскажите про этот период вашей карьеры. Когда вы были комментатором, что было самое интересное? Почему этого стало меньше?
— Я в своё время хотела работать на телевидении, и мне очень нравились именно не спортивные проекты, у меня их было достаточно много. Но без тенниса всё равно никуда, всё-таки это твоя жизнь, твоя профессия. И было бы странно не воспользоваться случаем и не пойти работать на теннисный канал. Было интересно, я посмотрела на теннис теперь ещё и с третьей стороны. Посмотрела, как работают другие телеканалы, был огромный интересный опыт. Но сейчас делать всё очень сложно, имея ещё и своих детей, про них нельзя забывать. Я и так дома редко бываю последнее время, честно вам скажу, в связи со всеми этими обстоятельствами.

— Если говорить о Серене Уильямс, как вам кажется, сколько она ещё продержится на вершине, побеждая молодых?
— Сколько она захочет, поверьте мне, столько она и продержится. Мне кажется, это человек, который делает, играет и живёт, как она хочет. В хорошем смысле этого слова. То есть понятно, что она очень профессиональна, она, мне кажется, профессионально следит за своим здоровьем, профессионально тренируется. У неё всё очень чётко. Она не все турниры играет, как мы видим. Она играет достаточно выборочно. То есть у неё нет какого-то сумасшедшего графика, как у той же Янкович – 30 турниров! Ну куда столько? Серена играет столько, сколько нужно. Поэтому, естественно, её здоровье позволяет ей играть ещё очень долго.

— Для женского тенниса это хорошо, когда один и тот же человек держится на вершине?
— Ну, Федерер держался на вершине очень много лет. К нему потом пришли другие. Я думаю, что, во-первых, уже и Вика вернулась, остаётся ей только набрать форму. Маша ещё играет. Наши девочки, я верю, уже подходят на свои места, которые у нас когда-то были. Всё равно теннис очень интересный. Халеп неожиданно, вроде бы, не играла, не играла, в своё время. Кубок Кремля выиграла – раз и уже вторая-третья ракетка мира. Всё равно теннис очень интересный, несмотря на то есть Серена, или нет.

— Как к мужскому теннису относитесь?
— Никак, простите. Я не слежу за ним. Я люблю Роджера Федерера и всегда его буду любить, честно скажу. Я просто считаю, что он лучший и потрясающий, но мне нравится и Джокович. Конечно, очень интересная ситуация, что Амели работает с Энди [Марреем]. Я её не видела, но мне интересно с ней поговорить. На «Ролан Гаррос», если с ней увижусь, узнаю, как ей в этой роли. Очень интересная ситуация, мне кажется, у испанцев на Кубке Дэвиса, это вообще для многих явилось шоком. Причём я очень хорошо знаю Галу Леон-Гарсию, которая ещё играла со мной. Я её не представляю в роли капитана. Даже не знаю, с чем это сравнить. Это, конечно, очень странно. Я понимаю, что женщины везде должны работать. Но это уже, как мне кажется, перебор. Но у испанцев своё видение.

— А с ней поговорить хотите?
— Нет, не хочу (смеётся). Мне интереснее с Амели. Мне кажется, это какие-то свои амбиции. Надо же думать о том, что внутри команды будет происходить, а не только, что про тебя напишут, что ты был капитаном Кубка Федерации или Кубка Дэвиса.
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

«Взяла на вооружение выдержку Быкова и Квартальнова»


— Как вы относитесь к другим видам спорта кроме тенниса?
— Да, сегодня 7-й матч хоккейной серии ЦСКА – СКА. Я слежу и сегодня обязательно посмотрю.

— Пойдёте на матч?
— Нет, я пойду лучше постригусь (смеётся), но я могу заплатить за трансляцию и посмотреть в телефоне (улыбается). Я действительно иногда смотрю в телефоне какие-то интересные матчи, но не более того. Мне нравится хоккей, но другие виды спорта смотрю редко.

— Какие-то элементы игры из других видов спорта подмечаете для себя как тренер?
— Я взяла на вооружение выдержку Быкова и Квартальнова на прошлой пресс-конференции. Я её даже посмотрела. Представляете, такое правило, что оба тренера приходят на пресс-конференцию одновременно. Я просто подумала, что если на теннисе так будет, то они бы убили друг друга, это точно. Я читаю, безусловно, и ваш сайт, и другие сайты, что-то интересное для себя нужно постоянно подмечать, себя как-то просвещать, чему-то постоянно учиться. Но чтобы откуда-то конкретное что-то брать, такого нет. Вы знаете, мне очень понравилось фехтование, я просто в него влюбилась. Работа ног у нас очень похожа. Если на ОФП отдавать в фехтование, то будет очень полезно.

— Продолжая тему телевидения, у вас был опыт работы в футбольных передачах. Как вы пережили давление со стороны мужской аудитории?
— Как я пережила? Это как мужчины пережили то, что я говорила?! (смеётся) Все подходили и говорили: «Никто не смотрит». Причём каждый второй мужчина говорил мне: «Что-то ты не очень вчера выступила». То есть «никто не смотрит», но все считали нужным дать мне совет, как нужно было мне сказать. Было очень тяжело. Я только завершила теннисную карьеру и совершенно не разбиралась ни в командах, ни в игроках. Поэтому очень часто путала названия команд, имена игроков. Это было, к сожалению, я понимаю, что не очень правильно, но это был первый опыт, и после него я проработала года 4 на телевидении.

— Как раз к вам, как к футбольному эксперту, вопрос: когда «ФК Спартак» станет чемпионом?
— Стадион построили.

— И как вам новый стадион?
— Я не была ещё. Я очень надеюсь, что хоккейный «Спартак» вернут. Вот что меня больше всего беспокоит. А в футболе, надеюсь, когда-нибудь выиграют.

— То есть то, что вы заядлая болельщица «Спартака», это стереотип?
— Я болею за «Спартак», потому что я выросла на спартаковских кортах.

— В финале Запада ЦСКА — СКА кому симпатизируете?
— Это непростой вопрос. Когда Алексей Морозов закончил карьеру, я стала меньше болеть и стала больше смотреть, наслаждаться. А так болела всегда за команду, где выступал Лёша. Я очень дружу с его женой, я крёстная их детей, мне очень дорога эта семья. Уже здорово, что в этой серии дело дошло до 7-го матча, а победит хоккей.

— Многие теннисистки называют вас своей подругой. Как вам удалось сохранить хорошие отношения с игроками?
— Я всегда знала, что теннис закончится рано или поздно. С этими людьми я прошла почти всю свою жизнь, поэтому воевать, выяснять отношения и ругаться с ними я никогда не хотела. Понятно, что кто-то тебе не нравится и кому-то ты не нравишься, но я очень дружу с Алёной Лиховцевой и с девчонками, которые сейчас играют. У нас даже есть специальный теннисный чат, где мы общается – часто смеёмся, шутим. И Лена Дементьева там, хотя мы очень часто по Кубку Федерации переписываемся, и она всё это читает. Всё рано нужно поддерживать отношения, тем более у многих из нас, кто уже не играет, есть дети. Это очень здорово, и наши дети могут общаться. Ты прошла с этими людьми очень многое в жизни, есть что вспомнить, пережить заново, посмеяться над чем-то, можешь поплакать. Это эмоции.

— Раньше в женском теннисе чаще происходила ротация. Девушки быстро появлялись и уходили. Сейчас много теннисисток продолжают свою карьеру. Как вы относитесь к этому?
— Считаю, что тут как кому дано. Кто может играть долго, у кого есть здоровье – это отлично. Я даже немножко завидую тем, кто может играть 3 или 4 Олимпиады. Та же Хингис готовится сейчас к Рио-де-Жанейро. Кому-то не очень повезло, кто-то быстрее закончил, но это жизнь. Главное найти себя на корте или за его пределами. Чтобы не получилось так, что ты закончил играть и не знал, что дальше делать и был бы очень несчастлив.
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

«Недавно сыграла в хоккей, и у меня обострилась травма руки»


— Вы помните себя в тот момент, когда вы уходили из тенниса? Какое-то волнение было по этому поводу?
— У меня так быстро всё произошло. Мне повезло в этом плане. Я очень быстро пришла работать на телевидение, быстро родились первый ребёнок, потом второй и третий. Прошло примерно 8 лет, как я не играю, но они как-то пролетели как один миг. Сначала я думала, что поработаю месяц, а что будет потом? Но всё равно как-то одно событие сменяет другое, всегда что-то происходит, и всё время ты куда-то движешься. В этом плане я счастливый человек.

— Ваши мальчики занимаются какими-то видами спорта? Когда вы видите задатки в детях, вы плотнее работаете с ними или стараетесь не переусердствовать?
— Старший сын ходил на теннис, но я поняла, что это не его. Он очень спортивный, очень любит футбол. Мы всё время дома играем футбольным мячом, чувствую, скоро люстру придётся менять. Средний вообще не спортсмен. А вот младший взял ракетку в руки. И правой и левой рукой. Я ему ничего не показывала, но он ещё маленький, ему три года.

— Как считаете, в каком возрасте ребёнку стоит начинать играть в теннис?
— Не раньше пяти лет. Для себя, года в четыре, можно в группу общего здоровья – пару раз в неделю.

— Если позволите, не совсем теннисный вопрос. Какой ваш любимый город? Где любите отдыхать? И в России, и в мире.
— Я очень люблю Москву, несмотря на то что тут происходит много разных событий – и хороших, и плохих. Я очень люблю солнце и море. Мне очень нравится Хорватия. Вот там я, правда, отдыхаю. Море потрясающе чистое, и летом очень хорошо. Там не только пляж и море, но и леса.

— Ваша любимая музыкальная группа, фильмы?
— Я очень люблю советские комедии. У меня в машине диски с «Шуриками». В кино редко хожу. «Форсаж» люблю. Скоро пойду на премьеру 7-й части. А что касается музыки, то я слушаю всё. От своих подруг из группы «Блестящих» до каких-нибудь рок-музыкантов, мне нравится Земфира. Только тяжёлый рок мне сложно слушать.

— Будете ли в ближайшее время играть в теннис?
— Я недавно сыграла в хоккей, и у меня обострилась травма правой руки. Меня зовут сыграть на «Ролан Гаррос». Если кисть пройдёт, то буду играть.

— А июньский Кубок Легенд в Москве?
— Если Кафельников позовёт, буду играть. Я очень люблю играть в Москве, когда приходят мои дети, которые никогда не видели, как я играю. Мой ребенок привёл в прошлом году своих друзей из школы. Было очень волнительно.

— Какова была оценка сына вашей игры?
— Он сказал: «Когда мы пойдём домой, мама, мультик смотреть?» (Смеётся.) Понравилось, только дождь пошёл тогда – жалко.
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 41
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →