Константин Кравчук
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Даниил Сальников

Кравчук: Фоньини не отдал мне майку «Спартака»

Константин Кравчук – об обновлённом SPb Open, матче Кубка Дэвиса в Иркутске, опыте игры на турнирах «Большого шлема» и любви к «Спартаку».
24 сентября 2015, четверг. 13:00. Теннис
Константин Кравчук последним из россиян стартовал на St. Petersburg Open-2015 и первым из них завершил соревнования. В квалификацию он не успел из-за участия в матче Кубка Дэвиса Россия – Италия, в основную одиночную сетку ему не хватило wild card, а в парном разряде вместе с Евгением Донским он проиграл в среду другому российскому дуэту – Андрей Рублёв / Михаил Южный – 3:6, 6:2, [5:10]. В интервью «Чемпионату» теннисист рассказал о возвращении из Иркутска, опыте выступления в челленджерах и на турнирах «Большого шлема», о семье, любви к «Спартаку» и как Фоньини перешёл ему дорогу в охоте за майкой Боккетти.

— Константин, на сайте ATP турнир в Санкт-Петербурге прописан как один из самых ваших любимых. Это и сейчас так?
— Да. Мне всегда нравилось сюда приезжать. Сейчас тут другая арена, она стала даже лучше, чем была. Стадион, который был до этого, всё-таки был старый. Сейчас новая, модернизированная арена. Время идёт, и стадионы должны обновляться.
Тяжело было, потому что это был для нас, для нашего поколения, первый раз, когда мы играли за выход в Мировую группу Кубка Дэвиса. К тому же мы играли у себя дома, надеялись, что сможем преодолеть этот барьер, были шансы, но не сложилось.

— Каковы условия для игроков – раздевалки, тренажёрные залы?
— Всё на высшем уровне – и раздевалки, и тренажёрный зал, есть и два тренировочных корта, ресторан для игроков, транспорт, гостиница – всё здорово.

— Как вы себя чувствуете после перелёта из Иркутска? Хоть вы последним из ребят вышли на корт в Питере, но всё равно времени не так много прошло после матча Кубка Дэвиса с Италией.
— Да, вы правы. Это наша жизнь такая, что у нас перелёт на перелёте, приходится приспосабливаться. Наша страна такая большая, что мы можем лететь, допустим, 6 часов, и всё равно будем оставаться в своей стране, не пересечём никаких границ. Естественно, акклиматизационный фактор был. Мы сейчас играли тут вечером, а там уже глубокая ночь по Иркутску, поскольку пять часов разница. Но каких-то уж супертяжёлых условий для себя я не чувствую.

— С каким психологическим грузом вы вернулись из команды?
— Тяжело было, потому что это был для нас, для нашего поколения, первый раз, когда мы играли за выход в Мировую группу Кубка Дэвиса. К тому же мы играли у себя дома, надеялись, что сможем преодолеть этот барьер, были шансы, но не сложилось. Например, у нас в паре не получилась концовка матча – два тай-брейка, которые мы проиграли в третьем и четвёртом сетах. В четвёртом мы вообще вели по геймам 4:1. На следующий день Тимур тоже проиграл Фоньини два тай-брейка. Но это теннис. Мы всё ждали, что у него скажется акклиматизационный период, поскольку он прилетел только во вторник, а в среду только начал играть после Америки. Но он не дал нам шансов, так скажем.

— Чувствовался ли высокий уровень сборной Италии по сравнению с предыдущими командами в этом розыгрыше?
— Ну, с испанцами тоже чувствовался уровень, там просто так сложилось, что удача была на нашей стороне. А здесь мы не видели только Сеппи в матчах. Болелли был по зубам – Тимур его достаточно легко обыграл в первом матче, да и в паре он выпадал. А вот по поводу Фоньини чувствовалось, что это такой игрок, у которого есть что-то, что заставляет его побеждать именно в решающих моментах. Так мы играли ровно-ровно, а как только решающий момент, так он сразу очень здорово играл, в том числе и принимал. Чувствовалось, что человек в этом году три раза обыграл Надаля.

— Можете это его качество, за счёт которого он побеждал в решающие моменты, как-то описать словами?
— Это вера в себя до конца, видимо. Плюс у него есть, конечно, способности в плане тенниса – чувства мяча, удар и так далее. Наверное, это чемпионский характер, человек начинает играть лучше, как только становится сложнее. Такое есть только у самых великих игроков.

— Не обидно ли было, что wild card в одиночную сетку вам в Питере не досталась?
— Ну их было только три, а претендовали четверо, а то и пятеро ребят – ещё и Карен Хачанов хотел сыграть. Ну, тут как сложилось, так и сложилось. Спасибо, что в паре дали! (Смеётся.)

— Как сегодня складывалась для вас игра в паре?
— Я считаю, что это были американские горки для всех четверых игроков. Этот матч даже трудно как-то проанализировать нормально. Уровень игры был, так скажем, средний или даже чуть ниже среднего. Повели сразу с брейком, потом проиграли свою подачу, во втором сете легко выиграли 6:2, а потом на чемпионском тай-брейке уступили 5:10. Ну, то есть все играли с большими перепадами.

— Евгений Донской говорил, что чувствуется, как вы всё лучше сыгрываетесь в вашем дуэте.
— Ну конечно! Чем больше играешь, тем лучше чувствуешь партнёра, лучше чувствуешь игру вдвоём. Плюс когда общаешься постоянно в команде, как мы вот сейчас в Иркутске. Это преимущество того, что мы играем не в Москве, а в регионах, потому что туда приезжаешь, живёшь в гостинице, все вместе. А в Москве всё-таки каждый дома. Только ближе к матчу мы переезжаем в гостиницу, но всё равно всё время друзья, знакомые звонят, всё время какая-то суматоха. А здесь разница во времени, все спят или наоборот все проснулись, и все вместе находимся компактно. Это преимущество.

— Вы туда семью не возили?
— Нет. Семья туда не смогла поехать, я там один был.

— Зато в Питер жена с ребёнком приехали.
— Да, сейчас мы сюда приехали, вместе.
Тот, кто работает в офисе, знает, что он придёт, сделает свою работу и будет за это вознаграждён. А здесь ты можешь всё отлично сделать, но в итоге проиграть матч.

— Как успехи у дочки?
— Отлично всё. Ей понравилось. Когда музыка играла на стадионе – она танцевала. Ей это весело, пока она не понимает, что происходит на корте. Ей нравится только, что там папа на корте – бегает чего-то там, играет.

— Не водили её в игровую комнату? Она тут пользуется спросом у детей.
— Нет, мы были не в курсе. А сейчас уже всё равно не успеем. Думаю, что завтра уже поедем домой.

— Какие у вас турниры намечены дальше?
— Сейчас у меня будет серия из трёх челленджеров – в Турции, Бельгии и Узбекистане. А потом не знаю, буду ли играть Кубок Кремля. Посмотрим.

— Получается, вы будете несколько недель подряд играть.
— Да, так получилось, что из-за Кубка Дэвиса я пропустил две недели – неделя подготовки, неделя самого матча, и здесь у меня была только пара. Получается, у меня выпало три недели одиночных турниров. Поэтому я постараюсь сейчас побольше сыграть в одиночке, наверстать.

— Про ближайший челленджер в Турции Донской как раз нам говорил, что всех игроков предупредили о какой-то опасности.
— Да, там написали, что в этом регионе какая-то высокая вероятность криминала. Не знаю. Я думаю, что турнир бы отменили, если бы была большая угроза. Просто всех предупредили, чтобы старались на улице поменьше появляться без сопровождения и далеко от отеля не уходить.

— Как вам играется в этом туре челленджеров?
— Там разные есть места. Есть и очень хорошие турниры, иногда даже на уровне ATP, если даже не лучше. Среди турниров ATP тоже иногда бывает не такая хорошая организация, как на некоторых челленджерах. Приходится пока там играть, пока такой по рейтингу. Как только станешь выше, то естественно будешь играть только в ATP.

— Шамиль Тарпищев много раз заявлял, что он хочет вас настроить только на выступление в паре. Между тем вы в одиночке сейчас близки к повторению своего лучшего результата.
— Знаете, почему-то у меня так складывается, что в прошлом году я хуже играл одиночку на турнирах, зато пару лучше играл. В этом году всё наоборот. Никак не получается это всё совместить. Естественно, как только ты лучше стал играть в одиночке, а там ещё больше сил затрачивается, то уже стараешься поменьше играть пару, чтобы восстанавливаться лучше. Если взять турниры «Большого шлема», то ты там через день играешь, а на недельных турнирах ты играешь все матч подряд. Тем более если там жара или другие какие-то тяжёлые условия. Приходится чем-то жертвовать.

— В прошлом году вы впервые пробились в основную сетку турнира «Большого шлема» через квалификацию – на Уимблдоне, а в этом – на US Open. Какой опыт вы получили?
— Всегда приятно играть на «Большом шлеме». Даже если ты проиграл в квалификации, то всё равно там играют, получается, топ-250 лучших игроков мира. Уже на стадии квалификации ты можешь попасть на 110-ю или 120-ю ракетку мира – это очень близко к сотне, это всё очень сильные ребята. И когда ты проходишь этот квалификационный турнир – это три выигранных матча с такими сильными игроками, то, естественно, тебе это даёт заряд положительных эмоций и заряд уверенности перед следующими турнирами.

— Опыт пятисетовых матчей помогает вам?
— Естественно, потому что ты больше играешь, и после этого больше физически готов к скоротечным матчам, из трёх сетов. То есть ты не будешь потом так уставать в третьем сете, как раньше. Потому что сыграв четыре или пять сетов, у тебя в трёх сетах не будет уже такой усталости, как раньше.

— Видите, что вам нужно ещё прибавить, чтобы подтянуться к уровню ведущих теннисистов?
— Теннис – такой вид спорта, что не всегда от тебя всё зависит. Потому что кто-то может лучше тебя сыграть именно в этот день, даже если ты покажешь свои максимальные возможности. Даже Федерер проигрывает. Допустим, он показывает максимум, а тут рядом Джокович (смеётся). А бывает, что Джокович хорошо играет, но всё равно его Федерер обыгрывает. Это очень тяжёлый момент для любого теннисиста.
Потому что тот, кто работает в офисе, знает, что он придёт, сделает свою работу и будет за это вознаграждён. А здесь ты можешь всё отлично сделать, но в итоге проиграть матч. Так что приходится с этим мириться.

— В профайле ATP значится, что вы любите футбол и болеете за «Спартак».
— Да, я слежу за каждым матчем. Сейчас тем более хочется сходить хотя бы на один матч, потому что сейчас там открыли новую арену. Я сегодня разговаривал с Фоньини – я его очень давно знаю, мы постоянно общаемся. И у него есть знакомые в «Зените» и «Спартаке» — он дружит с Кришито и с Боккетти. Я попросил у него телефон Боккетти, потому что он мне обещал майку. Тот на прошлом Кубке Кремля приходил к Фоньини и отдал свою майку. И я ему говорю: «Зачем тебе майка? Ты всё равно болеешь не за «Спартак»! Ты там не знаешь ни одного футболиста, кроме Боккетти». А он ответил: «Нет-нет. Это майка всё равно мне». Поэтому я попробую ему сейчас позвонить, что-то про билеты узнать, может, и майку мне подарит. Очень хочу на новый стадион сходить. Одна статуя гладиатора высотой 25 метров чего стоит.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 16
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →