Вера Душевина: не люблю со своими играть
Текст: Наталья Быканова

Вера Душевина: не люблю со своими играть

С Верой Душевиной, победительницей в первой русской битве на Уимблдоне, побеседовала специальный корреспондент "Чемпионат.ру".
24 июня 2008, вторник. 04:45. Теннис
В стартовый день на Уимблдоне состоялась первая русская баталия. Вера Душевина довольно неожиданно обыграла Марию Кириленко – 6:3, 6:3. Специальный корреспондент "Чемпионат.ру" побеседовал с победительницей.

Принято считать, что среди россиянок, стартовавших на нынешнем Уимблдоне, чемпионским титулом владеет только Мария Шарапова. Но это не совсем так. В 2002 году победительницей стала москвичка Вера Душевина, правда, в юниорском разряде. И между прочим, обыграла она тогда в финале именно Шарапову! Но для реализации этого потенциала во взрослом теннисе нужно ещё и здоровье. С этим Вере, прямо скажем, везло мало. Последняя травма приключилась с ней зимой в Дубае: разрыв мышцы живота, до этого в ноябре перенесла перелом плюсневой косточки в правой стопе… Теперь Душевина потихоньку набирает форму: в первом круге Уимблдона-2008 одержана победа над достойной соперницей, сеяной землячкой Марией Кириленко.

– Сегодня я показала неплохой теннис, тот, в который умею играть, – довольно улыбалась 21-летняя Вера Душевина.

– То, что вы умеете играть, мы и раньше знали...
– Это так, но после травмы было очень трудно вернуться. Не хватает игровой практики: только оправилась от одной травмы, последовала другая. Так полгода и ушло на лечение и восстановление.

– Полгода – срок большой…
– Я в лангетке долго ходила, чемпионат Австралии смотрела дома по ТВ. Только оклемалась, сыграла один турнир, как обнаружилась новая травма – порвала мышцы живота.

– Наверное, движение неловкое сделали?
– Это всё постепенно развивалось. У меня живот побаливал, а я терпела - все же терпят. Думали, что просто потянула, поэтому тейповала, физиотерапию делала, но оказалось, что дела гораздо хуже.

– Кто ставил диагноз?
– В Дубае на счастье оказался ультразвук - такое на турнирах редко бывает. Он показал, что мышцы порваны. Могло бы быть гораздо хуже, если бы вовремя не остановили. Мне прямо сказали: "Если сейчас выйдешь на корт, может начаться внутреннее кровотечение. Риск большой". Конечно, я снялась, это был парный матч.

– Хороший совет…
– Конечно, терпеть надо, мы все терпим, играем через боль, но когда такой диагноз – не потянуто, а порвано, надо сниматься. Потом я долго восстанавливалась, ходила пять недель в корсете, ничего нельзя было делать, потому что напряжение было со всех сторон. С кровати утром еле сползала. Всё думала, когда же это закончится.

– Спешить в этом деле не стоит…
– Мне врачи так и сказали: на два месяца расслабься. Я так и сделала, прилежно их слушала. Не рвалась, не играла. Все турниры пропустила и терпела. Время шло очень медленно. Переживала всё время – как же я вернусь на корт?!

– Что такое корсет?
– Это жёсткий широкий пояс. Я даже в нём спала первое время. Корсетов было два – в одном ходила, в другом тренировалась. Этот второй был особый, с палочками сзади, чтобы я не прогибалась в стороны. Потом когда сняла корсет, то ещё долго продолжала тейповать на матчи.

– Здесь вы в корсете играете?
– Я перестала тейповатся на "Ролан Гаррос", почувствовала, что мышцы заработали. Дело в том, что на месте срастания образовался рубец из мышц, теперь надо, чтобы он выровнялся, чтобы мышцы снова стали эластичными.

– С корсетом подавать, конечно, трудно, а ведь подача – ваш основной элемент…
– Поэтому я так и переживала: как снова начну подавать? Ведь я эти боли очень хорошо запомнила. В первом матче после травмы переживаний было много. Хотелось и подавать сильно, и бегать, и доставать каждый мяч. Те же ощущения были, когда сняла лангетку: и хочется, и боязно. Начинать бегать заново очень трудно.

– Где состоялось возвращение?
– Я неплохо сыграла в Берлине, до "Ролан Гаррос", это был мой второй турнир после травмы, и там я наконец-то обыграла Патти Шнидер. Мы всегда с ней очень упорно боролись, но победа всегда оставалась за ней. В Берлине я наконец-то почувствовала свой теннис, зато в следующем же матче против Лены Дементьевой появилась небольшая боль в животе, я подумала: опять всё снова…

– Да, натерпелись вы…
– Мне всегда говорят: надо делать перерыв, не рваться. Я сделала перерыв, не играла три дня, это пошло на пользу, и на чемпионате Франции я уже чувствовала себя здоровой. И с Леной Дементьевой сыграла очень хороший матч в трёх сетах. Обидно конечно, что в первом круге сразу попала на игрока десятки.

– Здесь вы тоже сразу на сеяную попали...
– С Машей Кириленко играла в Сеуле два года назад. Там был хард и очень тяжёлый матч. Я выиграла 7-5 в третьем сете. Результаты у Маши хорошие, она турнир недавно выиграла, стоит в двадцатке, играть было сложно. Ещё одна русская, знаем друг друга давно, нервы тоже вначале шалили.

– Был ли конкретный план на матч?
– Я старалась играть в свою игру: она шла вперёд, а я старалась на это не обращать внимания, и даже если она выигрывала, я не отступалась от своего. Делала ошибки, но не отступалась. Я обводила на паузе, то есть перед ударом выдерживала паузу, тогда сеточник начинает метаться, и ты его спокойно обводишь. Трава - она такая ещё непредсказуемая…

– На траве, наверное, труднее паузу держать?
– Здесь отскок низкий и неровный. Когда я один мяч укоротила, так он вообще не отскочил, а просто покатился. На траве надо играть за каждый мяч, тут всё непредсказуемо.

– Удалось ли подготовиться к траве должным образом?
– Выступила в Истбурне, но в первом же круге проиграла Макаровой. Не люблю со своими играть! Зато была в полуфинале пары. Пары я играть очень люблю, но новые правила это удовольствие сильно убавили.

– Что за правила?
– На всех турнирах WTA, кроме "Большого шлема", в парном разряде при счёте 40:40 ввели розыгрыш "решающего очка" вместо "больше-меньше". Кто его выиграл, тот и выиграл гейм. Получается, что рискнуть уже не можешь, запаса ведь никакого нет, каждый мяч становится на вес золота. Элемент творчества пропадает, и играешь просто, чтобы выиграть. Я всех спрашиваю, кто за это правило голосовал, мне все отвечают, что никто, но его всё равно ввели.

– Где остановились в этом году, с кем приехали?
– Приехала со своим постоянным тренером Ириной Гранатуровой. Уже четыре года останавливаюсь в Челси, обожаю этот район. Всем шучу: у Абрамовича. Эту гостиницу я очень люблю, люблю жить там, где мне нравится атмосфера, американские тридцатиэтажные башни не по мне. Здесь до метро близко, две остановки до центра. По улицам приятно ходить, по магазинам, рестораны хорошие.

– Многие предпочитают снять дом рядом с кортами…
– Я знаю, но я не могу жить рядом со стадионом. После матча мне, чтобы отдохнуть, надо полностью отключиться от тенниса. А если жить в уимблдонской деревне, то там никуда даже не прогуляешься, всё о теннисе напоминает.

– Что скажете про следующего соперника?
– Это Бетани Маттек. Я с ней не играла, но наслышана много, она всё крутит, вертит, кричит, рычит на корте – целый спектакль. Посмотрим, поборемся...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →