Екатерина Бычкова – о «Ролан Гаррос»
Фото: Reuters
Текст: Екатерина Бычкова

«Ролан Гаррос» – самый негрунтовый турнир на грунте»

Екатерина Бычкова в своей колонке – об особенностях парижского грунта, неудачах на «Ролан Гаррос» и долгожданном возвращении домой.
27 мая 2015, среда. 16:30. Теннис
«Шоу должно продолжаться. С нами или без нас»

«В итальянской кафешке с божественными блинами»

«Тяжела и неказиста жизнь простого теннисиста»

Вчера Токио, сегодня Париж. И вот вокруг вместо привычных уже за три недели иероглифов и холмов на линии горизонта – Булонь, его европейские улочки и бразерии на каждом возможном углу. Лишь одинаковые каштаны и там и там напоминают о том, что мир в целом един и непобедим. Несмотря ни на какие людские шевеления.

Грунт после искусственной травы с песком уже не так страшен. Даже несмотря на то что это грунт «Ролан Гаррос» — самый негрунтовый грунт в мире. Это удивительное по ощущениям покрытие. Оно значительно быстрее любого другого грунта, и при всём этом закопаться в нём ногами можно по колени. Это просто непередаваемо. Ты можешь хоть всю жизнь тренироваться на земле, но, раз выйдя на корты «Ролан Гаррос», вдруг понимаешь, что где-то в этих тренировках был явный провал.

Первая же тренировка немного сбавила оборот моего позитива. Оказывается, на фоне искусственной травы на грунте практически невозможно кататься! Ну, в смысле не бежать, а доезжать в разные стороны. Это всегда было моей фишкой. Только я встаю на землю, в любом её исполнении, как бег заканчивается и начинается «фигурное катание», причём в обе стороны. Что дико удивляет большую (ударение на «о») часть моих коллег. Так как вправо катаются все без исключения, вперёд тоже довольно большой процент, а вот влево совсем немногие. Но это всё особенности техники. Не совсем в данном случае правильной. Получается играть только с левой ноги и в открытой стойке вместо правильных классических шагов левой-правой. Отсюда вытекает очень шаткая опора и западает контроль, зато догоняется практически всё. Что тоже не всегда есть плохо. И тут вдруг оказывается, что грунт – это далеко не самый подходящий каток!

— О боже, он вообще не едет!? — моему разочарованию не было предела.

Наоми Броуди начала хохотать:

— Ну да, далеко не прошлая неделя…

В целом же любой «Большой шлем» — это, конечно, особенный турнир. И даже не в плане денег. Атмосфера, количество людей, тренировки на других кортах, теннисисты со всем своим семейным и тренерским багажом, постоянное кучкование русскими группами, обмен гигабайтами ненужной информации, шуточки, деловые контакты, всё та же рутина, только масштабнее в разы. Если честно, очень сильно утомляет всё это на исходе дня. Меня, например, уже успели подколоть на тему «в каком ключе я приехала в этот раз». Не корреспондентом ли? Немножечко сарказма из мужского тура. Пхахахаха. Милахи.

Первая же тренировка немного сбавила оборот моего позитива. Оказывается, на фоне искусственной травы на грунте практически невозможно кататься! Ну, в смысле не бежать, а доезжать в разные стороны.
А вообще «Гаррос» никогда не был моим «шлемом» в плане игры. Я, конечно, понимаю, что в целом проход по кругу на каждом из турниров «Большого шлема», кроме как раз «Гарроса», это ни для кого не результат. И всё же в смысле моих личных достижений это самый, самый нерезультативный турнир. Кроме одного раза, я никогда до этого года не выигрывала на нём даже сета. Ни будучи игроком основы, ни будучи игроком квалификации. Ок. Скажем так, в основе три раза из четырёх мне, откровенно говоря, не очень фартило. Света Кузнецова, Патти Шнидер и Чжэн Цзе в первом круге – это не самые простые по тем временам соперники. Да и по этим тоже. В первое же своё выступление в основной сетке я просто облажалась. Такое тоже бывает. Но всё остальное в квале – это провал. Я как игрок, который в целом не проигрывает просто и легко, каждый раз на «Ролан Гаррос» отлетаю без шансов. Карма на полнейшем минусе. Поэтому я действительно каждый раз после очередного проигрыша зарекалась и планировала возвращаться сюда впритык и с двумя ракетками.

В этом году мои самоугрозы сбылись в полной мере. Мало того что в Париже, направлением из Токио, я оказалась в понедельник поздно вечером, так ещё и с двумя ракетками. Потому что их всего было три, но одна была успешно сломана и теперь покоится в мусорном контейнере где-то на задворках Японии. Мне, конечно же, должны были сюда прийти новые, что уж там скрывать, но сам факт первого приземления остаётся неизменным. Угроза угрозой, но с другой стороны, это был ещё легкий фокус самообмана. Мол, если опять первый круг, то хоть понятно почему. Акклиматизация, усталость и далее по списку. На одну игру мозг удалось обмануть, и я неожиданно для себя показала второе для себя по результативности выступление на этом турнире. Мне, конечно, безумно повезло, что меня поставили первым запуском, потому что мои утренние подъёмы в 5:30 утра не способствовали бодрости тела и духа начиная где-то с середины дня. Развезя первый матч до очередных 7:5 в решающем, на второй мне просто не с чем было выходить. Состояние нестояния. Ну, это был мой сознательный выбор, жаловаться не приходилось. «Гаррос» остался и начал своё шоу, а я же спустя пять недель полетела домой. На чуть большее время, чем четыре-пять дней. Кайфуем!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 42
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →